Медицина как наркотик

Глава 10. Интересные сотрудники.

Постепенно мой интерес смещался от вызовов к коллективу. И я начинала осознавать связи и влияние сотрудников друг на друга и на процесс работы. Я не была настолько сообразительной, чтоб специально расспрашивать, кто, чем дышит. Но со временем или сами коллеги рассказывали, или я начинала понимать человека в процессе общения.

Шаман.

Среди фельдшеров на подстанции был настоящий «Шаман», с монголоидными корнями, родом с севера России. Он был очень спокойным человеком, и это спокойствие сохранялось в самых сложных и напряжённых ситуациях.

Только денежный вопрос вызывал в нём глубокое волнение, иногда чуть прорывавшееся наружу. На скорой можно было получить дополнительный заработок. И эта возможность воздействовала на глубинные механизмы желания работать у этого фельдшера, вплоть до совершения чудес изобретательности и мастерства. Шаман говорил, что он даже кардиограмму может от руки нарисовать, чтобы в кардиологию больного уложить, если хорошо заплатят.

Иногда он рассказывал шикарные истории про пикантные вызова. Например, как во время секса умер любовник одной женщины. Ситуация осложнялась тем, что это случилась перед приездом мужа. Если б эта женщина не пожалела для нас денег, мы бы его в машину забрали, и оформили смерть в присутствии в машине, - говорил шаман. Я уже хорошо понимала, как это не просто и рискованно. Нужно было серьёзно заинтересовать бригаду для такой махинации.

- А так, - развёл Шаман руками.

Или история о вагинизме. Когда во время полового акта, происходит спазм влагалища, и мужчину нельзя достать из женщины. Шаман с одним из докторов попал на такой случай. И пришлось им доставлять пару в гинекологию прямо в соитии. Где их сильно отчитали за незнание данной патологии. Нужно было просто ввести женщине палец в задний проход, а не тащить эту пару в таком виде в гинекологию. Но в то же время в гинекологии им вынесли благодарность за то, что они развеселили всё отделение.

Приличные истории он тоже рассказывал, но я с этим шаманом редко работала, чувствовала, что ещё где-то не доросла. Мне было легче работать с кем-нибудь попроще, а ещё лучше помягче. Но яркие, своенравные, властные сотрудники более выразительные и гораздо легче описываются.

«Бывшая любовница Заведующего».

Слава Богу, я редко работала с «бывшей любовницей Заведующего». Женщина она была интересная и грамотная, но я такой сильный напряг чувствовала. Мне гораздо приятнее было наблюдать за ней со стороны.

Марина, так её звали, ездила на работу с Горловки. Там была какая-то психопатичная начальница, и двое горловских сотрудников из-за неё уволились и ездили на работу на скорую помощь в Донецк.

Марина высказывалась по этому поводу так:

- Пока психотравмирующий фактор не уберёшь, все меры вроде холодного душа, выброса эмоций и др. мало помогают.

Она умела вести себя на работе эта Марина. С любовью к ней мало кто относился, но уважали и прислушивались многие.

Она тоже делилась своей жизнью в диспетчерской. Можно было услышать, как Марина разговаривает с каким-то мужчиной по телефону:

- Я бедная, несчастная, одинокая женщина, - это звучало угрожающе, как вымогательство.

В следующий раз она озадачивалась выбором платья на выпускной дочери. У Марины дочь заканчивала одиннадцатый класс, и перед женщиной стоял не простой выбор между новым платьем для себя на выпускное торжество и дрелью. В итоге победила дрель.

Марина со многими могла найти общий язык. Даже неуравновешенные и психованные доктора её слушались. Вот только Заведующий был подчёркнуто равнодушен.

«Перманентный революционер».

Заведующий любил силовые игры, любил игры власти. Хоть и мелкий, но начальник, а в своём коллективе царь. Он любил порядок и предсказуемость. И не любил бунтующих и протестующих. Это явно сквозило в отзыве о недавно рассчитавшемся докторе Даниле. «Перманентный революционер», вынес диагноз Заведующий. А я про себя думала:

- «Перманентный» это постоянный или периодический? И ещё мне так стало жаль, что я не застала этого «перманентного революционера», мне-то как раз это нравилось.

Татьяна.

Но были у Заведующего и любимцы. Фельдшер Татьяна, например, молодая, крепкая, красивая. В основном эти отношения были типа отец-дочь. Заведующий относился к ней обожающе снисходительно, а она с восхищением и поддержкой. Они часто вместе работали в бригаде, Татьяна ко всем прочим своим достоинствам была ещё разумная, ловкая, исполнительная. Она осознавала своё положение любимицы, и несла его с достоинством, не прибедняясь и не унижая других.

Сама она была, что называется девушкой сильной. Такой типаж женщин часто работает в милиции. Но в её случае в милиции работал её молодой человек. Она звонила ему иногда с телефона в диспетчерской. Их отношения слегка напоминали корешевание у мужчин. Татьяна даже ходила с ним по ночам по киоскам и барам, и распивала пиво.

Первый раз я с ней работала, когда практиковалась с Заведующим, и мы сразу попали на пожар. Когда мне довелось работать с ней самой, отношения у нас были типа пацан с пацаном.

На одном из вызовов нам дали денег. Я поделила их поровну. В этом меня сразу врачи просветили, - с хорошим фельдшером делись поровну. Но через время с этого адреса поступил повторный вызов. Обычно стараются послать ту же бригаду, чтоб сами свои бока исправляли. Но мы с Татьяной были на другом адресе, и поехала другая бригада. Когда мы узнали о повторном вызове, то переглянулись, молча, весьма красноречивыми взглядами.

Я попыталась узнать побольше о повторном вызове. Оказалось, там просто решили лечь в больницу. Нам с фельдшером сразу полегчало. Вокруг денежной благодарности от пациентов был такой шухер и тревога.



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться