Мечты сбываются

Размер шрифта: - +

Не знаю кто ты, но я тебя побрею!

1 января. Мужик подходит к зеркалу, долго

проникновенно смотрит на свое отражение и говорит:

- Не знаю кто ты, но я тебя побрею!

Анекдот.

 

- Смотри, труп! - радостно провозгласил звонкий детский голос рядом со мной.

От его энтузиазма и громоксти виски тут же заломило и первую минуту я даже не сообразила, что объектом детского овсторга стала я. Осознание пришло только тогда, когда кто-то ткнул меня пальцем в бок, заставляя зашипеть от  раздражения и сквозь зубы пообещать мелкому засранцу надрать задницу и за ухо отвести к родителям. Говорящий труп вызвал еще больше эмоций и детвора (их, судя по звукам оказалось человек пять) с громким визгом разбежалась в разные стороны.

Открыв глаза, я тут же снова зажмурилась - солнце было по летнему яркое и нещадно слепило. Перед глазами тут же заплясали разноцветные круги, а головная боль свилась вокруг лба раскаленным обручем, вызывая легкий приступ тошноты. Так плохо мне не было даже после встречи нового года в годы учебы в универе...

Стоп! А с чего вдруг у меня похмельный синдром? Что вчера было то?! Фантазия услужливо подкинула парочку десятков вариантов. Самый оптимистичный намекал на визит подружки с алкоголем  и личной трагедией, которую непременно нужно было запить, пессимистичный - я напилась с горя и от одиночества. Пришлось открыть таки глаза, чтобы осмотреться и понять какой из вариантов мне подходит. Не поверите... Никакой! После увиденного даже мое тренированное многочасовым выдумыванием сюжета новых романов воображение впало в ступор. Вместо моей однушки вокруг меня вдруг вырос город. Такой средневековый, как с картинок в интернете. Дома были двухэтажные, довольно узкие, жмущиеся друг к другу боками и крышами. Первые этажи из камня, вторые, похоже, деревянные. Пожалуй от картинок отличало только то, что пышных цветов в горшках и разноцветных ставень тут не было. В смысле ставни были, и горшки тоже, но вместо цветов из них торчало что-то подозрительно напоминавшее петрушку и укроп, а двери и окна были совершенно не крашеными.

- Чего расселась? - сердито прикрикнула на меня полная женщина, появившаяся в дверях соседнего дома. - Чего вообще сюда пришла? В нашем квартале таких как ты не жалуют, так что топай подобру поздорову! Ишь, сидит тут глазами сверкает!

Я даже не нашлась что ответить. Хотя бы потому что не понимала чего от меня хотят и за кого принимают. Из окна того же дома, откуда вышла негостеприимная тетка, выглянул бородатый мужик, рыжий, как лис. 

- Чего расшумелась? - поинтересовался он у женщины, перевел взгляд на меня и... залип.

Не сказать, что бородач был в моем вкусе, скорее даже он был олицетворением моих кошмаров о семейной жизни, но взгляд глаза в глаза у нас получился проникновенный. Или не в глаза? Я проследила за направлением мужского взгляда и тоже залипла. Собственно неподдельный интерес у рыжего вызвала моя грудь. Пышная, упругая... мать моя женщина... откуда ж такое богатство то?! Меня ж еще со школьной скамьи доской дразнили из-за худобы и чисто символического бюста, служившего не столько подтверждением моей принадлежности к женскому полу, сколько небольши таким намеком, что, мол, вот она, возможно, девушка, но прежде чем целовать проверь ниже!

- Ах ты охальник! - похоже тетка тоже проследила за взглядом. - А ну засунься! А ты, вертихвостка, вали отсюда, пока я тебе лохмы не повыдирала! Пришла тут мужей наших с пути истиного сбивать!

Вот ей-богу, я сейчас не знала как воспринимать ее слова. То ли обидеться, то ли возгордиться! Да на меня отродясь никто с таким вожделением не смотрел! Впрочем, проверять серьезность намерений тетки я не стала - ни разу в жизни ни с кем не дралась, так что она меня одной левой нокаутирует. Все тело нещадно ломило, как после простуды, а голова немного кружилась. Отойдя подальше от негостеприимной семейки, я, наконец, вышла из морального ступора и впала в истерику.

Нет, а вы чего хотели то? Я, конечно, часто писала и читала про попаданок, но никогда в это не верила! А тут вдруг... Сердце колотилось, сбивая дыхание, щеки пылали, да, кажется, все тело пылало, голова была как в тумане, руки тряслись, ноги подкашивались. Думать о том как я сюда попала и куда это сюда совсем не получалось, зато откуда-то из глубины сознания скреблось желание найти зеркало и посмотреть во что я превратилась, не с проста же у меня бюст, как у порно актрисы вырос. Вырос... Дай Бог, чтоб больше ничего не выросло - я этого не переживу!

Истерика прорвалась наружу хихиканьем, заставив редких прохожих шарахнуться в стороны. О, как я их понимаю. Сама от себя шарахнулась бы, если бы умела раздваиваться! Как назло нигде по улице мне не попалось не только зеркала, но и даже стекла, способного отразить мой новый облик.  

Улица пару раз свернула и вывела меня на большую площадь, полную народа. У них тут праздник или революция? Хотя какое мне дело - главное найти зеркало! Истерика уже подкатывала к самому горлу, а во время истерики, как известно, девушки далеки не то что от общепринятой логики, а даже от присущей им женской. Вот и я сейчас увидела сквозь толпу отблеск струй фонтана и рванула к нему как верблюд после марафона по пустыне. Даже не сообразила сразу, что народ передо мной расступается. Впрочем, через пару минут стало понятно почему - из немного позеленевшей воды фонтана на меня смотрела... эльфийка? Ну не знаю, уши были в наличии, топорщились их-под копны черных волос, уложеных в какую-то сложную прическу из косичек и камней. Глаза, как их там, миндалевидные, только странные какие-то, ни зрачка ни радужки, переливающаяся глубина сине-голубого с золотыми всполохами. Ресницы такие, что при моргании касаются щек и густющие, как зубная щетка. И вся я такая изящная, фигуристая... И вся я такая... не я!

Визг пронесся над площадью, заставляя людей шарахнуться в стороны, а бортик фонтана треснуть. Кажется это становится моим излюбленным способом избавиться от стресса. Как ни странно, но после вопля мне полегчало настолько, что я смогла разжать пальцы и отпустить искрошеный край бортика.



Наталья Мелиоранская

Отредактировано: 23.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: