Медицина как наркотик

Глава 13. Странные и уважаемые сотрудники.

Мне почему-то было комфортно работать с фельдшерами со странностями. В таком общении я придерживалась разумного поведения для равновесия.

Лёля.

Она часто слишком ярко одевалась для медработника, и пользовалась слишком сильными духами. Она просто пропагандировала открытые измены в семейной жизни. Причём, её муж работал на скорой помощи водителем, и у них было двое детей.

Муж выглядел мрачно, похоже, смелые идеи жены не делали его радостным. Тем более, что Лёля утверждала, что изменяла она.

Но я не была её мужем, и мне нравилось, как ловко и энергично она работала. И мне нравились те интересные истории, которые она рассказывала.

Например, когда-то на этой подстанции работал необычный фельдшер и скульптор по совместительству. Ему нравился профиль доктора Мавроди. Настолько, что он изобразил его на снегу, и залил водой, надолго запечатлев таким образом его выразительный профиль.

Графиня.

Но кроме странных сотрудников, были ещё и те, которые вызывали у меня особое расположение.

Среди диспетчеров, кроме весёлого мужичка Артёмовича, мне нравилась пожилая женщина, которую называли Графиней. Она была сильно в годах, и с очень плохим здоровьем. Ей тяжело было ходить, так как сильно опухали ноги и болели суставы.

Хоть перемещалась она очень медленно, но при этом вела себя с достоинством. Я тогда не постигла, откуда у неё это достоинство, и что в его основе. Но я его хорошо чувствовала, и мне это в ней нравилось. А вот людей с чувством собственного превосходства я очень не любила. По-видимому, есть принципиальное различие в этих состояниях.

Общалась Графиня легко, но характер имела твёрдый. Несмотря на нашу взаимную симпатию, она отправила меня утром в конце смены, уставшую, измученную, на вызов. Не стала дожидаться свеженькой, утренней бригады.

Было тяжело и обидно, но её трудно было упрекнуть, она выполняла свою работу. После того, как я отошла от переутомления, я перестала на неё обижаться. И снова стала рассказывать её графскому высочеству о своей жизни.

Но были ещё и удивительные сотрудники, с которыми я контактировала по работе на скорой помощи за пределами коллектива.

Заведующий ожоговым отделением ИНВХ

Он резко контрастировал своим отношением к скорой помощи в сравнении другими врачами стационаров. Ещё он контрастировал с состоянием сотрудников здравоохранения вцелом. Владимир Михайлович горел энтузиазмом, интересом и любовью к своей работе и людям, окружавшим его. Ещё он был очень энергичным. И как-то раз читал нам утром лекцию про «ожоговую болезнь».

Не смотря на то, что я была после ночного дежурства уставшая, я заразилась от него энергией и энтузиазмом. И с большим интересом прослушала эту лекцию.

Владимир Михайлович пришёл с ноутбуком, которые были тогда большой редкостью, и демонстрировал иллюстрации к тому, что рассказывал. У меня такое прояснение было в отношении ожоговой болезни. У меня осталось впечатление «глотка свежего воздуха», в той довольно тяжёлой для существования атмосфере, в которой я находилась. И мне так это понравилось, что я всерьёз задумалась о курсах по неотложным состояниям. Мне их явно не хватало.

Я обратилась к своему Заведующему с просьбой меня туда отправить. Но он и слушать об этом не хотел, ему нужны были работники в настоящий момент затыкать дыры в нехватке врачей, пусть даже и не квалифицированные работники.

 

 

 



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться