Медицина как наркотик

Глава 3. Страшный фельдшер и её любимчики.

Поначалу у меня перед глазами были Заведующий, старший фельдшер, фельдшер моей бригады и вопрос «как справиться с вызовом?». На вызове передо мной стояли, занимая практически всё внимание болезнь и больной, а ведь были ещё моя бригада, родственники больного, коллеги из спец бригад и стационаров, и просто жизненные обстоятельства, складывающиеся в причудливые и не предсказуемые узоры.

Страшный фельдшер.

Старшая фельдшер была из тех женщин, которые «коня на скаку остановит, « в горящую избу войдёт» или «слона на скаку остановит, и хобот ему оторвёт».

Она была крупная, грозная, надёжная, занималась медикаментами, документацией и воспитанием фельдшеров. Последние называли её за глаза «страшный фельдшер».

Врачи принимали и сдавали ей наркотические препараты и документацию по их использованию. Она, в общем-то, была грамотная женщина, и в первую очередь следила, за рабочим процессом. И хоть я тоже её опасалась, но проблем у меня с ней не было.

А вот фельдшера, которые её боялись, выискивали в ней недостатки. Одно из главных обвинений было в том, что у неё есть любимчики. Она действительно очень любила общаться с одной из сотрудниц, и делала это с теплом и уважением, хотя эта молодая женщина была намного младше её.

Настя.

Настя охотно и подолгу беседовала со старшим фельдшером и не только. Она вообще любила компанию взрослых умудрённых опытом женщин. И сама Настя была серьёзная и грамотная молодая женщина. Внешне она была очень привлекательная: высокая, прямая, будто палку проглотила, с длинными вьющимися волосами, правильными чертами лица и светлыми глазами. Она была что называется «правильная», «хорошая» девочка.

Кроме работы на скорой помощи, Настасья ещё где-то училась заочно. Чаще всего её ставил работать с собой Заведующий, а он с неумелыми фельдшерами не работал.

Меня с Настей ставили работать редко, но когда я попала с ней в бригаду, то практически сразу почувствовала, что такое «хороший сотрудник». Вокруг неё было наработанное энергетическое поле, которое структурировало рабочий процесс. Она ещё ничего не делала, но уже внушала к себе внимание и уважение, а когда начинала работать, то действия её были умелыми, уверенными и точными.

Хотя в чём-то она была моей противоположностью или даже альтерэго, и её серьёзность сковывала моё любопытство, непосредственность, и прямолинейность. Зато она компенсировала мои недостатки: по началу неопытность, а потом и чрезмерную отвлекаемость от работы и рассеянность. Не знаю как Насте, а мне с ней работать понравилось, хотя мы не попадали на критические и очень интересные вызова, это были отдыхающие дежурства.

А так я чаще пересекалась с Настей в диспетчерской, чем в бригаде.

Диспетчерская.

Диспетчерская это было излюбленное место для сборов сотрудников, дежурной смены, особенно после ухода Заведующего и старшего фельдшера.

Там стоял диванчик для отдыха диспетчера, но до глубокой ночи на нём попеременно сидели сотрудники, и я в том числе - заполняли документацию и слушали истории о вызовах и рассказы о жизни.

А диспетчер был чем-то вроде массовика затейника, или центра притяжения до тех пор, пока не начинал или не начинала хотеть отдохнуть.

Диспетчеров было четверо, фельдшер Настя предпочитала двух зрелых дам серьёзную Ларису, которая сама воспитывала сына восьми лет и не очень серьёзную, но так же даму с богатым жизненным опытом Клавдию.

Настя рассказывала о своей семье, учёбе, парне, но не очень откровенно, она больше слушала, и больше рассказывала о своих увлечениях и занятиях. Я с завистью слушала рассказ о компьютере, который продвинутая фельдшер взяла в кредит. В то время это была редкость, а для меня роскошь. У меня ведь даже мобильного телефона ещё не было, хотя большая часть населения ими уже обзавелась. Настя отзывалась о компьютере с большим теплом, она даже имя ему придумала « Нафаня».

Ещё у меня вызывало зависть то, что к ней приходил на работу парень. Она отходила с ним на несколько метров от здания и общалась какое-то время. Мне тоже очень хотелось, чтобы меня навещали. Но в моей личной жизни было затишье.

(Значительно позже, когда мы вместе с Настей работали последний раз, она была очень расстроена. Видимо поссорилась со своим парнем. Это такая особенная боль, её трудно с чем-нибудь спутать. Я знала, какая эта боль бывает сильная и очень ей сочувствовал .

У меня был в таких случаях один рецепт « дать в морду» И я поделилась с ней своим средством. Вряд ли такое средство подходило для Настасьи, но что я могла поделать, если другого средства у меня на то время не было.)



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться