Медицина как наркотик

Глава 16. Предложение.

По скорой помощи я часто общалась с врачами стационаров. В основном они нас (скорую помощь) недолюбливали. Особенно это было заметно, когда мы привозили им пациентов по ночам. А пациенты бывали «очень приятные»: пьяные, грязные, склочные или бедные. И скорая помощь ассоциировалась со всеми этими «приятными» моментами дежурства по стационару.

Часто врачи стационаров не скрывали своей неприязни. Хотя у врачей существовала обиженность на всю систему здравоохранения и на жизнь вообще. Но я воспринимала это слишком сильно на свой счёт и огорчалась или задиралась.

Среди этой нехорошей тенденции врачи стационаров, сохранившие доброжелательность к скорой сильно выделялись. То ли это было в силу особенностей характера, то ли эти люди были лучше устроены в жизни - личная жизнь была удачной, состоятельные родственники или наследство или всё это вместе.

И вот одним из таких доброжелательных был Алексей Андреевич. Он заведовал неврологическим отделением. Был человеком энергичным и общительным с приподнятым настроением. Телосложение имел полное, излучающее добродушие, и даже когда он сердился, это получалось как бы на поверхности, а в центре оставалось добродушие. От гнева он быстро отходил, и начинал шутить. (Циклотимик в общем был).

Вот с ним я как-то разобщалась и разговорилась. Андрей Алексеевич, оказывается, открывал частный медицинский центр, и подумывал договориться со скорой помощью о том, чтобы направлять к нему в этот центр пациентов.

У него даже были разработаны и распечатаны для этого бланки направлений в центр. Он предложил раздавать эти бланки пациентам, и обещал платить мне процент от стоимости лечения.

Я взяла эти направления и даже обсудила это предложение с заведующим скорой помощью. Но ему и самому дополнительные клиенты на частную скорую «Эскулап» не помешали бы. И он не был заинтересован. В порыве энтузиазма я пыталась привлечь других докторов, но они в этом отношении были в пассивной позиции. И я раздавала направления пациентам сама.

При следующей встрече с Алексеевым я ему эту ситуацию честно обрисовала. Но, оказалось, что кто-то пришёл к нему в центр по моему направлению. И Андрей Алексеевич выдал мне мой процент. До чего же это приятно, когда что-то получается.

Но тут он начал размышлять вслух о том, что для его частного центра нужен менеджер. Пациент, который спонсировал открытие этого центра, внедрил в сознание Андрея Алексеевича эту идею. И видно было, что весьма основательно.

Заведующий неврологией окинул меня прикидывающим взглядом. От этого внутри меня что-то загорелось. Я ведь уже представляла и даже пробовала себя в роли менеджера театра.

Но я слабо представляла как мне вести себя с Алексеевым? Что я должна делать? И как мне получить за это деньги?

Но Андрей Алексеевич сам стал раскручивать эту идею и говорить вслух. Ему нужна вывеска для частного центра, для которого уже он придумал название. Нужно переговорить с врачами стационаров о том, чтобы они направляли к нему пациентов. Оплату он предлагал сдельную, за проделанную работу. Оплату небольшую, но мне сложно было претендовать на большие суммы без положительного опыта в этой сфере.

Меня смущало то, что я сильно уставала на скорой помощи. После дежурств я отсыпалась целыми днями, и чувствовала себя уставшей. Чтобы с этим что-то сделать, я взяла оставшиеся две недели отпуска и включилась в поставленные задачи.

продолжение следует 



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться