Медальон Луны 2. Лютая

Размер шрифта: - +

Глава 7. Бал для альфы женского пола

Стефан

– Чего это она? – сестра растерянно хлопала глазами, пока я неотрывно смотрел вслед дикой белокурой ведьме, понятливо улыбаясь.

В поле зрения тут же попал один из её бет, и настроение медленно покатилось вниз.

– На балу спросишь у неё лично. И вообще, лучше запомни сразу: всё, что касается Селены Мирной… кхм-кхм… то есть Луны Лютой – узнавать необходимо непосредственно у неё самой. А сейчас, как и велела альфа Северной стаи, иди в домик, выделенный нашим, и поздоровайся с мамой… с отцом здороваться необязательно, – тут же помрачнел я ещё больше, вспоминая «продажу» родной сестры, устроенные собственноручно родителем, живущим теперь отдельно от стаи. – Если будет бузить, скажешь, что ЕГО Альфа запретил ему с тобой разговаривать! Беги, я скоро к вам присоединюсь…

Наблюдая за счастливой сестрой, пытался выбросить из головы те вероятные ужасы, которые пережила Кристина, попавшая в чужую стаю, будучи полностью лишённая магических сил.

Такое бывало довольно часто.

Последние века, как говорил дед Назар, непонятно чему радующийся, силы ведьм постепенно угасали, на последнем десятилетии нового века иногда вообще не проявляясь в новорождённых дочерях стаи.

Обычно таких, лишённых стихии, девушек волкары даже женой не брали. Банально пользовались красотой молодой «пустышки», делая её либо своей любовницей после покупки на торгах, либо работницей в доме.

«… и что было хуже: прислуживать в постели волкару или «помогать» его жене-ведьме по дому – я даже сказать не возьмусь!»

Стиснув пальцы в кулак, направился в сторону покоев Богдана, давно желая «поговорить» с альфой Пустынных волкар. И, если раньше мне это строго настрого запрещалось, то теперь, получив статус такого же альфы, мог спокойно бросить вызов Захарову, чтобы вернуть Кристи.

«Моя младшая сестра не будет развлекать утырочного ублюдка, когда я могу это предотвратить! Я прощал себе зависимость от старшего оборотня, но слабость и молодость простить теперь себе никак больше не смогу!»

Стукнув с ноги в дверь Богдана, почувствовал, как мышцы горят от предвкушения.

Селена

– Ну, как?! – в который раз задала неуверенный вопрос, чувствуя себя несколько скованно на слишком высоких шпильках, привыкнуть к которым мне так и не удалось.

– Ты очень красивая! Мишка…

– Люда! – перебила я жену дяди, бросив на неё недовольный взгляд. – Ты хоть побереги мои нервы! Сколько можно повторять: «я не свободна»!

– Если бы ты нормально сказала, кто твоя пара, то – да, я бы отстала. А так… прости, мне Агапов нравится.

– Вот и выходи за него замуж, а я другого люблю!

– Не понял, – грозно рыкнул дядя Мир, заставляя нас с Людой подскочить от неожиданности, – ты за кого тут мою жену сватаешь?! Совсем, мелкая, обалдела? Людка! Так и знай: я тебя лучше в комнате запру, чем разрешу участвовать в обряде!

Люда засмеялась, тут же обняв напряжённого Мирослава Сильвестровича.

– Что ты, Мир! Я только тебя люблю. Это я так допытаться хотела, кого это наша красавица любит.

– Понятное дело кого: Снарского!

Испуганно дёрнувшись, отвернулась от зеркала, прекращая таращиться на платье небесного цвета, греческого покроя, интересуясь только одним:

– Так заметно?!?

– Да нет, – успокоил меня дядя, снисходительно хмыкнув. – По крайней мере, сейчас. А вот, пока учились в МГЛУ… мне кажется, он ни одной моей лекции не слышал! Пялился на твою спину, ловил каждый поворот головы, ласково улыбался каждому вскидыванию руки и твоему желанию ответить… ты же… Хммм… Ты даже в то время была осторожна. Знаешь, желание наблюдать за тобой, –дядя Мир смутился, виновато посмотрев на меня, – я… я воспринял его за вероятную возможность обретения пары.

Людочка ткнула дядю Мира в бок, отчего тридцатилетний мужчина поморщился.

– Нет, правда. Откуда мне было знать, что это родительские инстинкты? Желание защитить, уберечь родную кровь? Я даже отцу бросил вызов, как это сделал когда-то Эрик. – Дядя Мир посмотрел на меня. – Хотел найти тебя и забрать, когда узнал, что ты заболела и уехала к себе домой, несмотря на смену цвета медальона!

Теперь смысл моего сна-яви, в котором я чуть не поджарила волка, напавшего на моего Черныша, тут же туша на молодом оборотне огонь, стал понятен.

– Я очень рад, что ты вернулась домой, Селена, – вдруг ещё добавил теплоты в наш разговор дядя Мир, вызывая у меня слёзы на глазах.

Его жена хлюпнула носом, ещё раз ткнув своего мужа маленьким кулачком в крепкий торс, облачённый в чёрный костюм.

– Вот зачем?! Я два часа делала её совершенной, а ты собираешься испортить нам макияж?!

– Тише-тише, – засмеялся мужчина, поднимая руки вверх, когда жена снова его ткнула острым ноготком с ярко-красным маникюром. – Тише, моя тигрица! Вы, девочки, даже без всякой косметики бесподобны! Лучше пойдёмте, красавицы мои, всё уже готово… огни горят, подсветка мигает по всему участку особняка, столы ломятся от еды, круг зачищен и ждёт обряда… как и толпа народа, желающая в этом обряде поучаствовать!

– Ха! Сначала танцы, – подтянулась и собралась я, выходя из комнаты первой под одобрительный хмык Мирослава и Люды.

Жена дяди, сделавшая из меня «конфетку», прошептала на ухо мужа:

– Какая девочка наша коварная, да?

– Да… вся в деда.

Уделив всё внимание спуску на высоких шпильках, лишь насмешливо покачала головой, совершенно не смущаясь внимания огромного количества гостей, пристально наблюдающих за каждым моим шагом у спуска лестницы.



Янышева Ольга

Отредактировано: 30.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться