Медицинская шарага

Размер шрифта: - +

16 глава

Леня ходил по коридорам общежития, думал, чем себя занять. Уж точно не практикой, он до сих пор не мог отработать введение инъекции в вену, в мышцу, под кожу. Вместо этого он предпочитал сидеть где-нибудь или ходить. Однако Леня не встретил бы Яну, сидя на диване в фойе общежития, поэтому, поговорив с ее одногруппниками, он решил перехватить ее в коридоре. Поднявшись на второй этаж, где занятия группы «Леч Д» ни разу не проходили, Леня почувствовал себя потерянным. Вроде коридоры одни и те же, но в какой из них Яна со своей группой. Группа. Больше всего Льву не хотелось говорить с девушкой при однокурсниках. Он их просто не знал так, как знала Яна. Знал парней, и то не со всеми говорил.

Тут Леня заметил девочку с длинными, светлыми волосами, большими серыми глазами. Лене всегда казалось, что девушка чем-то изумлена, настолько любопытен был ее взгляд. Настя.

- Настя, - позвал ее Леня, но та не обратила на него внимания. Она была в наушниках. Леня принял ее одну попытку: - Настя, чтоб тебя!

Только когда слова разнеслись по всему этажу и отдались глухим эхом в каком-то кабинете, Настя заметила его, улыбнулась, сняла наушники.

- Что слушаешь, что меня не замечаешь? – спросил Леня, обняв подругу.

- Да так, - пожала плечами Настя. – А ты тут какими судьбами?

Леня сжал губы, увел взгляд от девушки.

- Янка в кабинете сидит, - поняла Настя, почему Леня так закрылся. – Позвать, что ли?

- А ты… - Леня не мог выговорить до конца, он не мог поверить, что такая глупая проблема, как страх перед одногруппниками девушки, решится так легко.

Леня был дружелюбен со многими девушками. С некоторыми он пытался флиртовать, с другими просто сдружиться, так как нужно поддерживать связь с другими группами, узнавать, что там у них происходит. Так получилось, что Леня приобрел друга в лице Насти. А познакомились они самым простым способом, каким могли только познакомиться студенты из разных групп, сидя на парах. Просто опоздать на пару и сесть в самый конец аудитории. Настя опоздала и села рядом с Леней, который стерег место для Жени, но потом подумал: «Пока Женек приедет, уже нужно будет идти на практику в общаге». Леня не спрашивал себя, почему не хочется закадрить Настю. Даже после разлуки с Яной, он не представлял себя рядом с Настей, что-то не то…

- Да, Леня, мне не трудно, - улыбалась Настя. – Жди здесь. Кстати, мне сказать, кто ждет Яну в коридоре?

- Без понятия, - развел руки Леня.

Настя ничего не ответила – скрылась за ближайшим углом.

Леня слышал звонкий голос Настия, и имя бывшей заставило его немного вспотеть. Май был теплый, а в тесном кабинете и без того было душно. В коридорах еще нормально, прохладно. Но вот слова «Яна, иди в коридор – Леня пришел» заставили парня застыть на месте.

 

Женя целовался с Пелагеей в коридоре. Для него было облегчением, что она ничего не узнала. (Синяки прошли ближе ко дню Победы.) Он встретил ее на автовокзале и помог отвезти вещи домой. Остаться хотелось, но нужно было бежать на практику. Жене было все равно – практику можно отработать. Но Пелагея была против, аргументируя:

- Я и так отсутствовала после Майских, а потом еще день после девятого мая. Отработки… Черт, как же я не хочу отрабатывать все это!

Женя понимал, что ничего с этим не может поделать. Он бы хотел сказать преподавателю по практике, Сорокиной, что Пелагея отсутствовала по «серьезным» причинам. Но как тут докажешь, если училка приходила в общежитие будучи немного пьяненькой. Это не было секретом, учительница сама не стремилась сохранять это в тайне – поведение не скроешь. Да и внешний вид у нее был такой, что можно было подумать, будто она тусила всю ночь на дискотеке для тех, кому за пятьдесят. Как вот с такой договоришься? Тоже за пузырь, как с физруком в начале недели?

Однако не одной Пелагее нужно было искать выход. Виталя вернулся на учебу. Он умел плести языком. Глядя на Виталю, который просил милостыню у Сорокиной, Женя видел перед собой немощь, которая готова на все, только бы не отрабатывать, говоря, что он все знает. Верить хотелось, но не потому, что смотришь на человека и видишь его знания в глазах, а просто жалость пробирает изнутри. Настолько жалкое зрелище. Но Васе, как он любил выражать свою жизненную позицию, да и приоритеты в целом, было похуй. И добился он прощения самым странным способом, который Женя только мог себе представить. Женя слышал о «Побеге из Шоушенка» (фильм смотрел) и что снят он по книге. Так вот, - Сорокина попросила весь рассказ, не важно в каком виде (книга или распечатка), главное, чтоб на бумаге. Женя тогда чуть не упал на ровном месте. Как?..

Пелагея же оставалась после практики и отрабатывала. Женя видел ее уставшей, провожал ее до остановки, а затем она говорила ему:

- Как же я ненавижу этого Виталю, - в ее голосе не было злобы, только непонимание, как такой человек смог избавить себя от отработок с помощью какого-то рассказа, а она, девушка-умница, которая училась на совесть (почти всегда), хотела большего, отрабатывает. Пелагея не злилась, но, как и многих, ее рвало на части, когда Виталя сидит и... и все.

Женя, конечно, успокаивал ее, говорил, что это все фигня, и что такие люди будут ее окружать всю жизнь. Эта горькая правда утешала Пелагею, ведь Виталя не будет с ней рядом после того, как она выучится и окончит колледж. Никого не будет рядом с ней, или с кем-то другим, из колледжа после его окончания…



Vlad Holle

Отредактировано: 19.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться