Медальон Луны

Размер шрифта: - +

Глава 15. Уникальность «свободной»

 

«Не верь, что солнце ясно,

Что звезды – рой огней,

Что правда лгать не властна,

Но верь любви моей»

*У. Шекспир «Гамлет»*

– Так! – Стефан резко обернулся ко мне, и его волнение было видно невооружённым взглядом. – Дело – дрянь. Нужно быстро тебя отправить наверх в спальню… а ещё лучше – куда-нибудь…

– ... на северный полюс! – подсказала ему, видя, что нервы у блондина на пределе.

Взрыв не заставил себя ждать:

– Тебе смешно?!

Снарский схватил меня за предплечья, тряхнув, как тряпичную куклу, но тут же отпустил, извинившись.

– Прости… Члены Совета – древние криотальцы, в основном имеющие ипостась драконов. Те, что приехали к нам сегодня, живут в Америке и... им незнакомо понятие «свобода слова»… тебя просто…

– Насколько они «древние», что игнорируют достижения и устои XXI века?! Они вообще в курсе, что женщины сейчас свободны? Эмансипацию в своей Америке пропустили?!

– Луна! Они – не американцы! Просто живут там. А «древние» – значит, что эта группа криотальцев, во главе которой находятся трое драконов, стояли у истоков реформации нашего общества. Знаешь такое выражение: «у соседа – хоть хата гори»?! Им плевать на твою «современность». В «их дворе» женщина должна неукоснительно следовать принятым нормам поведения Совета Криоты. Опасения, что другие люди заметят нас, слишком велики. Мы, итак, всё, что можем, списываем на сверхъестественное и необъяснимое. Люди по своей сути разумны, но толпа… тебе напомнить, что было, когда Мира и Люта человека не поделить не могли?!

– Допустим. Уговорил. Приму к сведению, да только бегать и прятаться от них я не собираюсь! Дураку понятно – они приехали, чтобы на новую зверушку Северной стаи посмотреть! К чему эта демонстрация своей истерии?!

– Это не истерия, «умница»! – Стефан явно не собирался хвалить или делать мне комплимент. Парень был мрачен, как никогда. – Ты думаешь, что тебе всё по силам, но приказы ЭТИХ альф не обсуждаются! Какими бы самодурами или диктаторами драконы Совета тебе не показались, разговаривать с ними непочтительно – это напрашиваться на тот свет!

– Ладно. Я тебя поняла, – нахмурившись, схватила книгу, ради которой мы, собственно, спустились в библиотеку, лишив сами себя сна. – Ты мне лучше скажи, сколько эти драконы живут, что «у истоков стояли»? Это ж не один век… так?

– Так, – вяло вымолвил Снарский, приблизившись достаточно, чтобы моё сердце ускорило темп работы. – Эти трое были в составе первопроходцев. Их долгая жизнь связанна с каким-то проклятием ведьмы… точнее сказать не могу.

– Почему? Это какая-то тайна?! Давай, рассказывай, что знаешь! Мне из тебя всю информацию клещами тянуть?! 

– Я хочу тебя поцеловать…

Снисходительно приподняв брови, попыталась загримировать нервную дрожь, пробежавшую по телу от слов бывшего одноклассника, под недоумение:

– Ты не находишь, что время для подобных желаний, как минимум, не подходящее?

– Не нахожу. Во-первых, я даже не на третий, а уже на N-ный вопрос твой отвечаю, а во-вторых, чем сильнее будет от тебя пахнуть мной, тем лучше. Драконы не зарятся на чужое.

– Так сказал, как будто я – вещь. Желания целоваться с… с оборотнем, имеющим такое самомнение, никакого не испытываю! Да и вообще… ты мне не нравишься.

– Ты врёшь мне, Луна…

Быстро листая страницы, мечтала только об одном: найти что-нибудь, что отвлечёт внимание Снарского от меня.

– Смотри! Тут сказано, что пробуждение Духа…

«Вот чёрт! Боженька не услышал мои молитвы!» – Будто в насмешку всем моим трепыханиям, сама указала Снарскому на абзац, где говорилось, что пробуждение Духа наступает только в момент признания своей пары.

Хищная улыбка, которой меня наградил Стефан, как только поднял глаза от строк, вызвала одну из разновидностей гиперкинеза – нервный тик.

– Что?

– Не «чтокай», малышка. Ты быстрее всех в классе читала… странно, как ещё удержалась и книгу не захлопнула прямо перед моим носом.

– Я… – Снарский придвинулся ещё ближе, сделав шаг вперёд, вынуждая меня трусливо отступить, – я хотела, но потом решила, что ты, как второй после меня по технике чтения, уже успел дочитал, пока я раздумывала…

– Это точно. Я успел… хотя мне это и не требовалось, чтобы давно понять эту простую истину.

– О чём ты?

– Я люблю тебя, Селяночка.

Замерев на месте от шока, вызванного признанием Стефана, даже не заметила, как у меня осторожно забрали книгу из рук, отбрасывая дорогущий раритет в сторону дивана, чтобы притянуть к себе в объятья, горячие и неимоверно нежные.

– Моя, Луна… – Снарский, действительно, смотрел на меня с такой любовью, что я растерялась, приходя в себя только тогда, когда расстояние между нашими губами превратилось в чисто формальное.

– СТОЯТЬ! – пытаясь отпихнуть парня, уперлась обеими руками в его каменные плечи, отклоняясь, как можно дальше. – Что ты сказал?!

– Я люблю тебя, Селена. С первого дня… Как только ты вошла в двери, споткнувшись на пороге класса, чуть на ввалившись в кабинет физики, поправляя на ходу очки… у моего волка, только недавно пробудившегося, было лишь одно желание – разорвать на мелкие кусочки Баранникова, ловко поддержавшего тебя за талию. – Пытаясь собрать мысли в кучку, так как мозг будто взорвался от неожиданных подробностей нашей первой встречи, хватала воздух губами.



Янышева Ольга

Отредактировано: 16.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться