Медицина как наркотик

Глава 2 Удовольствие от работы

Это было действительно интересно. Работал Сергеевич неторопливо и с удовольствием, весело подшучивая над окружающими. 
- Нет необходимости спешить на вызов, - говорил он, - плавно залезая в машину. Сергеевичу было глубоко за сорок, но в его движениях чувствовалась сила и энергия,  эти его движения, были своеобразными, округлыми.

- Пусть клиника развивается, - пояснял он свою неторопливость.

Однако его поведение менялось если на вызове было что-то серьёзное. На инфаркте миокарда у мужчины пятидесяти лет, выглядевшем испуганно, напряжённо и совсем без энергии, Сергеевич вёл себя осторожно, чутко очень размеренно без лишних слов и действий.

На инфарктах сердца от скорой помощи многое зависит, из этого критического состояния начинают выводить ещё дома и во время транспортировки. 
С инсультами было спокойнее, нет такого психо-эмоционального напряжения у пациентов, как у кардиологических, и от тех медикаментов, которые положено вводить на скорой не видят эффекта сразу, это в основном стационарные больные.

Здесь Сергеевич мог даже слегка пошутить в приёмном покое. А когда больной оставлен в стационаре. У Сергеевича был положен перерыв. Он закуривал сигаретку возле машины скорой помощи и что-нибудь мне рассказывал.

- Настя или Настюша, - он часто обращался ко мне ласково, - ты знаешь, что такое попса?
На мой немой вопрос он отвечал:

 - Это когда плохому человеку хорошо. А что такое блюз? – следовал следующий вопрос, - Это когда хорошему человеку плохо.


Ещё он рассказывал как жил с хиппи на острове целый месяц. Это уже попозже, когда он ко мне привык. Он питался там тем, что они ловили в реке и лесу, и тем, что собирали и не только в лесу, но и среди людей. При этом Сергеевич так загадочно улыбался и смотрел на меня так, как будто я напоминаю ему кого-то с этого острова. Женщину, конечно же, молодую, прекрасную и смелую.


Я угощала его бабушкиными пирожками или мороженным. Он ни от чего не отказывался.
На вызовах бабушки затаривали его продуктами: яйцами, яблоками, купоркой и прочим.

 Среди фельдшеров было очень почётным угостить его чем-нибудь, собственного приготовления. Сергеевич, если хотел, пробовал, ел с большим удовольствием, расхваливая еду и кулинара. Он вообще умел получать удовольствие от того, что его окружало.
Может быль, поэтому сотрудники скорой помощи собирались вокруг него постоянно. Он был таким себе центром притяжения. Ещё и потому что Сергеевич умел находить в людях хорошее и интересное и вытащить это на свет божий. Он так умел похвалить, что человек дальше сам раскрывался с хорошей стороны ещё и ещё.
Естественно фельдшера любили с ним работать. Пухленькая молоденькая прямодушная Люся, когда работала в смене с ним, говорила, - что на работу приходит как на праздник.

Немолодой и небольшой мужчина Минуткин работал с Сергеевичем чаще всех. Тут шутки были более острыми. Доктор подшучивал над предприимчивостью и хозяйственностью Минуткин. И грозился обойти фельдшера и увести у того из под носа кучу навоза.
На спокойных вызовах доктор тоже часто шутил и демонстрировал мне клинику цветущих, запущенных хронических заболеваний, которых было большое множество в маленьком городе.
Вообще Сергеевич был из педиатров. Он работал детским неонатологом. Работа очень напряжённая. Сергеевич рассказывал, что там у него начался невроз, после чего он ушёл на скорую помощь, и рад этому безмерно.
Вообще в медицине довольно часто встречаются тяжёлые условия труда и графики, не согласующиеся с физиологией человека. Кто их только разрабатывал? 
В неотложных состояниях и лечении Сергеевич разбирался хорошо. Ясно и просто всё объяснял, конечно же, подшучивая надо мной. Я смотрела, как Сергеевич заполнял карточки, одев, очки на нос.

- Почему вы пишите пациенту улучшение? Ведь мы ничего не делали и не лечили его? - спросила я про один случай. 
- Посещение врача уже само по себе лечебно, - отвечал Сергеевич с  искорками в глазах.
Ещё он любил рассказывать про своих детей. С гордостью про сына, который был уже подростком и репетировал в гараже отца со своей рок группой.

 И с особым тёплым чувством говорил про дочку, - у меня такая Коза растёт! Ревновал эту Козу к сыну, она умела найти подход не только к отцу, но и к брату.

 И только про жену Сергеевич ничего не рассказывал, а она была, он заезжал как то к ней по дороге на работу, очень недовольный. Я ждала его в машине и всё замечала.



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться