Медь, сталь и бутылка рома

Размер шрифта: - +

Глава 42

Вечер. Гостиная в доме Гринов.

Дебра сидит в кресле у камина и вяжет. Шарлотта читает ей вслух какой-то роман, поглаживая живот.

В гостиную быстро входит хмурый Том. Он видит мать и сестру и останавливается. Дебра поднимает голову.

- Томми, - ее лицо озаряется улыбкой. – Как погулял, милый?

Том растягивает губы в улыбке.

- Да отлично, мам. А как вы тут?

- Прекрасно, сынок. Твоя сестра чудесно читает. Хочешь послушать? Скоро придет отец и будем ужинать, – ласково говорит Дерба.

- Хорошо, - кивает Том, глядя на Шарлотту. – А... Джеймс уже вернулся?

- Вернулся. А что? – спрашивает сестра удивленно.

- Да просто, - пожимает плечами Том и хмуро смотрит на Шарлотту. – Шарлотта, слушай...

- Лотти, детка! – раздается голос Джеймса, он входит в гостиную, кивает к Дебре, подходит к Шарлоте и целует ее в висок, - Ах вот куда спряталась моя милая маленькая беременная женушка, а я тебя ищу, проказница! – он поднимает голову и только сейчас будто бы замечает Тома. - О, брат, ты уже вернулся? Как погулял? Смотрю, ты загорел даже за день! – Джеймс ухмыляется.

- Отлично погулял, - сдержанно замечает Том и не удерживается от шпильки. – Ты, я смотрю, тоже загораешь. На ферме все возишься?

- Да, Джеймс работает не покладая рук, - прижимается к нему Шарлотта. Она смотрит на мужа влюбленным взглядом. – Ты не устал, родной? Я так скучаю целыми днями! Скорее бы родить и мы снова будем вместе целый день!

Том поджав губы наблюдает за их общением.

- Я так мечтаю об этом, моя дорогая! – Джеймс нежно целует жену в губы и виновато разводит руками. – Вы уж простите, Дебра, что я себя так вольно веду с Лотти... Но разве можно удержаться, она такая восхитительная!

Дебра посмеивается:

- Ну ладно, что уж тут, Джеймс, и так по состоянию моей дочери заметно, что вы любите друг друга.

- Надеюсь, я не оскорбляю своим поведением, Тома. Думаю, у него теперь совсем другие манеры, аристократические! – Джеймс чуть склоняет голову перед Томом.

Том прищурившись смотрит на Джеймса.

- Да ну брось, Джеймс, - внезапно говорит он. – Какой из меня аристократ! Я простой парень, буду заниматься фермерством, как папа всегда и хотел! Бизнес вести, дела. В конце концов, нужно же фирмой управлять, а то ведь как она без владельца, - он ухмыляется, но его глаза совершенно серьезные, не отрываются от зятя.

Дебра умиляется.

- Томми, ты такой молодец! Как хорошо, что ты выбросил из головы это глупое занятие актерством! Будешь самым талантливым бизнесменом во всем Йоркшире!

Джеймс пристально, мрачно смотрит на Тома и чуть заметно качает головой.

- Мальчик мой! – в гостиную входит Каллум. - Что я слышу! – он, сияя, подходит к сыну и кладет ему руку на плечо. - Я тут возвращаюсь домой после трудового дня, а сын льет мне такой бальзам на душу. Прости, я услышал твою фразу, когда шел по коридору! Но ведь она для всех предназначалась, верно?

- Конечно, пап, - Том ехидно бросает на Джеймса незаметный взгляд. – Мне же скрывать нечего! Тем более ты всегда хотел, чтобы я стал хозяином и всем управлял. Я не могу поступить иначе, верно?

- Конечно, ты же мой сын! – слезы едва не наворачиваются на глаза Каллума.

Шарлотта закатывает глаза. Джеймс презрительно морщится, но тут же натягивает широкую улыбку:

- Вот это прекрасно! Сюжет почище «блудного сына», верно, Каллум? Похоже, ваши молитвы были услышаны!

- Видимо, так! – улыбается Каллум, - Ну, сынок, как я и обещал, пойдем тогда поговорим. Я начну тебя вводить в курс дела!

- Но Каллум! – Дебра поднимается с места, - Как же ужин?

- Ужин подождет! – твердо и торжественно отвечает ей Каллум, - Отец и сын должны разобраться с делами! Идем, Томас!

Том поворачивается и смотрит на отца, ехидное выражение сползает у него с лица. Он незаметно сглатывает.

- Сейчас?... ну... д-да.... Пап, конечно, идем сейчас.

Том поднимается и понуро идет следом за отцом. Джеймс провожает его пристальным взглядом, потом склоняется к уху жены:

- Любовь моя, мы не могли бы с тобой поговорить в наедине? Прямо сейчас, если можно.

- Да, милый, конечно, - Шарлотта откладывает книгу и ласково проводит ладонью по щеке мужа.

Джеймс помогает Шарлотте встать и они выходят из гостиной. Дебра, довольно улыбаясь, вновь присаживается на свое место.

Сад возле дома Гринов.

Джеймс ведет по дорожке Шарлотту, поддерживая ее за руку. Она улыбается и смотрит на него влюбленным взглядом.

- О чем ты хотел поговорить, милый?

Джеймс нежно целует ее в щеку и печально вздыхает:

- Не знаю, как начать, дорогая... Все это так тяжело... Мне неприятно говорить плохо о твоих родных, но, с другой стороны, я понимаю, что должен предупредить тебя... - он делает многозначительную паузу.

- В чем дело, родной? – встревожившись, кладет руку на живот Шарлотта. – Что-то случилось?

- О, дорогая, только не волнуйся! – Джеймс накрывает ее ладонь, лежащую на животе, своей. - Тебе нельзя волноваться. Ничего страшного. Это все твой брат. Мы немного повздорили с ним сегодня. Но... Все ведь наладится, правда? Как ты думаешь?

Шарлотта слегка хмурится.

- Господи, что он тебе наговорил? Джейми, милый, прости его, он совсем еще мальчишка, вот и болтает невесть что порою.

Джеймс кивает, засовывает руки в карманы, останавливается и смотрит наверх, на мерцающие в ночном небе звезды:

- Да, милая. Наверное ты дело говоришь. Это просто угрозы. – он вздыхает. - Да и я был неправ... В общем-то его можно понять, кто из нас не был тщеславен в этом возрасте? Я встретил его сегодня по пути с фермы. Он, наверное, решил покрасоваться передо мной, показать, что скоро он будет хозяином... - Джеймс с сожалением качает головой, - Он обещал выжить меня с фермы, Лотти. Сказал, что уволит меня при первой возможности и сделает мою жизнь невыносимой. Он сказал... Сказал, что то, что я... как он выразился... нет, я не могу этого тебе повторить, но смысл был таков: то, что мы спим друг с другом не дает мне никаких прав. После этого, конечно, я вспылил – пусть оскорбляет меня как хочет, но как он смеет порочить твое имя? Я схватил его за шиворот и встряхнул, ну и сказал ему, конечно, пару ласковых, что, мол, не заговаривайся да не зазнавайся, а он завизжал, что я и дня не проработаю после того, как он станет хозяином. Я бы не рассказывал всю эту мерзость тебе, моя милая, но я боюсь, как бы он не пошел к тебе с какими-нибудь мерзкими выдуманными историями. Прошу тебя, хоть тебе вероятно это будет и сложно, не верь ему и помни, что я очень люблю тебя, милая!



Ольга Костылева

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться