Медицина как наркотик

Глава 9. Прямо тики героические вызова.

Этот примечательный вызов тоже попался ночью. На этот раз моя бригада состояла из отмороженного водителя. То есть водителя, который не хотел помогать в оказании помощи больным и носить их в машину, и молоденькой тоненькой фельдшерицы Оли, которая как и я недолго работала на скорой. И попали мы на водителя маршрутки, у которого начался эпистатус( несколько приступов судорог подряд), когда он вёз пассажиров.

К счастью, пассажиры не пострадали, а вот водителя мы застали с окровавленным лицом и со сломанной челюстью, потому что он бился челюстью о руль маршрутки во время приступа.

Тело водителя ещё слегка поддёргивалось, когда мы с помощью прохожих переносили его в нашу машину. Не успели его красиво уложить в машине скорой помощи, как у него начался повторный приступ.

До этого я заставала больных после эпиприступа уже спящими. Первый раз пришлось вводить медикаменты во время приступа. Я последовала совету коллег вводить медикаменты сначала в ягодицу. Так как попасть в вену очень трудно, когда человек изгибается дугой и весь трясётся. Мы ожидали, что лекарства уже начнут действовать, пока мы возимся с веной.

Так вот, парочку уколов мы ему в ягодицу заделали, но при этом я получила такой удар, что отлетела буквально в другой конец машины. Так что у меня был огромный синяк на мягком месте. Фельдшера он тоже оттолкнул, я постеснялась спросить, есть ли у неё синяк где-нибудь. И ещё я постеснялась похвастать боевыми ранами на работе. Даже со своим мужчиной я тогда рассталась, Остаётся только в рассказе описать какой у меня был большой и синий синяк на мягком месте.

Но это было позже, а в тот момент мы поняли, что он может разнести нам машину и выскочили искать помощь. Конечно, я вызвала специализированную психбригаду, но их нужно долго ждать.

Мы две молодые привлекательные женщины бросились искать добровольцев среди прохожих мужчин. Мужчины нашлись: то ли мы им понравились, то ли мужчина в судорожных конвульсиях заинтересовал, (не только сотрудникам скорой помощи нравится чувствовать себя спасателями).

Его держало аж четыре человека. А в это время фельдшер Оля смогла ввести ему оставшиеся препараты внутривенно. Он получил в и магнезию, и три ампулы сибазона, и оксибутират натрия. Всё, что было в нашей сумке для таких случаев - всю суточную норму на бригаду. И только через пятнадцать- двадцать минут наш пациент успокоился и уснул.

Мы с Олей ему смастерили повязку на сломанную челюсть - чепец или чепчик называется. И сидим вдвоём возле него, дожидаемся психбригаду.

Наконец, спецы приехали. Из машины вальяжно выбрались два «шкафа» фельдшера, один «шкаф» санитар и врач среднего размера, и ещё водитель – все мужчины. Врач посмотрел на милого, спящего пациента у нас в машине, затем на меня с Олей в перепачканных кровью халатах. (Когда больного трусило, от разбитой челюсти летели на нас брызги крови в большом количестве). Потом врач псих бригады посмотрел на внушительный список введённых медикаментов и равнодушно сказал своим «шкафам» забирать пациента в машину спецбригады. Хотя может быть, я ошибаюсь, и это было не равнодушие, а просто он не мог найти слов, как и большинство опытных коллег, чтобы выразить восхищение храбростью и компетентностью двух молодых женщин, которые справились с эпистатусом.

 



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться