Медь, сталь и бутылка рома

Размер шрифта: - +

Глава 3

Поезд на Лондон. 


В купе сидят Бен и Том в школьной форме. Их пиджаки расстегнуты, Бен рассеянно ест шоколадку, не отрываясь от страниц «Таймс».
Том, ухмыляясь, смотрит на друга.
- Знаешь, Бен, я так и представляю тебя лет через двадцать. Заведешь себе слугу, который станет подавать тебе чай, будешь вставать по утрам и точно так же будешь читать по утрам «Таймс». 
Бен поднимает на него удивленные глаза и отвечает серьезно:
- Конечно же, Томас, надо же понимать, что произошло в мире за последние сутки. Да и папа наверняка захочет обсудить с нами последние новости. Я, конечно, не все тут понимаю, но пытаюсь вникнуть. Ну и да, слуга, вероятно, мне понадобится, особенно если я женюсь. Должен же будет кто-то помогать супруге по хозяйству, чтоб ей не пришлось все делать одной.
Том закатывает глаза.
- Ты сейчас как никогда выглядишь занудным аристократом. Не обижайся. Впрочем, - он пожимает плечами, - это логично. Даже моя мама, уж на что не любит чужих на кухне, и то наняла помощницу по дому. 
Он некоторое время молчит, затем неуверенно спрашивает.
- А твои родители точно не против, что я еду?
Бен складывает «Таймс»:
- Ну конечно, дорогой друг! Они же сами написали, что были бы рады познакомиться с вами. Мне кажется, вас что-то заботит, почему? Вы же куда общительнее меня и легко сходитесь с людьми!
Том пожимает плечами.
- Ну я не знаю… А твой отец очень строгий? А мама? Какие они? Я, честно говоря, - он взъерошивает волосы, - боюсь, что не понравлюсь им… Или что поведу себя как-то не так. Ты вот рассказываешь, что твой отец обсуждает с тобой новости, а вдруг он и меня спросит, а я не смогу как-то разговор поддержать.
- Ну он же понимает, что вы младше и наверняка сделает на это скидку, – Бен окончательно откладывает газету. – Не знаю, какие они, мне не с чем особо сравнивать. Папа строгий, но… Он и пошутить любит. Он сдержанный довольно, говорит мало, но всегда по делу. И он очень умный. Он знает абсолютно все и очень не любит, когда ему лгут. Он всегда так повторяет: «Морбери не лгут». Но он добрый и бояться его нечего. Его кстати зовут Родерик. А маму – Роза. Мама тоже очень, очень добрая. И ласковая. И нежная. Она очень любит готовить, и она очень обрадовалась, узнав, что ты сластена, ей хочется тебя побаловать чем-то вкусным. А еще она очень любит свой сад и розы, поэтому если ты похвалишь ее цветы – станешь ее лучшим другом. Она хорошо играет на пианино и поет. И она очень красивая. Мне кажется, ты не можешь повести себя так, чтобы им не понравится. Ума не приложу, что ты должен сделать для этого.
- Родерик? – переспрашивает Том. – Очень необычное имя? – он вздыхает. – Я просто очень хочу произвести хорошее впечатление, они же твои родители, Бен. А вдруг они запретят тебе со мной дружить, если я им не понравлюсь.
- Это и одно из моих имен, если ты помнишь, - улыбается Бен. – Запретить? Нет, я не могу себе этого представить. Не помню, чтобы мне что-нибудь запрещали вообще когда-нибудь. Отец только объясняет, что в том или ином поступке дурного – и я сам не хочу больше это делать. У него должны быть веские основания, чтобы отозваться дурно о тебе, но я их не вижу. За этот учебный год, что мы общались, я не нашел в тебе изъянов достаточных для того, чтобы прекратить нашу дружбу. Полагаю поэтому, что у отца не найдется повода не рекомендовать мне продолжать общение с тобой.
- Ну знаешь, Бен! – обиженно говорит Том. – Ты так говоришь, словно оценивал, достоин ли я дружбы с милордом. А у меня же есть недостатки, в конце концов…
Бен в некотором замешательстве теребит конец галстука:
- Томас, я вовсе не хотел вас обидеть, простите меня. Вы знаете или должны знать, что нашу дружбу я ценю превыше всего и вовсе не ценю так свою персону, чтобы думать, что кто-то может быть меня недостоин. Но вы понимаете, что я, как и любой другой человек, оценивал ваше поведение, ведь должен же был я понимать, не ошибся ли в вас и действительно ли вы обладаете всеми теми замечательными качествами, которые я увидел в вас с самого начала… Уверен, что и вы так же размышляли обо мне. Разве нет?
- Хм, - задумывается Том и слегка краснеет. – Да, дорогой друг, простите, я вас неверно понял. Вы конечно правы, все мы оцениваем друг друга… И если видим что-то нелицеприятное, серьезно задумываемся над тем, имеет ли смысл продолжать дружбу. Я ведь и сам вел себя точно так же, оценивая тебя. Черт, Бен, и не надоедает тебе все время быть правым? – со смехом спрашивает Том. 
- Я вовсе не всегда прав, - серьезно отвечает Бен, - просто я стараюсь всегда отвлечься от сиюминутных желаний и эмоций – в данном случае от всепоглощающего желания иметь такого прекрасного друга, как вы, - и принимать решения, основываясь на фактах. Этому, в частности, учил меня отец.
Том вдыхает.
- Ну мне до этого далеко. Я частенько делаю то, что влетает мне в голову, совершенно не думаю. Но я от всей души надеюсь, что не смотря на это, я твоим родителям понравлюсь. 
- Научитесь, я уверен! – ободряет его Бен, - И еще я уверен, что вы очень им понравитесь.


Вокзал Виктория. Лондон.
От только что прибывшего поезда расходятся пассажиры. Из вагона выходят Бен и Том, таща за собой вещи.
Том с интересом оглядывается.
- А кто нас будет встречать? – спрашивает он. – Твой отец? 
- Нет, - вздыхает Бен, - папа приезжает из командировки только завтра.
Он приветственно вскидывает руку молодому мужчине, почти юноше, лет девятнадцати, одетому в строгий костюм с гладко зачесанными волосами и добрыми карими глазами. Увидев мальчиков, он расплывается в улыбке и спешит к ним, пробираясь через толпу.
- Милорд Бенедикт! – говорит он радостно. - Счастлив видеть вас. Позвольте ваш чемодан. И ваш…
- Это мой друг, Томас Оливер Грин, - подсказывает Бен, - здравствуйте, Ричард!
- Спасибо, милорд. Давайте мне ваши вещи, мистер Грин. Наслышан о вас от миледи и рад знакомству! – приветливо кивает мальчику Ричард.
Том ошарашено смотрит на Бена.
- Милорд?! – тут же спохватившись, он говорит. – Здравствуйте, э…. Ричард? – он смущенно смотрит на Ричарда. 
Совершенно растерявшись, он отдает Ричарду свой чемодан. Друзья идут следом за Ричардом к машине. 
- Он зовет тебя милордом? – страшным шепотом спрашивает Том.
Бен морщится.
- Я же говорил, не люблю, когда меня зовут милордом. Это придает отношению ко мне людей оттенок феодализма. Но как еще ему меня звать? Думаю, до обращения «сэр» я еще не дорос, не так ли?
- Обалдеть… - Том таращится то на Бена, то на Ричарда. – Нет, я конечно знал, что ты из аристократической семьи, но как-то… ну не ожидал, что все вот так… - он издает нервный смешок. – У нас дома как-то все попроще, - признается он наконец.
- Ну… - теряется Бен. - Это же ничего для тебя не меняет, я надеюсь? Это просто… Просто традиция, вот и все. Я же ничем от тебя не отличаюсь. Просто у нас дома так заведено, а у вас иначе, вот и все, верно?
- Да нет конечно, - встряхивает головой Том. – Просто это непривычно, - наконец говорит он. – И как-то неожиданно. Не обращайте внимания, дорогой друг, я привыкну, - он хмыкает.
- Я надеюсь, - улыбается Бен.
Они доходят до машины, Ричард открывает перед мальчиками заднюю дверь, убирает багаж и садится за руль.
- Ну вот, скоро будем дома, милорд Бенедикт! – улыбается он.
- Скорей бы, - кивает с улыбкой Бен, - как здоровье мамы? 
- Миледи здорова, и дома все благополучно. Она не поехала встречать вас, так как следит за приготовлением грандиозного пира к вашему приезду, милорд Бенедикт, - Ричард заводит мотор и выезжает со стоянки.
- Ох, мама, - нежно качает головой Бен.
Том нервно выдыхает.
- Я как никогда чувствую себя шотландским деревенщиной, - хихикает он тихо, так чтобы слышал только Бен.
Бен прыскает со смеху.
- Ну ты и дурак, Томас Грин, - откликается он так же тихо. - Прекрати сейчас же.
Миновав Лондон, машина выезжает на шоссе, ведущее в Оксфорд. Наконец они проезжают городок Юэлм – тихие узкие улочки, главную площадь, старинную церковь, во дворе которой стоит поросший мхом кельтский крест, выезжает за его пределы, минует поле, сворачивает на боковую дорогу, проезжает большую рощу из высаженных по обеим сторонам дороги больших раскидистых дубов, в конце которой становится виден большой дом из красного кирпича, в котором явственно угадываются черты тюдоровской эпохи, но кое-где проглядывают средневековые элементы. Ричард въезжает в большие кованые ворота и, проехав по дорожке, усыпанной гравием, останавливает машину у парадного входа. Легко выскочив из машины, он открывает дверцу и с улыбкой говорит мальчикам:
- Добро пожаловать домой, милорд Бенедикт! Добро пожаловать в Юэлмское аббатство, мистер Грин!
- Спасибо… - Том ошарашено оглядывает дом. - Ну ничего себе, Бен! Это же настоящая историческая древность! Круто! Ого, там такой парк! Так это раньше было аббатство? Обалдеть…. - Он делает шаг вперед. - И пруд есть, да, - он всматривается в парк.
- Что? – Бен с удовольствием потягивается. - А, да, тут было средневековое аббатство, от него только часовня сейчас сохранилась. Спасибо, Ричард!
- Я отнесу вещи в ваши комнаты, милорд! – улыбается Ричард.
Бен косится на друга и просит юношу шепотом:
- Ричард, а давайте вы не будете звать меня милордом при нем! Пожалуйста!
- Как вам будет угодно, милорд Бенедикт! – кивает Ричард, подхватывает чемоданы и идет дому.
Том с интересом оглядывается.
В этот момент из дома выбегает красивая светловолосая молодая женщина, одетая в лавандового цвета платье с цветочным узором. Ее волосы заплетены в простую косу, которая свисает между лопаток. 
- Бенни, - вскрикивает она и распахивает объятия сыну. - Мальчик мой, наконец ты приехал.
- Мамочка! – обрадованно улыбается Бен, бежит ей навстречу и крепко обнимает ее. - Я так скучал! Я тебя вспоминал каждый день! Ты получила мое последнее письмо? А как твои розы в беседке, ты писала, что они заболели? Ты дочитала ту книгу? У тебя все хорошо? Мама! – он целует ее в щеку.
- И я скучала, маленький мой, - миссис Морбери расцеловывает сына. - Дай я на тебя посмотрю! Ты так вырос, и все больше похож на отца. У меня все хорошо, но это неважно. Как ты, Бенни? Как школа? Как уроки? Ты хорошо питался? А как твое здоровье? После того случая приступов больше не было? - она снова целует сына.
- Нет, мам, приступы все реже и реже, не волнуйся… - Бен отводит глаза и слегка краснеет.
Миссис Морбери пристально смотрит на сына, с легким укором качает головой, затем снова целует в макушку и крепко прижимает к себе. Оторвавшись от него, она смотрит на Тома.
- А это твой друг, Томас Грин, верно? 
- Добрый день, миссис Морбери, - смущенно улыбается Том. - Очень приятно познакомиться.
- И мне очень приятно, Томми, - миссис Морбери приветливо улыбается. - Могу я тебя так называть? Ну что же вы стали на пороге, мальчики. Идемте. Вы голодны? Впрочем, о чем я. Конечно после такой дороги, вы хотите есть.
Они входят в дом. В просторном холле, стены которого обшиты темными деревянными панелями, стоит немногочисленная прислуга и высокая пожилая женщина, одетая в строгое черное платье. Ее седые, почти белоснежные волосы убраны в пучок. Она окидывает мальчиков пристальным взглядом серых глаз, подходит к Бену и с улыбкой подает ему руку. Тот, явно робея, целует ее:
- Здравствуй, бабушка!
- Здравствуй, Бенедикт! Как учеба, дорогой?
- Все хорошо. Я закончил класс с отличием.
- Прекрасно. Твой отец будет доволен! – она поднимает задумчивый взгляд на Тома.
- Это мой школьный друг, Томас Оливер Грин! – спохватывается Бен, - Томас, моя бабушка, Лиана…
- На этом хватит! Имени достаточно! – прерывает его Лиана, изящно взмахнув рукой. - Ты и так напугал бедного мальчика всем этим, хочешь добить его соблюдением всех правил этикета? – она заговорщицки улыбается мальчику. - Ведь он не предупредил тебя ни о доме, ни о парке, ни о слугах, верно, Том?
Том ошарашено качает головой, затем спохватываясь говорит.
- Ну… я не ожидал такого, - он тоже улыбается. - Бен умеет огорошить. Но у вас здорово, миссис…. Э… - он запинается и, покраснев, нерешительно заканчивает. - Лиана…
Лиана довольно кивает.
Миссис Морбери с улыбкой закатывает глаза.
- Не обращай внимания, Том, ты привыкнешь, - говорит она. - Дом только кажется большим, он очень уютный.
- О, мне уже нравится, - с энтузиазмом кивает Том. - Очень красивый.
- Вы наверно хотите переодеться и умыться с дороги, - спохватывается миссис Морбери.
- Да, мам, а можно я сам покажу Томасу его комнату? Ты же распорядилась разместить его в спальне, соседствующей с моей, как мы и договаривались, да? – улыбается Бен.
- Конечно, милый, - нежно гладит сына по голове миссис Морбери. - Ступайте. Томми, и не стесняйся, если тебе что-то понадобится.
- Хорошо, - жизнерадостно улыбается уже взявший себя в руки Том. - Спасибо большое, миссис Морбери!
Мальчики убегают вверх по лестнице. Лиана задумчиво хмыкает:
- Уже «Томми», Роза? Я все расскажу Родерику!
Миссис Морбери весело улыбается.
- Такой чудесный мальчик, Лиана. Как хорошо, что у Бенни появился друг, он иногда такой стеснительный бывает, я боялась, что он так и не подружится ни с кем. И иногда думала, что он… что ему не хватает брата или сестры… - неловко заканчивает она с печальным вздохом.
- Перестань! – решительно обрывает ее Лиана и берет за руку. - Ты ни в чем не виновата. И в том, что Бенедикт один, есть для него и свои плюсы. И всего ему хватает. И Родерику тоже. Мало ли, что случилось, главное, что вы все любите друг друга. В конце концов, у тебя есть сын – а кто-то не имеет и этого!
- Да, - миссис Морбери с благодарностью пожимает руку свекрови. - У меня есть сын. И Родерик. И вы тоже. Просто… иногда приходят грустные мысли, - она вздыхает и продолжает уже бодрее. - Но главное, что мы все вместе. А завтра наконец вернется Родерик. Я так соскучилась. Лиана, когда ваш сын уже прекратит геройствовать? - с шутливой укоризной спрашивает она.
- Никогда! – смеется Лиана. - Он же Морбери! Позерство у нас в крови. – Наверху слышится глухой удар и мальчишеский хохот, женщина поднимает голову и задумчиво улыбается. - К приезду Родерика они, похоже, разнесут дом… Том Грин… Твоя мама бы сошла с ума, узнав, что у твоего сына такой друг. Только подумай! Наверняка он ходит в джинсах и жует жвачку!
- Бенедикт писал, что он шотландец и его родители - разбогатевшие фермеры, - смеется миссис Морбери. – Это маму добьет. – Она прислушивается. – Пусть веселятся, мне он нравится, очень милый и вежливый. Надеюсь, они с Бенни будут дружить и дальше. Идемте в столовую, Лиана. Подождем их там. 
- Идем, дорогая, - Лиана берет невестку под руку, и леди, отпустив прислугу, отправляются в столовую.



Ольга Костылева

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться