Мегаструктура

Размер шрифта: - +

Мегаструктура

Я посмотрел на покрытый иероглифической вязью козлиный череп, а тот, будто бы издеваясь, уставился пустыми глазницами в пустоту по сторонам от моего лица. Большой, тяжёлый и как будто бы крайне старый, этот кусок скелета занимал почти половину массивного рабочего стола – и, казалось, готов был расползтись ещё шире, стоило отвернуться хоть на мгновение.

- СиТри, – мрачно пробормотал я, не сводя взгляда с причудливых надписей, толкущихся на лобной доле черепа и вокруг его неровных ноздрей. – Сделай для меня ещё один анализ…

- Это будет шестнадцатый по счёту, – услужливо подсказал механический женский голос, раздавшийся как будто бы со всех сторон разом и легко заполонивший комнату от пола до высокого потолка.

- Да, – я неуверенно кивнул. – Да, я знаю. Но выполни, пожалуйста…

На поверхности стола, прямо под моим мрачным визави, разверзлось окошко зеленоватого света, и, озарив полумрак комнаты, исторгло из себя целый сонм бешено мечущихся лучей.

Очередное сканирование. Скорее всего, бессмысленное – как и все предыдущие… Однако в моём распоряжении больше не было зацепок и идей – только эта мёртвая голова с росписями и кровавая записка на месте преступления. Всемирная информационная сеть молчала: любые упоминания подобных событий были вычеркнуты или помечены штампом информации, опасной для распространения, а поисковые запросы отслеживались с пугающей точностью. И, если бы не должность следователя по особым делам – не избежать бы мне сурового визита со стороны комитета по информационной безопасности…

Но всё же… Кто мог пойти на такой шаг? Кто осмелился единовременно лишить меня коллеги, друга – и веры в незыблемость сложившегося порядка?.. И какого чёрта эти нелюди устроили на месте преступления кровавый фарс, равных которым нам со штатным судмедэкспертом не приходилось видеть за все годы в должности?..

Подавшись назад в кресле, я сцепил пальцы домиком у переносицы и тяжело вздохнул.

Лучи сканеров, тем временем, постепенно замедлили свой безумный танец, после чего, потускнев, истаяли в воздухе. Словно бы их и не было вовсе.

- Анализ завершён, – бесстрастно оповестил компьютерный ассистент. Единственный голос, помимо моего, что ещё звучал в этом кабинете после смерти Уолкера.

- Результат? – поинтересовался я, наперёд зная ответ системы.

- Никаких изменений со времён последнего обследования: элемент скелета вымершего животного, травоядного, некогда использовавшегося в животноводческом хозяйстве. На поверхности – неизвестные символы, нанесённые острым предметом, возможно – клинковым оружием. В современной письменности текстовых аналогов не имеется. Примерное время существования объекта – не более тридцати суток, заканчивая настоящим днём.

- Тридцать суток, – повторил я, в который раз зацепившись за эту простую фразу.

Месяц. Ровно месяц прошёл с тех пор, как несчастливый обладатель этого черепа появился на свет и около двух недель – с момента его кошмарной гибели. Во всяком случае, эти невероятно упрямые – пусть и совершенно невероятные – факты пытались убедить в том, что часть мешанины из внутренних органов, свидетелем которой мне пришлось стать некоторое время назад – принадлежала именно этому давно исчезнувшему зверю… Тогда как другая когда-то… могла составлять здоровый организм человека по имени Даг Уолкер.

Вот только как? Как существо, которого уже не могло существовать, попало в мой город – и зачем его, выпотрошив, смешали с останками обычного, ничем не примечательного полицейского?.. В этом акте садизма было что-то противоестественное, что-то, от чего наше общество, по уверениям СМИ, давным-давно избавилось. И что-то, что некогда делало работу следователя по-настоящему важной, заставляло встречаться с реальными преступниками, а не искать доказательства отклонений в жизни преступников потенциальных.

Подавив разочарованный вздох, я тяжело вышел из-за стола и, неловко пошатываясь, прошёлся по кабинету. За окном, искрясь и маня, горели голографические вывески размером с дом, но их фальшивого света было недостаточно, чтобы разогнать ночной полумрак офиса и густой туман в моей душе.

Последний взгляд на череп – загадку, к которой мне никак не удавалось подобрать ключ – я бросил уже от входной двери. Та легко скользнула в сторону при моём приближении, так как будто бы не оставила иных вариантов, кроме капитуляции. Неизвестно которой по счёту.

- Ладно, – произнёс я, не обращаясь ни к кому в частности. – На сегодня уступлю. Но война ещё не закончена, примите к сведению…



Николай Антонец

Отредактировано: 17.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться