Медиум

4. В дороге, слез не избежать

Придерживая меня за талию, заносчивая задница помог дойти до лифта, который опустил нас на подземную парковку.

Весь путь до его машины, мы провели в тишине.

Я размышляла о том, какого черта  полезла в щиток. Я не электрик, и в проводках не разбираюсь, ведь если бы меня прибило насмерть, Егор остался бы сиротой.

Мой маленький братишка – медвежонок был бы совсем один. Осознание данного факта накрыло меня с головой.

Пока  размышления о судьбе брата без меня, медленно забирались в мою голову, мы дошли до черного внедорожника Игоря Сергеевича. Он галантно открыл передо мной пассажирскую дверь, а у меня не было сил даже съязвить по этому поводу, ведь я разрыдалась. В голове были картинки моего хладного тела, и как мой брат безутешно плачет.

Судя по всему, мое лицо выражало обиду ребенка, которому не купли сладость, потому что шеф опешил.

- Александра Михайловна, черт Саша, что с вами? Мы можем вернуться, не думаю, что скорая помощь, уже уехала…- растерявшись, он стал осматривать меня с ног до головы, на предмет повреждений.

- Я не…я, - у меня получалось только мычать. Не получалось сказать даже связанного слова. Судя по всему, до него дошло, что это истерика.

Запоздалая реакция на то, что я чуть не рассталась с жизнью.

Оставив меня в слезах около раскрытой двери машины, Игорь Сергеевич обошел машину и скрылся в салоне. В эту минуту в голове пронеслась мысль, что он решил меня бросить. Зачем ему в разгар рабочего утра возиться с ассистенткой в истерике?

Но нет. Он вернулся с бутылкой воды в руках. Молча глядя на меня, он открутил крышку бутылки и выплеснул воду мне в лицо.

- Какого…! – цензура, пришлось во время захлопнуть рот, так как слово не воробей, а обзывать шефа мудаком, грозит выговором.

- Успокоилась? – эти его скачки с «ты» на «вы» никак не укладывались в моей голове, пока что лишенной мыслей. Вода струилась по шее, и холодные струйки скатывались под ворот рубашки, она медленно намокала. 

Я громко вдыхала и выдыхала спертый воздух парковки. Шеф, молча, смотрел на меня. Его взгляд опустился на уровень моей груди, мой лифчик начал просвечиваться сквозь мокрую ткань рубашки.

- У меня есть запасная футболка в машине, - тихо проговорил  он. – Я прошу прощения, но это бы единственный способ привести тебя в чувство, - он снова развернулся к машине, и начал копаться в сумке, которая лежала на заднем сидении.

- Держи. Думаю, тебе стоит переодеться, - в руки мне упала простая майка болотного цвета, немного растянутая, но все равно эта вещь не из дешевого магазина.

Я все еще немного задыхалась от слез, но почти пришла в себя, и осознала что стою вся в слезах на парковке , в мокрой рубашке на глазах своего шефа.

- Вы можете отвернуться? Не думаю, что смогу провернуть это сидя, - прошептала я, утирая слезы. – Извините за эту истерику, я немного не в себе, не каждый день, меня бьет током, и я едва не умираю.

- Все в порядке, Александра, снимите мокрые вещи, пока не простыли, - он отвернулся лицом к ряду машин, и снова этот скачек с «ты» на «вы».

Положив футболку на сиденье, я начала расстегивать пуговицы, но они не поддавались. Руки немного тряслись. – Черт, - прошептала я.

-Что не так?

- Не могу расстегнуть ее, руки…- я беспомощно их уронила.

- Я могу помочь? – спросил шеф.

- Не думаю, что это уместно, - прошептала я. – Просто поеду так, переоденусь дома.

- Глупости, я даже не буду смотреть, - проговорил он, ковыряя носком ботинка покрытие парковки. – Это ведь из-за меня, вы промокли.

Оценив ситуацию со стороны, я взвешивала за и против, этого предприятия.

Он виноват в том, что я промокла. Но он готов помочь. Он увидит мой лифчик, и, судя по всему его руки поблуждают вдоль некоторых частей  моего тела, но он виноват, а мои руки все еще нервно дрожат.

-Хорошо, но вы не будите смотреть, - я грозно посмотрела на него.

- Как будто я чего-то там не видел, - усмехнулся шеф. Но осознав, что вырвалось из его уст, он насупился и извинился, по крайней мере, так показалось ему.

- Давайте закончим уже с этим.

Он развернулся и медленно подошел ко мне. Стараясь смотреть куда угодно, только не на Игоря Сергеевича, я перевела взгляд на вывеску, которая размещена на колонне.

С первой пуговкой разделались. Я нервно выдохнула, вторая, и третья, он медленно расстегнул мою рубашку и аккуратно выправил ее из-за пояса брюк.

Затем он потянулся к правой руке и расстегнул пуговку на манжете, то же самое он проделал с левой рукой.

Не знаю, что это было, но в этот момент на парковке послышался едва уловимый девичий смех. Как будто вся эта неловкая ситуация показалась кому-то очень смешной.

Я нервно оглянулась и запахнула рубашку на груди. Шеф поднял на меня непонимающий взгляд:

-Все хорошо?

-Вы что не слышали смех?

-Какой смех?

-Девушка смеялась, пока Вы, ну –  я показала в область своей расстегнутой рубашки.

- Никто не смеялся, на парковке только я и вы. – Шеф посмотрел на меня, как на помешанную.

- Дальше я сама, - прошептала я. Игорь Сергеевич отвернулся. Кое-как стянув промокшую рубашку,  надела футболку, и молча села в машину. Хлопнув дверью,  уставилась перед собой, ожидая пока шеф сядет рядом.

Всю дорогу,  в машине была тишина. Я все еще размышляла по поводу того смеха на парковке. Мне не могло показаться. Смех был отчетлив, она как будто насмехалась над всей происходящей ситуацией.

Я натягивала подол футболки на колени, потому что чувствовала себя неловко, от того, что кое-кто видел меня в белье. Ткань футболки была мягкой, от многих стирок, видимо Игорь Сергеевич очень любит эту футболку, потому что часто ее носит. От нее исходил приятный запах, порошка, одеколона и чего-то мне неведомого. На секунду, мне захотелось уткнуться носом в ворот и вдохнуть в себя этот запах, но я одернула себя от этой мысли.



Катя Смирнова

Отредактировано: 19.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться