Медицина как наркотик

Часть 5. Спаситель поневоле. Глава 1.

Когда же я захотела работать на скорой помощи?


 Это случилось, когда я проходила там практику в Донецке. Меня сразу посадили в лучшие бригады, с настоящими спецами в своём деле

. Врачи, с которыми я работала были вдвойне спецами, они работали в специализированных бригадах: кардиологии, реанимации, неврологии, психиатрии – сокращённо «спецы».

 Мне понравилось разнообразие заболеваний и ситуаций, в которые я попадала на практике. Понравилось разъезжать на машине скорой помощи по всему городу, а не сидеть в отделении и вдыхать специфический больничный запах. Особенно хорошо было ночью, летом ночью прохладно, можно сидеть во дворе на лавочке, пить чай и слушать рассказы о жизни тех, кому не спиться.

А юная фельдшерица с внешностью ангела в спецодежде приветствовала мою практику восклицанием: «Ведь мы действительно спасаем жизни!». В её голосе чувствовалась влюблённость не то в своё занятие, не то в молодого человека, который её встречал после смены.

О деньгах я тогда не думала. Я уже знала, что многие медики получают мало. А там где получают больше, делают это нелегально и попасть туда трудно. Разве это могло привлечь юную романтичную особу. Я искала работу, которая бы мне нравилась.

На скорой я  почувствовала себя «в своей тарелке», это  успокаивало и грело. Хорошо знать чего хочешь.

 В следующий раз практика была в маленьком городе моих родителей, и там тоже был цикл скорой помощи, я надеялась интересно провести время.
Но мне попался меланхоличный доктор, с которым трудно было общаться. И даже, когда случался серьёзный интересный вызов, он не мог мне толком что- либо объяснить.

 Да ещё врачебная комната была мрачной и запущенной: старые сероватые обои, старая мебель, старые высокие зарешёченные окна. Это была слишком унылая и неинтересная атмосфера. Я уже хотела подписать зачётку и закончить здесь практику, утешаясь тем, что в Донецке работать гораздо интереснее.

Кто бы мог подумать, что вскоре я посмотрю на это место совсем другими глазами, и оно мне покажется волшебным и желанным.
На следующий день я была в гостях у моей подруги, по совместительству бывшей соседки по комнате в общежитии. Она, как и я была на медицинской практике и жила у своих родных.

На этот раз в центре внимания была её тётя , эта эксцентричная женщина умела интересно рассказывать, особенно ей удавались приключения и всякие переделки. Сегодня она рассказывала, как госпитализировали в больницу её отца, личность особенную, заслуживающую отдельного повествования. Он был  частым гостем стационаров,  и по какой-то причине его не хотели брать в нужное отделение. Но дело устроил врач скорой помощи.

 Этот доктор взял сотрудников приёмного покоя в  оборот: и пошутил, и приписал деду недостающих болезней, и похвалил привлекательность сотрудниц женского пола. Ему не смогли отказать. 
Тётя моей подруги закончила свой рассказ обращением ко мне:

 - Настя, тебе обязательно нужно с ним поработать. Он зовётся Пётр Сергеевич.
После такой рекламы я заинтересовалась и узнала, когда он дежурит. И тут я столкнулась с определённой инертностью внутри себя. После слишком активной жизни в Донецке я долго была уставшая и опустошённая, мне ничего не хотелось. Было много свободного времени, а я совсем не рисовала. Было  жарко, и  кроме практики я никуда не ходила. А моя бабушка очень хорошо готовила, и мне грозила опасность поправиться.
В день дежурства разрекламированного доктора утро предвещало летний зной и не располагало к активной деятельности. Но скука и еда меня уже пугали, вместо того чтобы съесть бабушкины пирожки я взяла их с собой, и отправилась знакомиться с местным специалистом по скорой помощи.

Дорога к месту назначения выглядела очаровательно. Хатынки вдоль неё казались  очень симпатичными. За дворами росли вишни. Я останавливалась возле них и с удовольствием поедала спелые крупные сочные вишни, от них ведь не поправляются.
Вот и поворот с железнодорожным переездом. А дальше как в сказке - развилка, налево скорая помощь, на право указатель с надписью кожвендиспансер. Это было очень забавно. Я пошла туда, где скорая помощь.
Во дворе перед гаражом стояла специализированная машина, а в ней справа от водителя сидел взрослый мужчина, обычно там сидят врачи или фельдшера, если нет врачей. Взрослый мужчина что-то писал, я направилась прямо к нему.
- Сегодня есть такой доктор Пётр Сергеевич? - спросила я мужчину.
Он поднял на меня глаза и посмотрел очень пристально и одновременно легко с непередаваемым выражением игривости, оценивания и посмеиваясь одновременно.
Это был такой особенный момент, когда с человеком сразу возникает контакт и чувствуешь что-то родное и близкое. 
- Есть, - ответил мужчина, игривость в его голосе брала верх.
- А где он спросила я? – уже зная ответ.
- Здесь, - ответил Пётр Сергеевич.

Его взгляд прошёлся по мне сканером сверху вниз. В этот момент я прикинула, во что была одета. Я ж не ожидала встретить привлекательного мужчину, и специально не наряжалась. А понравился он мне сразу: открытое лицо, смелые ясные глаза, коренастая фигура, от которой веяло силой. И что-то ещё очень привлекающее, сейчас бы я сказала «большая любовь к женскому роду в целом», да и не только к женщинам, тогда он вообще любил людей, во всяком случае многих.
А я? - бейсболка на голове, майка с тонкими бретелями открывала мои красивые плечи, носила я её без бюстгальтера, она очень плотно прилегала к телу и хорошо держала грудь, которая у меня была среднего размера. Довольно откровенно отметила я про себя. Но я привыкла так ходить в Донецке, там это было модно, и я не делала исключений для маленького города. Ну и штаны как штаны, скрывающие полноватые бёдра. Всё это происходило в моей голове за доли секунды, и было вынесено заключение – подойдёт. 
Что происходило в голове у Петра Сергеевича, я точно не знаю. Он согласился со мной работать, не выделываясь, и было заметно, что ему это интересно.
Отсутствие бюстгальтера было скрыто белым халатом. И мы приступили к работе.



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться