Медь, сталь и бутылка рома

Размер шрифта: - +

Глава 34

Йоркшир. Дом Гринов. 

Спальня Каллума и Дебра. Дебра в ночной рубашке и халате сидит перед зеркалом и расчесывает длинные светлые волосы, хмурясь и поминутно вздыхая. Каллум выходит из ванной в пижаме, подходит к жене, кладет руки ей на плечи и целует в макушку.

- Ты чем-то взволнована, родная? – спрашивает он.

Она с улыбкой откидывает голову назад, прижимаясь к его животу, но в следующее мгновение снова вздыхает.

- Каллум… Я боюсь за Томми. Он же всегда в рот смотрел этому Морбери. И тот казался серьезным юношей, а теперь… Его выгнали из Оксфорда! А он так спокойно говорит об этом, словно ничего не случилось… Работать он будет! Ну конечно, будто его папочка не будет ему помогать – это же ясно как день! А Томми верит…    

Каллум серьезнеет и со вздохом поглаживает плечи жены.

- Да, милая, я и сам, признаться заволновался, когда услышал про эту историю. Я всегда был доволен этой дружбой. Бенедикт всегда так серьезно был настроен по отношению к будущему делу, казался таким ответственным. Я считал, что такой хороший пример поможет Тому выкинуть из головы эти его глупости насчет актерства и театра. Вот же придумал! – недовольно замечает он. – А теперь оказывается, что мы в нем ошибались, и он похож на обычного мальчишку из богатой семьи, который совершенно не думает о том, как жить и что делать в жизни. Как бы он теперь и Тома не сбил с пути. Я конечно много слышал о его отце, специально расспросил знающих людей. Те всегда говорили, что полковник слывет человеком строгим и принципиальным. Однако сын есть сын. А ну как Том воспримет это как руководство к действию! А ведь ему остался всего год до того, как он должен стать моей правой рукой на нашей фирме.

- Да будь он десять раз принципиален, - встряхивает головой Дебра, - никогда не поверю, что он позволит сыну голодать, самому искать жилье, деньги… Каллум, я боюсь. Ведь в театре они играли вместе. А что если это все его влияние, Бенедикта? Что если он и настраивает нашего мальчика… Слыхал, как он сказал за ужином? Хочу поработать год, осмотреться, подумать, расставить жизненные приоритеты… Конечно он может себе позволить сидеть и спокойно созерцать. А Том не аристократ, ему работать нужно! Я всегда рассчитывала, что наш сынок заведет полезные связи, а что если связи, которыми обеспечивает его Морбери, вовсе не полезные? Вот, например, где это они пропадали столько времени сейчас, по окончании учебного года? Томми взял с собой сумку и поехал, вроде бы, всего на несколько дней! Я его расспрашивала о том, чем они занимались в Оксфорде – а Томми только отмалчивается… Я боюсь, что он связался с плохой компанией, Каллум!

Каллум хмурится.

- Ох не знаю, Дебра. Эта золотая аристократическая молодежь не вызывает у меня доверия. А ну как они связались там с чем-то незаконным… Что ни говори, но Морбери умный парень, с чего бы ему вылетать из университета. – Он замечает в зеркале испуганное лицо жены, встряхивает головой и поворачивает ее лицом к себе. – Не слушай меня, милая, я просто встревожен, вот и думаю всякую чепуху. А Том со всем разберется, он мальчик сообразительный и не станет попадать под влияние плохих людей. А мы ему поможем. В конце концов, мы его родители, и знаем, что для него лучше. Пусть он общается с Морбери, главное свести это общение к минимуму. Я давно хотел, чтобы Том начал помогать мне постоянно, вот пусть и начинает. Завтра я на ферме целый день, разбираюсь с заказчиками. Да и послезавтра тоже. Вот возьму Тома с собой, пусть он наблюдает и учится. А его друг сможет отдохнуть у нас в городке спокойно и сам. Сразу двух зайцев убьем. И Том начнет к делу приобщаться, и ослабим влияние его друга на него.

Дебра улыбается и, приободрившись, кивает:

- Верно, дорогой! Ты просто гений! – она целует его руку, лежащую на ее плече и, поднимает на него счастливый взгляд. - Я знала, когда выходила за тебя, что не прогадаю, Каллум Грин! Ты самый чудесный муж на свете!

- А ты самая восхитительная жена на свете, Дебра Грин, - он склоняется к ее губам и нежно целует.

На следующий день Том в шортах и футболке бегом сбегает по лестнице. Он подходит к кабинету отца, стучит и засовывает в приоткрытую дверь голову.

- Пап, мама сказала, что ты меня звал. Что-то срочное? А то мы с Беном на рыбалку собирались.

Каллум поднимает глаза от каких-то бумаг и улыбается. 

- Да, вообще-то, мальчик мой, я хотел поговорить с тобой. Проходи, садись!

Том заходит, садится в кресло напротив и нетерпеливо взглядывает на отца.

- Что, пап? Я вроде ничего не натворил за эти дни? – он обезоруживающе улыбается.

- Конечно, конечно, - Каллум подходит к сыну и ласково треплет его волосы, - ты же знаешь, мой мальчик, я очень горжусь тобой и я счастлив иметь такого сына, как ты!

- Папа, ну что ты, - смущенно говорит Том, и с некоторым непониманием бросает на отца взгляд. – Ты ведь тоже классный отец, и я очень рад, что я твой сын.

Каллум закладывает руки за спину и начинает ходить по комнате.

- Том. Я давно говорю тебе о той роли, которую тебе придется играть в жизни. Я пришел к выводу, что слов было слишком много. Пора переходить к делу. Тебе остался всего год до того счастливого момента, когда наша – наша с тобой, сынок, - фирма обретет гордое название «Грин и сын». Сегодня я познакомлю тебя с нашими заказчиками. Собирайся, милый, мы едем на нашу ферму! – он останавливается и, гордо вскинув подбородок, Том оторопело и даже с ужасом смотрит на отца.

- Пап… - начинает он. – Слушай, я … я очень горжусь тем, что ты так меня ценишь, но я же правда там буду бесполезен! Может, лучше пусть Шарлотта съездит. Она же во всем разбирается, а я только мешать буду. Пап… - он вдруг вскидывает посерьезневший взгляд на отца. – Мы с тобой за последнее время часто говорили об этом, но так ни к чему и не пришли, но я должен тебе объяснить. Я действительно не слишком интересуюсь овцеводством. Ты не обижайся, - торопливо говорит он. – Ты все интересно говорил, просто у меня наверно нет склонности к бизнесу…



Ольга Костылева

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться