Медь, сталь и бутылка рома

Размер шрифта: - +

Глава 37

Лето. Окна квартирки Бена раскрыты нараспашку. Он лежит на диване в гостиной, заложив руку за голову, в одних джинсах и дремлет. На полу разложены бумаги, документы. Ветер колышет занавески.

Раздается звонок в дверь. Бен не просыпается. В дверь звонят еще раз, настойчивей, затем громко стучат. Бен лениво приподнимает веки, вздыхает и, не в силах раскрыть глаза до конца, поднимается и идет к двери.

- Сейчас! Одну минуту!- говорит он хриплым со сна голосом, натягивая на ходу футболку. - Да иду я...

Он открывает дверь и оглядывает посетителя.

- О, Томас, - он расплывается в улыбке, - А я как-то... Ах да, ведь уже июнь... Проходите, прошу вас!

- Надеюсь, вы не слишком заняты? – спрашивает сияющий Том. На плечах у него рюкзак, а рядом стоит большой чемодан. – Верно, дорогой друг, уже июнь, я привез документы, и совершенно счастлив по этому поводу и по тому, что я наконец-то вас вижу!

- Взаимно, Томас! – по лицу Бена пробегает тень. – Да, признаться, пришлось взять работу на выходные... Двое адвокатов сели мне на шею, когда я указал им на логические ошибки в построении их защиты. Я бы их отправил гулять – но мне, знаете, самому стало интересно. Теперь осталось только составить им речи... Пытаюсь сделать так, чтобы их выступления вязались с их внешностью.

- Я уверен, что у тебя все получится, - говорит Том, проходя следом за Беном в гостиную. – Ты всегда шикарно составлял логические речи. Это у меня обычно все на эмоциях. Ты главное следи, чтобы они не стали на тебе выезжать. Хотя впрочем что тут осталось, тебе ведь скоро поступать. – Он обращает внимание на хмурый вид Бена. – Бен, а у тебя все в порядке? Ты какой-то мрачный.

- Нет-нет, все отлично, - Бен отворачивается и начинает торопливо собирать бумаги. – Я тут наводил справки, с Кембриджем не должно возникнуть проблем. Тем более, что в конторе обещали дать хорошие рекомендации. Они меня, знаете ли, ценят. Мне премии часто дают. Дядюшке хвалят, а он меня расхваливает отцу... И... В общем, мне пророчат большое будущее! – он кладет документы на стол и приглаживает коротко остриженные волосы. – Иногда дают выходной на неделе, говорят, боятся, что я переутомлюсь. Вот как завтра, например. Хотите, я пойду документы подавать с вами? А речи потом закончу.

Том хмурится.

- Ладно, - он решительно кладет руку на стол. – Во-первых, я буду очень рад вашей компании завтра. Мне бы очень хотелось, чтобы мой лучший друг был рядом со мной в такой день. Во-вторых, - он замолкает, копаясь в рюкзак, и достает бутылку шотландского виски. – Стащил дома, когда был в последний раз. Решил, что мы с вами отметим нашу дальнейшую бурную и счастливую жизнь. Даже не спрашивайте, каких трудов мне стоило прятать эту бутылку в школе. Так что мы сейчас отметим мое поступление, вашу отлично развивающуюся карьеру, и вы мне расскажете, что вас так тревожит, что на вас лица нет.

- Отлично! – улыбается Бен, - Сейчас закажем какой-нибудь фаст-фуд и устроим пир! А я... нет, вы ошиблись, у меня все превосходно!

Том с недоверием смотрит на него, но решает промолчать.

Спустя три часа. Юноши сидят в гостиной, на полу лежит пустая бутылка из-под виски, на столе еще бутылки. В руках они держат стаканы. Том сидит на полу, прислонившись спиной к дивану.

- Ну так что, Бен? – уже немного нетвердым языком спрашивает он. – Расскажешь каково оно, быть крутым адвокатом?

Бен пьяно прыскает:

- Спасибо за комплимент, дорогой друг, только ведь я вовсе не крутой адвокат, я клерк!

- Да ладно тебе, - фыркает Том. – Ты даже сейчас уже строишь всех этих адвокатов в Темпле, то ли еще будет, когда ты получишь диплом! Ты ведь об это мечтал? – он делает глоток из стакана.

- Ну я не строю... - Бен вздыхает, - Просто они так логически непоследовательны! Я лишь указываю им на недостатки их стратегии, к которым может прицепиться судья. И я не об... Ну не совсем об этом мечтал. – он стушевывается и отпивает из бокала.

Том внимательно смотрит на друга и отпивает еще немного.

- Послушай, Бен... У меня еще в прошлом году после твоих писем, после нашего разговора в поместье возникло какое-то чувство, что не очень-то тебе и нравится эта юриспруденция. Вот ты сейчас поработал целый год, покрутился во всем этом. Ты можешь развеять мои сомнения?

Бен молчит и ковыряет пальцем ковер. Наконец его прорывает:

- Это все омерзительно! – он презрительно морщится, - Я думал, что я буду в мантии и парике элегантно распутывать сложнейшие преступления, доказывая, что мой подсудимый не мог убить тетю несмотря на неопровержимые улики, представленные стороной обвинения! А по большей части адвокаты занимаются разбором дел навроде вот этого, - он стягивает бумагу со стола, комкает и бросает в Тома, - где два остолопа не могут поделить колодец, находящийся на границе их владений! И работа их проходит в душных кабинетах
в поисках в пыльных томах средневековых дел подобного прецедента! Но даже если они и найдут нужный прецедент – они умудряются упустить столько деталей, что чудо, если прокурор не прицепится к ним! Впрочем, у прокурора тоже зачастую не хватает мозгов в дребезги разбить стратегию защиты – и вот процесс, который можно закончить в пять минут растягивается на пять-шесть заседаний... - Бен тяжело дыша приглаживает волосы, зажмуривается и пытается оправдаться. - Нет, все не так плохо... Мне нравится писать речи! Слава богу, они все чаще стали пользоваться ими. Но знаешь... Хотя они и благодарят меня, мне кажется, что они меня скорее боятся, чем уважают. И дополнительный выходной они дают мне лишь для того, чтобы не видеть меня в конторе... Но начальник – очень неплохой человек! Я его уважаю...

Том хмурится.

- Да они скорее всего действительно боятся тебя, если ты постоянно указываешь им на то, что они идиоты. Ну даже если и не прямо, а постоянно исправляя их ошибки... И что ты будешь делать? Не пойдешь в Кембридж?



Ольга Костылева

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться