Медведь для Ренаты

Глава 5. Зов

Красный шар уверенно поднимался над горизонтом и менял свой цвет на более светлый – ближе к оранжевому. Солнце отражалось от снежной перины и слепило.

Звонкая связка начала странно мерцать, и это вызвало панику у Клима: он выхватил у Касяна ключ от верхних замков и уже размыкал один из наручных браслетов.

– Давай, Касян, давай! – кричал барсук, протягивая другу кольцо с болтающимся ключом. – Мы все запорем! Опять запорем! Давай же!

Но Касян привычно сложил на груди лапы и замотал головой:

– Не-а. Не буду. Твоя очередь ноги нюхать.

– Быстрее, ребята! – решил я подбодрить ключников. – Пожалуйста, освободите меня! Касян, прошу тебя!

– Твои ноги... неприятно пахнут, – енот повернулся спиной и любовался восходом.

– Это мои ноги, значит, неприятно пахнут?! Ничего себе... Да вы, еноты, вообще самые большие вонючки в мире!

– Что?

– Все так и говорят: "Встретил енота – уноси ноги, а то провоняешь насквозь".

– Чего? – подпрыгнул Касян от возмущения.

– Ага, как только увидите человека, так и мечтаете облить его своей вонючей струей из-под хвоста. А уж мои ноги на такое точно не способны. Да и воняют они не больше, чем твои зубы!

Касян замер со сжатыми в кулачки лапами и громко сопел. Понимаю, что в этой ситуации злить его было слишком беспечно. Но этот прикол с якобы вонючими ногами явно затянулся. Хотя сам-то – икона вонючести.

Или нет?

– Вообще-то, человек, – вмешался Клим, – стреляют вонью не еноты. А скунсы. Ты снова облажался.

Барсук неодобрительно вздохнул и продолжил ковыряться в замках. Ключи уже просто искрились – вот-вот должны были исчезнуть. А значит, мои ноги точно останутся прикованными к дубу. Потому что глаза Касяна покраснели, а это не предвещало ничего хорошего.

– Ты меня просто выбесил, мужик! – прорычал енот. – Сейчас я откушу твой нос, затем отгрызу уши, а напоследок я схвачу тебя за...

– Так нечестно! – поспорил я. Мне надо было выжать из лимона лимонад, ведь барсук мог не успеть открыть все замки. Касян должен действовать и быть мотивированным.

– А по-моему, все честно.

– Нет, мужики так не поступают! Ты же мужик? – Енот уже раскрыл пасть у моей голени. Но остановился в последний момент. – Так мужик или не мужик?! Давай разберемся по-мужски – только я и ты, прямо здесь.

– Я тебя сожру! – шипел енот. – Живьем.

– Отлично, но сперва отстегни меня. Дай мне хоть маленький шанс! Хотя бы на один раунд...

Касян взглянул на слепящее солнце. Затем на ключ, чернеющий в снегу. И с недоверием прищурился:

– Ну ладно, ладно... Дам тебе фору. Но учти, бегаю я очень быстро. Так что не сбежишь от меня.

Подобрав с земли пару желудей, он заткнул ими свои ноздри и склонился над ножными кандалами. Этот момент наконец настал – я сумел уговорить борзого енота.

– Быстрее парни, быстрее!

Солнце стало пригревать, и ключ в лапах барсука исчез: покрылся инеем, а потом будто рассыпался на мелкие снежинки. Какое-то волшебство... Было очень странно. Похоже, звери не врали – ключи вправду исчезают на свету.

К счастью, Клим как раз открыл второй замок, и мои руки стали свободны! Оставались цепи на ногах – вся надежда на упрямого Касяна.

– Один есть, – гундосил енот.

Новость меня очень радовала. Еще совсем немного, и я смогу передвигаться.

Но дальше произошло то, за что я хотел уже сам вцепиться в глотку Касяну. Он азартно подбросил в лапе ключ, и тот...

– Растаял! – закричал я при виде неприятного сюрприза. – Нет, только не это!

Ключик попал под прямые лучи и исчез, будто и не было. Полное фиаско!

– Касян, ну разве нельзя было без выкрутасов? – нахмурился барсук.

– Прости, бро, я увлекся. Прости. Но... ты все равно неправ, потому что ноги – твои. Это все из-за... из-за тебя произошло, ясно?

– Ну да, конечно. Это ж я простоял все утро с ключом, а потом подбросил его в небо. И он исчез – какая неожиданность! Да, Касян?

– Виноват ты!

– Ой, какая уже разница? Мы запороли, – Клим расстроился и сел на камень. – Выход остается лишь один...

– Ага, иначе его не освободить. Не сидеть же ему тут вечно.

– Ох, медузы, теперь нам снова придется делать это. Доставай инструмент.

– Да не говори... М-мерзость! Я так не люблю, когда они кричат, – Касяна передернуло.

– Может, завяжем ему глаза? – предложил барсук.

– Лучше рот...

– Что? Что вам придется делать?! – у меня начиналась истерика. Я не знал, о чем они толкуют. Но мои догадки были просто ужасны – только не пилить ногу!

Енот криво улыбнулся и сказал прямо в лицо:

– Придется отгрызть твою бледную ножку.

– Нет! Нет, пожалуйста! Не надо! – я визжал как свинья, которой показали нож. Пытался уползти как можно дальше, но оставшаяся цепь не пускала далеко. К тому же, в руках совсем не было сил – только и смог что упасть и перевернуться на спину.

– Успокойся, человек. Нас тебе бояться нечего, – размеренно сказал Клим, после чего дал еноту знак. Тот снял с пояса рожок и протянул барсуку.

Клим вдохнул побольше воздуха и прислонил инструмент к губам.

Тотчас же по окрестностям разлился звук горна: он был таким сильным, что с голых ветвей посыпался снег, а наст на сугробах стал трещать и рассыпаться на отдельные кусочки. Кому же он предназначался этот зов?



Анна Нест, Нина Тульчий

Отредактировано: 24.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться