Медальон Луны

Размер шрифта: - +

Глава 16. Охреневшая знать

 

«Любое дело женщине приходится делать вдвое лучше мужчины,

чтобы заслужить хотя бы половинное уважение.

К счастью, это нетрудно»

*Шарлотта Уиттон*

Тишина библиотеки напрягала, однако, пока мужчины, в сопровождении нервного Леонида, отвечали мне не менее пристальным, чем мой собственный, взглядом, я так же не теряла времени, игнорируя их застывшее изумление, замершее на лицах всех трёх до странного нелепой реакцией.

Казалось, словно ни одному из трёх драконов, выглядевших, как обычные молодые мужчины, которые, естественно, обладали непомерными доходами, позволяющими им носить дорогущие костюмы, ездить на крутой машине; лицам драконов, которые однозначно работали в денежной сфере, добавляющей их человеческой ипостаси ещё и представительность,  не была знакома эта маска. Казалось, будто «Удивление» примерялось ими впервые!

«Два брюнета и один блондин», – мысленно прокомментировав наблюдение, остановилась на последнем, отошедшем от шока первым. Идущую от его тела властность не смогла бы сгладить никакая идеальная оболочка!

Светлые волосы – это всё, что могло бы показаться мне приятным в приторной внешности слишком молодо выглядевшего «древнего», и то, моя влюблённость в Снарского явно сыграла в этом восприятии немалую роль!

Я на сто процентов была уверена, что именно он – тот «социопат», обладающий мягким, до жути ласковым голосом!

В своей правоте я убедилась, как только блондин растянул свои губы в коварной, слишком довольной улыбке, лениво протянув:

– Чистокровная криоталица… ну, надо же…

«Что он несёт?» – Предплечье опять стало зудеть, но я сдержалась от порыва почесать Дух-рисунок.

Снарский сделал ко мне шаг, осторожно взяв за руку, тревожно разглядывая моё лицо.

– Селена! Твои глаза… Они красные?!

«Вот же ж… Это называется – попыталась спасти!» – Несмотря на внутреннюю досаду, сожалений в том, что члены совета увидели свидетельства присутствия Духа во мне, а не в Стефане, совсем не было. Уверенность в том, что над Снарским стали бы, в лучшем случае, проводить эксперименты, отзывалась своей логичностью. – «Что будет со мной – это второе дело, тем более, что присутствие Духа в жительницах Земли уже получило своё оправдание в моих глазах, стоило прочитать дневник отца Ириды. Ну, получат драконы ещё одно доказательство, что конкретно эта ведьма обладает Духом, ну, и что? Главное – удержаться от «непочтительности», а то три незваных гостя ещё и убедиться смогут, что «не сильно-то и покорная хранительница знаний» обладает двумя стихиями, как это было во дворике особняка… Интересно, красный цвет глаз имеет ещё какую характеристику, помимо Духа и альфа-силы?! И, кстати, почему – «криоталица»?! Я же никогда не была на Криоте!»

– Селена? – Беспокойство Стефана, словно игнорирующего присутствие посторонних, достигло своего предела и моего терпения, истончаемого благодаря жадным взглядам предводителя троицы, знакомиться с которой ближе у меня не было никакого желания! – Милая, почему у тебя такие красные глаза?

– Это чтобы тебя было лучше видно, – следуя примеру бывшего одноклассника, смотрела теперь только на него, решив ответить шуткой.

По всей видимости, Стефану было не до смеха, так как моего юмора он не оценил.

Бледный Стешка покрылся испариной, лихорадочно бегая глазами, будто в поисках выхода из сложившегося положения.

– Стефано… – ласково протянул древний блондин, открывая истинную причину такого поведения Снарского, – ты же понимаешь, что это значит? Криоталицы – редкие. Это дар нового мира и сильного Духа… Дар нам… Вероятно, она пара одного из нас...

– Нет! Я её не отдам! – зарычал Стефан, задвигая меня обратно за спину. – Луна – моя.

– Не глупи, мальчик, – устало выдохнул Леонид, нервно переминаясь с ноги на ногу. – Отдай её. У нас этих ведьм пруд пруди!

От слов родного дяди, пусть только номинально родного, так сказать – на генном уровне, однако больно было всё равно. Обида обожгла изнутри, и я поняла, что Дух любимого Стешки разделяет мои чувства.

– Хватит! Слушать больше это дерьмо не желаю! Вы все – бездушные кретины, такие же, как мой отец!!! – негодовал тот, кто только что запугивал меня последствиями от неучтивого обращения к главам Совета Криоты. – Я не собираюсь вести себя так, как принято законами трусливых предателей Криоты. Верховный маг сделал большую ошибку, отправив вырождающихся эгоистов в чужой мир!

Стефан вибрировал от ярости, изливая своё негодование и презрение, взросшее, видимо, в среде семейных отношений, где муж – настоящий тиран, морально издевающийся над матерью мальчика.

Если у меня раньше и были сомнения, что Стешка говорил о своей любви как-то уж слишком гладко, прикрывая углы своего грубого отношения ко мне, то теперь я поняла, что  все его слова – правда. Снарский, действительно, с ужасом представлял, как меня будут все тыкать и принижать, ведь идиотские нормы, принятые в жизни стай, где выживает лишь сильнейший, не щадят ни одну «дочь», будь она простой человечкой или ведьмой, обозлённой и лишённой законного обладания силами.

– Ты бы не бросался такими резкими словами, мальчик, – предупреждающе сказал второй брюнет, на дне глаз которого плескалась затаённая тревога. Блондин сделал шаг вперёд. – Закарий… не убивай его…



Янышева Ольга

Отредактировано: 16.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться