Медь, сталь и бутылка рома

Размер шрифта: - +

Глава 33

Юэлмское аббатство. К парадной двери по подъездной дорожке лихо подкатывает грузовичок. Из кабины вылезают Бен и Том и вытаскивают свои вещи. 
- Спасибо, мистер Гроув, - улыбается Бен, - просто счастье, что мы встретили вас в Чолси. Может быть, я отдам вам деньги? Хотя бы за бензин!
- И не вздумайте, милорд! – жарко протестует водитель – добродушный поджарый старик в красной бейсболке, - Я был рад компании, тем более такой. Передавайте мое почтение вашему батюшке!
- Спасибо большое, мистер Гроув, - благодарит и Том.
Старик заводит мотор и отъезжает. Улыбка Бена меркнет, он тяжело вздыхает:
- Ну, Томас... Вот мы и приехали...
Том сочувственно смотрит на друга.
- Ну не стоит затягивать? – неловко предлагает он. – В конце концов, чем скорее вы поговорите... Ну и с родителями вы давно не виделись.
В этот момент дверь распахивается, и на крыльцо выскакивает миссис Морбери. Она словно не веря смотрит на сына и кидается к нему.
- Бенни, мальчик мой! – она бросается к нему и крепко обнимает. – Сыночек! Боже мой, неужели это ты! Что же ты не предупредил, я бы отправила Ричарда встретить тебя!
Бенни! – она расцеловывает его, отрывается и поворачивается к смущенному Тому.
- Томми! И ты приехал! Как замечательно! Я так скучала, иди ко мне, милый! – она заключает Тома в объятия.
- Я тоже очень рад, миссис Морбери, - смущается Том.
- Ну что же вы не позвонили, негодники, - миссис Морбери снова обнимает сына. – У меня же ничего не готово, я бы вас встретила! Ох мальчики....
- Мама... - чрезвычайно смущенный Бен нежно целует мать в щеку. - Да мы не хотели никого беспокоить... Доехали на поезде до Чолси, а там хотели такси взять – да нам на
счастье мистер Гроув провожал племянника на поезд. Он нас и подвез... А мы как-то внезапно решили приехать... Да и не надо нам ничего такого, мамочка...
- Ну как же не надо! – ахает счастливая миссис Морбери. – А ваши самые любимые вкусности? Вы же наверно голодные, мальчики? О Бенни, я так рада тебя увидеть, я очень
соскучилась! И отец будет счастлив! Как ты, дорогой? Ты здоров? С тобой все хорошо? Томми, милый, как в школе?
- Все прекрасно, миссис Морбери, спасибо, - отвечает Том. – Я закончил год неплохо, не идеально конечно, но оценки хорошие.
Бен растерянно отмалчивается.
- Ты просто умница, милый, - миссис Морбери приобняв сына ведет юношей в дом.
- Милорд! Мистер Грин! – дворецкий с радушной улыбкой забирает у Бена и Тома их вещи.
- Бенедикт! Томас! Какая приятная неожиданность! – из кабинета выходит подтянутый, улыбающийся мистер Морбери. Он окидывает сына внимательным взглядом и слегка
хмурится. Все же он подходит к Бену и обнимает его:
- Я рад твоему приезду, мальчик мой!
- Я очень рад вернуться, - глухо отзывается Бен, обнимая отца.
- Томас! С приездом! – мистер Морбери поворачивается к Тому. - Как поживают ваши родители?
- Здравствуйте, мистер Морбери, - говорит Том. – Они в порядке, спасибо. Передавали вам свои наилучшие пожелания.
- Мальчики, вы голодные? – торопливо спрашивает миссис Морбери. – Я попрошу подать что-нибудь. Есть картофельная запеканка или может вы хотите ростбиф?
- Ну что вы, миссис Морбери, - смущается Том. – Не стоит беспокоиться.
- Какое беспокойство, милый, - улыбается миссис Морбери. – Идите наверх, переоденьтесь, и спускайтесь. Как раз накроют на стол. Я же знаю, вы наверняка не поели.
- Да я не хочу есть... - Бен нервно сглатывает.
- Ну вот еще, - всплескивает руками миссис Морбери, - тебя в твоем Оксфорде, видимо, совсем голодом морят, ты вообще есть отвык. Вон как похудел, и глаза красные...
Бен виновато отводит взгляд.
- Роза! – вмешивается отец, дай мальчикам немного выдохнуть, - Томас, вы пойдите, переоденьтесь. Милая, вели подать обед – пообедаем раньше. Бенедикт, пойдем в кабинет.
Бен ощутимо вздрагивает.
- Да, папа, – отзывается он после секундной паузы.
- Хорошо, Родерик, - миссис Морбери еще раз гладит сына по плечам, не замечая некоторого напряжения. – Как замечательно все-таки что вы приехали. За обедом все расскажете! Томми, переодевайся и спускайся поскорее. Ты тоже что-то похудел, совершенно не следите за собой, мальчики!
Том нервно передергивает плечами, глядя на друга, незаметно кивает ему, желая удачи и направляется вверх по лестнице.

Кабинет мистера Морбери. 
Мистер Морбери входит бодрым шагом, пропускает сына и плотно закрывает дверь. Не предлагая сесть он доходит до середины комнаты, разворачивается к сыну и в упор смотрит ему в глаза:
- Алкоголь, наркотики и женщины, это я вижу, но не думаю, что ты выглядишь таким пристыженным только поэтому. Что стряслось, Бенедикт?
Бен опускает глаза. Повисает молчание. Наконец он начинает глухо:
- Папа, я… Привез с собой… - голос его срывается, он вздыхает и продолжает с отчаянием. Привез документы, которые мне отдали в секретариате… Потому что я… меня… исключили из Оксфорда.
Молчание не нарушается. Бен осмеливается поднять глаза и встречается с потрясенным взглядом отца. Он бледнеет, открывает и закрывает рот, не зная, что сказать.
- Ты… Что? – наконец выдавливает отец. – Сын, ты… Исключен из Оксфорда? Ты?
В глазах Бена появляются слезы, губы начинают подрагивать, но его голос тверд, когда он отвечает:
- Да, пап. Все верно. Меня исключили. Из-за оскорбления преподавателя.
Мистер Морбери делает шаг к сыну, заглядывая в его лицо и спрашивает с сочувствием:
- Он был несправедлив к тебе? Он тебя оскорбил?
Бен качает головой и закрывает лицо руками в приступе стыда.
- Нет, папа. То есть, он был резок… Но это я во всем виноват. Он не любил меня из-за того, что я вел себя заносчиво и он позволил себе высказать нелестный комментарий. А я из-за того, что голова у меня трещала после выпитого, не сдержался и наговорил всякого, - выдавливает он.
- Тебе должны были назначить дисциплинарную комиссию, - отрезает мрачнеющий с каждым его словом отец.
- И ее назначили, - Бен отрывает руки от лица, но не может прямо смотреть на отца и, порывисто вздыхая, рассматривает узор на ковре на полу. – Но я… Провалил ее.
- Ты снова был с похмелья? – холодно спрашивает мистер Морбери.
- Нет, - едва шепчет Бен. – Я принял наркотик. Меня повело. Я чувствовал себя властелином мира и очнулся только тогда, когда члены комиссии уже расходились… Папа, мне так… Стыдно теперь.
Мистер Морбери отходит от Бена и замирает, тяжело опершись кулаками о массивный письменный стол. Повисает долгое тягостное молчание. По щеке Бена катится крупная слеза. Он, едва сдерживаясь, быстро утирает ее ладонью.
- Господи боже, Бенедикт! – с горечью восклицает наконец мистер Морбери, оборачиваясь. – Как же ты мог так поступить? Где была твоя золотая голова?! Где была твоя рассудительность?! Спокойствие и выдержка?! Я и не думал, что ты будешь жить в университете как монах, но губить ради минутного сомнительного развлечения свое будущее?! Серьезно?! И это мой сын?! О, как я разочарован!
Бен с отчаянием кивает на каждую его фразу.
- Я понимаю, отец, - сбивчиво говорит он в ответ. – Я представляю сейчас твои чувства и что ты думаешь обо мне. И ты прав во всем! И я не могу найти слов, чтобы выразить мое сожаление и мою решимость исправить все это. И… Папа, прости меня… - он задыхается и замолкает, чтобы не расплакаться.
Стальной взгляд отца смягчается, он подходит к сыну и кладет руку на его плечо. Глаза, которых сын не видит, поскольку не в силах поднять голову, светятся любовью и сочувствием.
- Я очень зол, Бенедикт, и очень расстроен, - говорит он все же твердым и суровым голосом. – Но наказывать тебя я не вижу смысла. Это суровое испытание для тебя, которое является ответственностью за твои поступки, и ты должен пройти его с честью. И я рад видеть, что ты, по крайней мере, искренне и глубоко раскаиваешься в том, что натворил. Как же ты намерен исправить все это?
Бен глубоко вздыхает и берет себя в руки.
- Оксфорд для меня потерян навсегда, - говорит он глухо. – Но есть другие университеты. В Кембридже тоже хорошая кафедра юриспруденции. Я уеду из дома и буду работать год до вступительных экзаменов, чтобы не сидеть на шее у тебя с мамой. А потом попробую поступить туда. Если ты не против…
- Я не против, - мистер Морбери пару раз легонько хлопает сына по плечу. – Это достойный план. И я надеюсь на твое благоразумие.
- Я не подведу, папа, - отвечает Бен и впервые рискует поднять голову на отца. Тот ободряюще кивает ему.



Ольга Костылева

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться