Медиум

3. День восставших мертвецов

Знаете, все говорят, что после смерти, вы видите белый коридор, свет в конце тоннеля, и вся жизнь проносится перед глазами, так вот, это полная чушь.

Последнее, что помню, это сноп искр, немного боли и кромешную темноту, а потом его лицо.

Я, конечно, не верила в ангелов, и то, что после смерти попаду в рай, тоже верилось мне с трудом, но его лицо было расплывчатым и светилось. Казалось, что он улыбается, сейчас он склониться и поцелует меня, похоже, что на небесах у меня таки открылась чакра любви.

Но и это оказалось бредом.

Просто мой начальник, сидя на мне, бил меня по лицу. Наверное, он думал, что это отличный способ привести меня в чувство, ведь вырубило меня не по-детски.

- Саш, давай же, очнись! – его обеспокоенный голос давил на меня. Само собой, я тоже не хотела списывать себя, как производственный труп. Странно было слышать, что он зовет меня Сашей, так еще и таким тоном. Все время я была Александрой Михайловной, а говорил он, это голосом Гитлера.

- Не стой как курица, вызывай скорую помощь! – а вот и тот самый голос Гитлера, но как я могу стоять, если я вообще не понимаю, что происходит.

- Игорь, не ори на меня!

Странно, но даже будучи без сознания, там, где - то далеко, я злорадствовала курице Альбине, ведь поделом ей.

Свет в конце моего тоннеля вдруг резко принял очертания нашего офиса.

Вот потолок, вот стены, а вон и злосчастный  щиток, который был местами черный, а вот и лицо обеспокоенного шефа, который слишком уж низко склонился надо мной.

- Слава богу, жива, - выдохнул он.

Я попыталась подняться и сесть. Но что-то снова пошло не так. Перед мои глазами все закружилось, и я снова повалилась на пол.

- Аккуратнее Александра Михайловна, мне кажется, что с вас достаточной одной производственной травмы, - он окинул меня обеспокоенным взглядом. Видок у меня наверно как у Битлджуса, из фильма Бертона, и прическа такая же.

А может я все-таки умерла?

- Вам бы только шутить мистер заносчивая задница, - подумала я про себя, но как оказалось, я сказала это, и довольно таки громко, достаточно, что бы он услышал.

Послышался легкий смех, его смех.

- Я сделаю вид, что не слышал этого, или спишу на помутнее Вашего рассудка, Александра. Вы здорово меня перепугали. Какого черты вы забыли в щитке? Не знал,  что на досуге вы подрабатываете электриком, – на его губах мелькнула улыбка, как, будто ему было известно что-то, чего я не знала.

Я медленно повернула голову в его сторону, оказалось, что к стене привалилось два его, или просто у меня в глазах двоиться.

- Три ха! – каркнула я. Оказывается, в моем горле была пустыня. Интересно сколько времени? – Может быть, вы или ваш брат близнец принесете мне попить?

Он посмотрел на место рядом с собой, куда я пялилась.

Кажется, он понял, что у меня двоиться в глазах.

- Думаю, что я смогу принести воды, а мой близнец, - он показал кавычки пальцами, - присмотрит за вами.

- Было бы прекрасно, он куда более молчалив, чем Вы.

Он, молча, ушел на поиски питья для меня. А я все еще лежала посреди коридора, под электрическим щитком, и на кой черт я туда вообще полезла? Смерть - это меньшее, что ждало меня. Теперь по офису будут ходить легенды о том, как Станкевич была чуть не убита щитком, в который сунулась добровольно.

С противоположного края коридора, послышался цокот каблучков, ковровое покрытие едва его приглушало.

- Раз ты уже пришла в себя, может, хватит валять дурака и прикидываться бедной овечкой, что бы все перед тобой носились? Выглядишь как ходячий труп, - надо мной возвышалась Альбина, и пыталась сжечь меня взглядом заживо. Моя голова снова закружилась, я немного перевернулась на бок, что бы встать и ответить ей как следует, но меня затошнило, комок подкатился к горлу, и меня вырвало на туфли Альбины. Те самые, которыми она притоптывала около моего лица, и те самые которые мне очень хотелось.

Ну а потом включилась, серена, она верещала как пожарная сигнализация, ну подумаешь рвота.

- Я могу их вымыть, - пробормотала я.

А она как умалишенная хватала воздух ртом. В какой-то момент, мне показалось, что она хочет меня ударить, но меня спасло то, что в дверь вошел Игорь Сергеевич, с бутылкой минералки. Он оценил все ситуацию, и если мои глаза не врут, он казался немного довольным, по крайней мере, об этом говорили смешинки в его глазах.

- Вот вода, - он протянул мне бутылку. – Ради бога, Альбина, прекрати верещать и позови уборщицу, что бы прибрать тут. Скорая помощь еще не подъехала? – он спокойно уставился на нее.

- Игорь! Я , мои ,она, рвота, ужас… - она говорила несвязные слова, и бурно жестикулировала.

- Такое бывает, когда у человека сотрясение мозга, Альбина. Теперь ты наверняка убедилась, что она явно не симулирует.

Я чуть не поперхнулась водой. Эти люди в своем уме? Я побывала, кажется на том свете, а они все по какой-то причине думают, что я ради забавы решила поваляться в коридоре, в не очень хорошем виде, ради привлечения внимания, как королева драмы. С меня кажется достаточно.

Сделав еще пару глотков воды, я медленно встала, держась рукой за стену. Пока шеф припирался со своей секретаршей, сделала пару шагов, держась за стену, но мои ноги не выдержали меня, и я снова рухнула на пол, уткнувшись носов в ковровое покрытие. Кажется с моей силой притяжения, мне теперь придется передвигаться на инвалидном кресле.

- Черт, Саша, ты и минуты не можешь прожить без самовредительства? -  заносчивая задница, словно тряпичную куклу оторвал меня от пола, таким образом, что я ткнулась носом в его грудь. А от него вкусно пахло, чистой рубашкой, свежим одеколоном и чем-то особенным, может быть притяжением?

Кажется, электричество сильно повредило мою голову, потому как раньше такие мысли в голову мне не приходили, и я не думала о каком-то там притяжении и уж точно не думала о том, что бы нюхать своего шефа.



Катя Смирнова

Отредактировано: 19.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться