Медицина как наркотик

Часть 4. Районная подстанция скорой помощи. Глава 1. Жизнь, в которой придётся жить.

После приёма антибиотика моё самочувствие улучшилось, но ещё долго оставался сильный страх за свою жизнь. А поначалу я вообще чувствовала себя в подвешенном состоянии без опоры под ногами и руками.

Я была в глубоком потрясении от взрослой трудовой жизни на ниве охраны человеческого здоровья. Впервые передо мной стал так обнажено и беспощадно вопрос. И вот в этом несправедливом, безразличном и враждебном мире мне придётся жить? В этом своём состоянии я не видела ничего хорошего в этом «безразличном и враждебном» мире.

Однако как раз в это время в Донецке проходил концерт композитора, исполнителя, музыканта, артиста Дидюли. Заглянув к себе в душу, я обнаружила светлое чувство к творчеству этого Дидюли. И я не стала упускать возможность отыскать что-то хорошее в этом «безразличном и враждебном» мире. Тем более что концерт проходил во дворце молодёжи «Юность», и мы с Дарьей могли посмотреть его с рубки звукорежиссера совсем за небольшую плату.

Я договорилась с подругой о встрече на месте назначения возле рубки звукорежиссёра. Дарьи долго не было, у неё иногда бывали резкие смены настроения, и она могла вообще не прийти. А концерт уже начался.

Поэтому я договорилась с закулисными сотрудниками и зашла сама прямо посередине музыки, которая затопила зрительный зал как море. Эта композиция так и называлась «море» или « «легенда». Волны звука прекрасно доставали место, где я сидела и я окунулась в прекрасную музыку с головой. Многие  произведения Дидюли я слышала впервые, они появлялись передо мной как новые миры, и в них утонули мои печали и горести. Отчаяние сменилось на желание жить.

Не заметно подошла Дарья. Мы сидели вдвоём, но для меня мы исчезли обе и почти не разговаривали. И после концерта тоже.

У Дарьи были нелёгкие времена, отец ребёнка не заботился о родившейся девочке. Даже под выплаты пособия на детей Дарья не попала, она родила незадолго до их введения, и её родителям было сложно содержать Дарью и малышку. Приходилось прибегать к помощи матери отца ребёнка банкирши, которая всячески отговаривала и Дарью от родов и даже угрожала. Трудно даже представить, сколько душевных сил и дипломатии ушло у подруги на всевозможные переговоры и конфликты.

Я думала обо всём этом. Не только у меня одной трудности. Очень хотелось помочь, но начинать помогать мне нужно было с себя. Я переключилась с жалости к себе и замкнутости, на свои возможности. 

Я ведь работаю на скорой помощи, ведь я так этого хотела. Серёжи не было. Но теперь любовь не отвлекала меня от изучения медицины. И я читала книжки по разным медицинским дисциплинам и неотложным состояниям в большом количестве.
  
По-прежнему жила у бабки «ухаживала» за ней, если это можно так назвать. Только дежурства были суточными, в моё отсутствие приходила хозяйка, и её это сильно напрягало. Отношения с ней всё портились. Так что моя тоска по любви была сильно забита необходимостью просто выжить. Как и работа на скорой помощи очень часто сводилась к тому, чтобы  «дожить» до конца смены. И желание, чтобы «интересная» работа поскорее закончилась, я чувствовала очень часто.

 



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться