Медвежий поцелуй

Глава 2

- Как ты могла?! – ворвался в мое сонное сознание плаксивый голос Васьки, а за ним следом на голову приземлилась брошенная сестрой подушка, - я доверилась тебе, а ты отцу все разболтала!

Не понимая, о чем идет речь, я натянула повыше одеяло, боясь, как бы вслед за подушкой, моя несдержанная сестренка не бросила в меня что-то потяжелее.

Глаза не хотели разлипаться, а внутренний голос умолял отвернуться к стенке и попытаться снова уснуть, не обращая на Василису внимания – перебесится и успокоится – но природное любопытство уже успело поднять свою голову.

- Прекращай скандалить и объясни в чем дело, - голос вышел хриплым спросонья.

Откинув с лица вечно лезущую в глаза челку, я приняла сидячее положение, коснувшись босыми ногами покрытого холодным линолеумом пола, и, подняв руки над головой, потянулась, стряхивая с себя остатки сна.

Сейчас бы выпить чашечку горячего кофе, без которого я утром не человек, а ходячее умертвие, и сделать зарядку, к которой привыкла за годы, проведенные в балетной школе.

Но разве Васька даст? Пока не выскажет все, что накипело, не видать мне бодрящего напитка, как и покоя. Сестрица у меня такая, что, если в голову что-то вобьет, будет переть как танк, перемалывая все, что попадает под гусеницы.

Она на четыре года меня младше. Вроде немного, но порой этот промежуток кажется бездонной пропастью. Абсолютно разные внешне, мы были такими же непохожими внутри.

Восемнадцатилетняя Василиса была рождена для веселья. Любила и умела радоваться жизни. Благодаря яркой внешности, пользовалась бешеной популярностью среди парней, а из-за легкого характера очень просто заводила подруг.

Я же была ее полной противоположностью.

Серая мышка, которой не пойми от кого достался кроткий нрав, нелюдимость и любовь к порядку, а все бушевавшие внутри эмоции, я обычно выплескивала через танец.

В прошедшем времени, так как после бегства матери к любовнику, переехав с отцом и табором в Завенск, бросила балет и посвятила себя семье, работе и хозяйству.

Неделю назад успешно прошла аттестацию на единственное свободное место на четвертом курсе юрфака Завенского государственного университета, так что теперь ко всему вышеперечисленному прибавится еще и учеба. До нее еще пару месяцев, но подготовку я уже начала.

Думаете, жалуюсь? Да нисколечко!

Это Васька, которая с трудом окончив школу, целый год беспечно гуляла и отрывалась, сейчас воет по ночам в подушку, воображая страшных преподов, сессии и незачеты, мне же ни холодно, ни жарко.

Учиться я люблю, за что и носила последние три года гордое звание «зубрилки», совершенно по этому поводу не заморачиваясь.

- Не притворяйся, что ничего не знаешь! Это была ты, Кара, больше некому! – истеричных ноток в голосе Василисы поубавилось, но на первый план вышла обида, что заставила мое рассеянное от отсутствия кофеина внимание сосредоточится на стоящей в дверях сестренке, одетой в короткие пижамные шорты и такой же, как у меня, черный шелковый топ на тоненьких лямках.  

- Ты можешь по-человечески сообщить, что у тебя опять стряслось?

- Отец в курсе, что я на выходных не у Машки задержалась, а с Михалем до ночи гуляла. Он рвет и мечет теперь, говорит, что ближайший месяц я нос из дома не покажу, пока из головы все мысли об этом «мерзавце» не выкину, - у Васи на глазах выступили злые слезы, - ему плевать что мы любим друг друга и хотим пожениться!

- Пожениться? Васька, ты только школу закончила, зачем тебе муж? – в голове началась слабая пульсация, что была предвестником наступающей мигрени.

- Это тебе он не нужен, правильная ты наша, а у Михаля дом свой здесь, в Завенске. Родители богатые, перспективы на будущее! Да я с ним, как у богов за пазухой буду. Он даже помочь мне обещал с поступлением в академию закрытую для богатых мажоров, где сам учится.

- Какая академия, Вася? У тебя же в среду вступительные в универ? Забыла, что ли? – нет, так больше нельзя.

Резко поднявшись, отчего закружилась голова и почернело в глазах, я рванула мимо сестры на кухню, к заветной кофемашине, которую купила с первых денег, заработанных благодаря своему Дару.

Не прошло и пары минут, как передо мной стояла, источая божественный аромат, моя любимая кружка с изображением косолапого мишки, которую мне на совершеннолетие подарила тетка Ксения, любившая меня словно родную дочь и помогавшая обращению с Даром, пока месяц назад не умерла, попав под машину.

От воспоминаний снова начала накатывать депрессия, поэтому я, сделав жадный глоток из кружки, тут же полезла в холодильник, решив заесть все печали огромным бутербродом с сыром и колбасой из индейки.

Всегда спасало, и в этот раз не подвело.

Ваське долго сидеть одной в спальне надоело, и она ворвалась на кухню прямо посреди моего сделанного на скорую руку завтрака, вновь привлекая к себе все внимание.

- Если не ты меня сдала, то кто, Кара? – в глазах сестры все еще пылал воинственный огонь, но голос был уже спокойным, - я кроме тебя никому не рассказывала.

-  Вась, да кто угодно мог, какая разница? Твои рыжие волосы даже ночью ярче пламени горят, не узнать невозможно. Если так плохо все, попроси Михаля, пусть родителей к отцу зашлет, разрешение на свадьбу просить. По традициям чтобы все. Папа это любит.

- Нет, - поджав пухлые губы Василиса отвернулась к окну, - Михаль сам додуматься должен, я ничего просить не буду.

Знаю, мне должно быть стыдно, но громкий смешок сам слетел с моих губ, не дождавшись, когда я его проглочу.

- Сестренка, тогда у тебя проблемы. Как бы до пенсии ждать не пришлось… - договорить я не успела.

Открылась входная дверь, и маленькую прихожую заполонила широкоплечая фигура отца.

- Кармела, ты еще здесь? Собирайся, на ярмарке рядом с кибиткой уже народ столпился. Ждут тебя. Дядя Харман за тобой присмотрит.



Диана Маш

Отредактировано: 04.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться