Медиум для банкира

Размер шрифта: - +

Случайность восьмая - предсказание попугая

Под итальянское кафе выстроили отдельное здание в центре городского парка. Вечером его освещали гирлянды фонарей на аллеях, обступали со всех сторон высокие ели, а днем с открытой террасы на третьем этаже можно было услышать музыкантов. Они съезжались сюда из разных концов города и терзали струны скрипок, отстукивали что-то задумчивое на барабанах. Сегодня же большой зеленый попугай крутил клювом колесо шарманки. Его хозяин стоял чуть в стороне со стаканчиком для мелочи и предлагал за сотку погадать на судьбу. Гадал, конечно, попугай. По знаку хозяина он бросал шарманку и летел к широкому ведру со скрученными в трубочку бумажками. Доставал оттуда ту, что приглянется, и отдавал тебе. Забавно, наверное, узнать будущее от птицы, но у меня никогда не было слишком много денег, чтобы тешить свое любопытство.

— Можем погулять по парку, если хотите, — предложил Конт, захлопнув за мной дверь такси. — Погода чудесная.

И попасться на глаза паре тройке знакомых? Как назло именно сегодня моя группа решит отметить в парке почти закрытую сессию или коллеги из банка будут проходить мимо по своим делам. А потом судачить у меня за спиной и приставать с расспросами. Не хочу. Патриций имел право гулять в любой компании. Он — мужчина. А на меня бы сразу навесили кучу ярлыков. Самые приличные из которых — любовница и содержанка.

— Нет, спасибо, пойдемте лучше в кафе, — пробормотала я, — мне еще домой возвращаться и к завтрашнему экзамену готовиться.

— Тогда, прошу.

Конт отступил на шаг, пропуская меня на узкую тропинку к кафе, и пошел рядом. Следующие несколько минут я смущалась до ступора, пока Сергей Геннадьевич открывал передо мной двери, любезничал с хостес, рассказывая про заказанный столик на фамилию Конт, а она так широко мне улыбнулась, что чуть не ляпнула: «совет вам да любовь». По крайней мере, мне так показалось.

Дизайнеры Перчинни постарались. Здесь, наверное, можно было захлебнуться слюной, еще не дождавшись заказа. Зал делился на зоны высокими стеллажами, где на полках стояли стеклянные банки с безумными макаронами в форме гнезд или огромных трубок, бутылки оливкового масла, консервные банки с томатной пастой, белые шарики моцареллы в вакуумной упаковке,  острый соус, какие-то соленья в маринаде, снова макароны ракушками и бантиками.

Со стороны открытой кухни доносились безумные ароматы, официанты носили по залу пиццу на подносах и лазанью в квадратных тарелках. А в телевизорах под потолком непрерывно показывали, как все это жарят, варят, запекают и красиво украшают к подаче. Изысканное издевательство над пустым желудком, ничего не скажешь.

На мое счастье возле нашего столика стояли не стулья, а широкие диваны. На один из которых я плюхнулась, довольная, что не придется страдать, пока Конт, согласно этикету подвинет мне стул под пятую точку. Грациозно усесться я ни за что бы не смогла. И так чувствовала себя деревенской клушей в приличном обществе.

— Добрый вечер, меня зовут Анастасия, сегодня я буду вашим официантом, — представилась девушка в черной форме и красном фартуке длиной почти до туфлей. — Салаты будут через пару минут, когда подавать напитки и горячее?

Меню нам девушка не предложила, хотя я уже настроилась листать шедевр полиграфии и считать в уме цены. Странно. Патриций все заказал заранее? Когда успел?

— Можно все сразу, — кивнул Конт и, когда официантка убежала, обернулся ко мне. — Как видите, Наталья Игоревна, я действительно ждал Франко, а не обманом затащил вас в кафе. Обед давно оплачен, поэтому нет нужды просить раздельный счет. Мы все же не в Европе. Дома я еще могу угостить девушку, не опасаясь нарваться на обвинения в домогательстве. Или нет?

Конт сощурил темные глаза и сложил руки на столе. Больная для него тема, я чувствовала тяжелый взгляд даже на затылке. Но при чем тут я? Мне все равно какая европейская феминистка тратила нервы Сергея Геннадьевича, мы так не договаривались. В любой стране финансовые вопросы нужно обсуждать до совместного похода в кино или ресторан. Теперь я оказалась в неудобном положении и могла просто встать и уйти под радостные вопли Индиса в ушах, но Конт изначально не ждал ответа. Риторический был вопрос, ага.

— Простите, что не предупредил заранее. Честно, сосредоточился на том, чтобы уговорить вас и вылетело из головы, — патриций так плавно сменил гнев на обаяние, что я недоуменно хлопала ресницами, выслушивая извинения. — Надеюсь, хорошая кухня, и атмосфера этого места сгладят неловкость. Мир?

Конт протянул ладонь для рукопожатия. Как мужчине, будто мы, правда, в Европе. Но было в этом жесте что-то из далекого детства, когда мальчики еще дружили с девочками просто так. Протянув ладошку. Зря я, наверное, взъелась. Черт с ним с раздельным счетом. Хочет угостить? Пусть. Я патрицию с самого начала ничего не обещала и не должна чувствовать себя обязанной за потраченные на меня деньги. Не телом же мне рассчитываться за тарелку салата и порцию горячего? Но до мира и взаимопонимания нам все равно далеко. Поэтому я пожала руку Конта и ответила, уточнив ситуацию:

— Перемирие.

От прикосновения к его теплой коже у меня кровь по венам побежала быстрее. Сознание отключилось от музыки в кафе, негромких разговоров других посетителей и звона бокалов из бара. Я словно растворилась в ощущениях и думала только о том, какие у Конта большие и крепкие руки. Как нежно он сжимает мои пальцы. Вокруг уже не осталось ничего, кроме тишины и где-то в другой реальности мой несостоявшийся принц встал с дивана, чтобы поцеловать мне руку.



Дэлия Мор

Отредактировано: 04.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться