Медицина как наркотик

Глава 4. Стационар на дому у Серёжи.

По началу, я очень радовалась возможностью побыть с Серёжей. Я так по нему изголодалась, что мы даже занимались сексом, не смотря на продолжавшееся у меня маточное кровотечение.

 Он вёл себя заботливо, старался, даже слишком. Готовил, ухаживал за мной и с надеждой ждал вестей об окончании кровотечения. 

Я привезла с собой медикаменты, на которых сошлась с Романом Анатольевичем, к ним ещё прикупила трав, которые благоприятно влияли на женскую репродуктивную систему. 
Но кровотечение не прекращалось, и я испытывала за это вину перед Серёжей, и страх за себя.

Это вылилось в попытки компенсировать и хоть как-то порадовать его и себя, хотя бы сексом, хотя бы руками. Мне и самой это было нужно, из-за чувственного голода. Я облизывала, обцеловывала и липла к Сергею из последних сил.

- Зачем ты со мной так мучаешься? - спросил он после такого секса, с какой-то обидой в голосе. И хотя в его словах я не чувствовала притворства и обмана, но его напряжённый член, тоже меня не обманывал. 

Я промолчала, как это за мной обычно водилось в то время. А Серёжа стал спать со мной одетым в белой футболке и плавках.
Как прекрасны белые футболки на мужчине, который тебе нравится, и с которым ты спишь! И какое же это мучение не иметь возможности заняться с ним сексом!

Я пыталась обратиться за помощью к нетрадиционной медицине. Точнее к знакомой - мастеру рейки третьего уровня, которая была мне почти подругой. Во всяком случае, я её любила, и чувствовала в ней что-то близкое. Позвонила и рассказала ей о своём заболевании. 
Она меня «успокоила»:
- Кровотечение - это значит уходит жизненная энергия, - и существенного ничего к этому не добавила. Больше я ей не звонила.

Да и не до звонков мне было. Теперь истерики начались у Серёжи, и не только из-за меня.

Соседка подкидывала ему под двери всякие неприятные вещи. Наверное,  он с ней раньше спал, а потом перестал. От этой догадки ревности я не почувствовала. Серёжа был со мной, да и сил ревновать у меня не было.

А вот Серёжа реагировал на подброшенные вещи очень остро. Это его оскорбляло и унижало. Он, видимо, хотел её побить, но опасался снова попасть в тюрьму. И его душил гнев, который не находил выхода. Серёжа часто смотрел с тоской на решётки на своём окне (он жил на первом этаже), поставив ногу на батарею, а потом сильно напивался. 

Если первый раз, когда я увидела его в таком опьянении я убежала, то теперь бежать мне было не куда. Я долго переживала отчаяние, а под утро уснула.
На следующий день ему было стыдно. 
- Делай со мной, что хочешь, - предложил он мне. Я не знала, что с ним делать. Он пошёл сам обливаться холодной водой, и довольно быстро протрезвел.

В эти дни Серёжа не работал, даже подработки у него не было. Он мог целиком уделить мне своё  болезненное внимание.

А кровотечение всё не прекращалось. Я слабела, и почти весь день лежала. Тем временем срок больничного подходил к концу. 

После того, как Серёжа напился во второй раз, мне захотелось назад в больницу. Одной храбрости и чувств для решения проблем оказалось недостаточно.
На следующее утро я сама окунала похмельного Серёжу за волосы в холодную воду. Из последних своих сил, которые мне придавал гнев. И не смотря на его очередное раскаяние, моё решение ехать в больницу крепло. 

Я боялась даже не столько заболевания, сколько потерять работу, уж больно сильно хотела работать на скорой помощи и оставаться в Донецке. Моя личность нуждалась в профессиональном самоутверждении,  да и интерес к экстремальной профессии не успели насытиться.

Серёжа меня не понимал и злился. А я не понимала его злости, ведь не он же болеет. Я думала, что это очевидно, что мне нужно сохранить здоровье и работу.

А Серёжа злился всё больше. Тогда я не умела выяснять причины. Для меня он был не предсказуемым человеком, а его поведение не объяснимым. Я собрала вещи. 

Наступил вечер. Мы так сильно начали спорить, что я не хотела дожидаться утра, а собиралась вызвать скорую помощь немедленно.

И тут Серёжа схватил меня за горло, сказал, что не отпустит в больницу. Меня уже  хватали за горло! Нашёл чем меня испугать! Или задержать. Вот как-то чувство страха меня не посетило от того, что мужчина, который мне нравится, попытался меня удержать. Пусть даже, ухватив за горло.

В этом было столько чувства и отчаяния, я была ему нужна, а мне нужно было это чувствовать . У меня не осталось никакой ярости и страха, я успокоилась, разделась и легла с ним спать. Он мне нравился, и я не собиралась с ним расставаться.

Но терять работу я тоже не собиралась. Утром встала, оделась и снова стала собираться с силами, чтобы поехать в больницу. 

Серёжа поднялся вместе со мной,  долго умывался, и не очень хорошо вытерся после этого. Капельки воды стекали по его посвежевшему лицу. На этот раз он меня не хватал. А смотрел на меня с такой тоской и просьбой.

Интересно, что-нибудь изменилось, если бы я сказала, что не бросаю его? Возможно, это было очевидно для одной меня. А возможно ничего и не изменилось бы.
В тот момент я просто взяла сумки и ушла, мне было не удобно от него звонить на скорую.

Сначала я думала добраться до больницы самостоятельно. Но в центе города я почувствовала такую слабость, что чуть не потеряла сознание и решила вызвать скорую по таксофону. 

Когда  зашла в телефонную будку, мне вдруг  сильно захотелось позвонить Серёже. Я не знала, что я ему скажу, но не выдержала и набрала его номер. Ничего говорить не пришлось, трубку никто не поднял. Мне охватила тревога, но возвращаться и разбираться, что случилось,  сил уже не было. Я вызвала скорую помощь.



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться