Медиум для банкира

Размер шрифта: - +

Случайность пятнадцатая - скан договора

Раздраженный ссорой в коридоре итальянец принялся изучать бумаги, будто видел их впервые. Сравнивал пункты, листал страницы туда-сюда и постоянно поглядывал то на меня, то на Конта. Все реплики — короткие и сухие, так что мне не пришлось напрягаться с переводом. Разговоры только по теме и пара пауз на минеральную воду. Деловые переговоры редко бывают увлекательным. Большинство — рабочая рутина и спор из-за пометок юристов. То подсудность не нравится, то проценты в случае просрочки выплат.

Франко успокоился только к предпоследним пунктам. Подозреваю, что увидел порядок расчетов и что-то прикинул в уме. Уступит другу или будет стоять на своем?

Чей-то смартфон тренькнул уведомлением о сообщение. Проклятье, одинаковые модели издавали одинаковые звуки, а бизнесмены не баловались персонализацией. Плевать им было, что звонок звучит так же, как у соседа, и вместо веселой мелодии скучные гудки. Они смартфон для работы покупали.

«Франко, — выдохнул Индис над ухом. — Спорим, Мария Изабелла пишет?»

«В ванне замерзла? Просит согреть?»

Индис хихикнул и замолчал, пока итальянец снимал блокировку с экрана и открывал мессенджер. Сцена из такси повторялась, только Мария переписывалась с собеседником через стену.

«Титек нет, — расстроенно доложил дух. — Мария ему сканы документов прислала. Подожди, он пальцами буквы закрывает. Сейчас. Проект другого контракта на приобретение бизнеса. Все по-итальянски, формулировки стандартные, названия незнакомые, ничего необычного не вижу».

Скверно. Пустышка или деталь, пока не встающая в общую картину? Мария решила собственным бизнесом обзавестись в Италии? Наверное, салон красоты присмотрела или магазин одежды. Включить телевизор, так жены бизнесменов ничем другим не занимаются. Баловство на деньги супруга. Чем бы благоверная не тешилась, лишь бы под ногами не путалась и не требовала к себе повышенного внимания. Странно, что она обсуждала это с Франко, а не с папой-Контом. Или Франко — продавец? А главное, почему именно сейчас? В момент подписания другого контракта.

«Я еще не решил», — отстучал в чат итальянец, а Индис озвучил мне.

Друг Конта отодвинул бумаги и действительно задумался. Я угадала по глазам. Редко, кто умел всерьез думать, а не перебирать в подсознании стандартные варианты реакций на проблемы. Большинство предпочитало идти проторенной годами тропой под указку старших, стереотипов или собственных страхов. Их взгляд оставался пустым, они лишь делали вид, что думают. Комично хмурились и поджимали губы. Я всегда улыбалась, когда замечала подобное у студентов. Залманович научил на первой защите курсовой. Задал нам с Машкой по каверзному вопросу и, не дождавшись ответа, нарисовал на титульнике отметку. «У вас интеллект в глазах светится, — объяснил он через мгновение. —  Обе думаете. Даже не вспоминаете, а думаете. Только из таких студентов выходит толк».

Франко думать умел. Конт просто ждал, изучая друга и делового партнера, а у итальянца даже энергетика изменилась. Меня засасывало в него, как в воронку. Я взгляд оторвать не могла. Фантастическое ощущение.

Нон фирмеро оджи, — наконец, сказал он и щелчком ногтя отбросил ручку. — Домани.

«Я не буду сегодня подписывать. Завтра»

Ничего не решил. Тянул время и доводил друга, но патриций держался. Словно в кулак себя собрал и подкрепил метафору жестом. Значит, нельзя завтра. Нужно непременно сегодня, и это было еще одной загадкой.

Если честно, срок в еще не подписанном контракте — ерунда. Его можно изменить, если стороны согласны и нет серьезных обстоятельств, вроде решения суда. Черт! Неужели Конт что-то нахимичил с законом и пытался выкрутиться, продав бизнес? Тогда падала вся выстроенная версия с разводом и мстительным отцом.

Нет, не падала. Я предполагала, что патриция хотят лишить бизнеса, но даже не подумала о свободе. Мария-Изабелла, как жена, могла быть в курсе его темных дел и угрожать тюрьмой. Я не верю, что бизнес нельзя вести честно, но соблазнов очень много. Вдруг, она потребовала выкуп за молчание и сговорилась с Франко, чтобы Конт не смог продать бизнес и откупиться? Версия, достойная сценария голливудского фильма, но ничего логичного я придумать не могла. Бизнесмены коллективно мутили в тихом омуте пруда что-то невообразимое.

«Я так и знал! — заныл Индис. — Я говорил, что он связан с мафией! Конт — преступник, Наташа. И ты сядешь, как его соучастник».

Если это так, то должен быть скандал. Рискуя свободой, Сергей Геннадьевич не должен отпустить Франко из конференц зала, пока он не подпишет контракт. Я посмотрела на закрытую дверь и приготовилась бежать, но патриций не зря казался мне мраморной статуей древнегреческого бога.

— Хорошо, — безразлично ответил он. — Значит, завтра.           

Чужой взрыв эмоций волной прокатился по конференц залу. Натянутая струна лопнула, издав тонкий писк подавленного вздоха Вальшевского. Я не сразу поняла, что это он. Сначала смотрела на Франко. Мучило что-то итальянца. Мурыжило, измывалось и не давало покоя. Он дважды пытался заговорить и закрывал рот. Отказался и пожалел? Или хотел объяснить Конту свое решение и не находил слов? Я так и не поняла отношений между ними. Может, раньше они были теплыми, но сейчас испортились окончательно.



Дэлия Мор

Отредактировано: 04.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться