Медицина как наркотик

Глава 7. Ещё поддержки!

А кровотечение всё не прекращалось, у меня нарастала тревога.

 ТОгда я стала искать поддержки в книгах - месяц назад  закончила читать книгу из буддийской литературы «Естественное освобождение» Падмасабхавы , которую  брала у Дарьи. 

Когда я читала эту книгу, у меня возникали такие интересные переживания, я понимала, о чём там писалось. Книга напоминала о чём–то очень знакомом, а состояния, которые при этом возникали в сознании, мне очень нравились, и как будто приоткрывали дверь из этого мира страдания во что-то гораздо лучшее.

Перед тем как я заболела, мой знакомый буддист дал мне один из томов «Ламрим» (книги по философии буддизма). Я надеялась на такую же поддержку и от этой книги. В этом томе «Ламрим» было красочное описание адов.
Вообще-то, изображения и описания адов иногда притягивали моё любопытное внимание. Но я думала, что расписыванием адов в основном занимаются в христианстве, которое не было для меня авторитетным. А тут оказывается в буддизме тоже этим увлекаются, и я узнаю об этом в такой момент!

Моё буйное воображение тут же оживило все эти описания.

От такой «поддержки» у меня началась самая настоящая паника, и я остро стала чувствовать страх смерти. И страх распределения в одно из описанных адских мест. Мой предатель-ум  подкидывал  «прегрешения», и меня затянуло в нисходящую спираль паники.

От отчаяния я позвонила буддийской монахине Почтенной, и попросила привезти в больницу лекарства, которые она готовила. Не то чтобы меня не отпускали из больницы, просто всё это время я чувствовала сильную слабость, и не могла долго стоять или ходить, и далеко от больницы   не отходила.

Я слышала, что Почтенная иногда привозила сама лекарства покупателям. Кроме лекарств я очень хотела с ней поговорить, особенно о «страхе смерти» и "страхе попасть в ад". И мне было нужно «отпущение грехов».

Она сказала, что приедет. А ночью мне приснился огромный змей, который как бы состоял из улиц Донецка. Точнее улицы Донецка приняли форму огромного змея, который смотрел на меня в упор. 

Я стояла перед этим змеем очень маленькая. И чувство, которое у меня возникло скорее было растерянностью, чем страхом. Взгляд змея вначале изучающий,  сменился на  недоумение, и удивление, - кто и зачем его тут беспокоит? Возможно, он мог бы прихлопнуть меня за это, но, то ли не стал утруждаться, то ли ему было не до меня. Змей отвернулся и снова превратился в улицы Донецка.

А на следующий день пришла Почтенная. Она принесла не только лекарства, но и суп в баночке. Она иногда была трогательно заботлива, особенно в том, чтобы накормить. Суп мне показался очень вкусным, Ещё бы ведь за время пребывания в больнице я не ела первые блюда, там их не готовили.

Но самое главное, я смогла поговорить о своём страхе смерти с человеком, который понимал эту проблему.

Я расслабилась, и рассказала и о страхе смерти,и страхе попасть в ад. Почтенная не стала со мной спорить и доказывать, что я ещё слишком молода, чтобы умирать. И выискивать мои «грехи» тоже не стала.

Она сказала, что  не так уж важно, как долго ты живёшь, и что ты там сделал или не сделал. А важно, в каком состоянии умираешь.

Эти её слава подкреплялись опытом в практике «Бренности», а опыт есть опыт. В своей сложной, шаткой и тревожной ситуации я почувствовала спокойствие и состояние наполненное теплом и золотистым светом. В эту ночь я очень хорошо спала.
Утром, расчесываясь перед зеркалом, я радовалась играющему  на моём лице румянцу. 

А «Ламрим» больше не читала



Анастасия Привалова

Отредактировано: 10.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться