Механическая пустошь

Размер шрифта: - +

Глава 3  Дикая охота 

 

  


   Глава 3  Дикая охота 
 
   Новый мир избавился от множества ненужных человеческих слабостей. К примеру, практически полностью искоренил сострадание Да и зачем оно тем, кто печется лишь о своей шкуре. Раз уж выбрала судьба не тебя, а ближнего, то и не стоит ей перечить. А протянешь руку помощи,  того и гляди, утащит тебя за собой нелегкая.   
  Только милосердие – это путь к величию, а не падение в бездну. Ведь те, кому посчастливилось усвоить этот урок, помощь вернется бумерангом. Так уж устроен механизм мироздания, один винт всегда крутит другой, и только так можно поддерживать в движении маховик существования.  
   Хозяйка держала в чулане весьма опасную тварь. На коротком повадке, так что бы та не смогла добраться до тела капеллана и утолить мучавший ее голод. 
  Странник видел это существо в старых книгах -  тех самых, что печатались на желтой бумаге и были способны хранить буквы не больше трех столетий. Варан-шелест, хищник времен Потопа. До этого дня, Дар считал, что грозному хищнику не нашлось места в Новом мире.  Но природа также обманчиво - как мираж в пустыне. 
   Странник склонился над вараном. Чешуйчатая кожа, двойной змеиный язык и массивные кривые лапы, - сейчас, правда, он мало походил на своих грозных сородичей. Набитый мешок с костями, не иначе. По всей видимости, хозяйка слишком долго морила его голодом.  
   Странник вынес варана наружу, дал ему воды. Рядом положил тело капеллана. Если хищнику суждено выжить, он утолит не только жажду, но и голод. 
 
 2

   К вечеру странник пересек Сутулую долину – каменная крошка под ногами сменилась вулканической черной коркой, которая неприятно хрустела и ломалась при каждого шаге. 
   Едва заметная тропка ускользнула вверх, к подножию горбатого холма, и затерялась среди массивных валунов. Присев на гладкий каменный бок, путник вытряхнул сапоги и прислушался к тишине. За спиной красовался багровый закат, а впереди кружили мрачные грозовые тучи. Но Дар не обратил на эту красоту никакого внимания. Его привлекло кое-что другое. Юго-восточный ветер донес до странника некие тревожные нотки. 
   Где-то поблизости шла дикая охота.  
   Нападавших было трое. Они устроили настоящее веселье. Перекрыв путь к отступлению, загнали жертву в угол или расщелину, и теперь всячески издевались над ней, пытаясь насладиться собственным превосходством.         
   Таких уродов странник ненавидел больше всего. Не охотники, а жалкие гиены способные нападать лишь на слабого. Того, кто не станет сопротивляться, подчинившись их силе.  
    В любой другой день странник не решился бы изменить маршрут. Но сегодня он сделал это намеренно.  Причиной тому было видение, которое посетило его этой ночью. Впервые за долгие годы, оно приоткрыло ему завесу тайны, показав длинные, подземные норы. А еще ему явился рыцарь в медных доспехах, чей цвет был зеленее жабьей шкуры. Металл становится таким, когда время проверяет его на прочность, подумал тогда странник. Но это было не столь важно. Главное, что повстречать этого рыцаря он мог лишь в одном случае – если свернет с намеченного пути.   
   Задрав голову, странник лишь минуту взирал на юные мириады звезд, а затем достал револьвер, прислушался к мольбам о помощи и сошел с тропы. 
 
  
3
 
   Бледные огни стеклянных болванок выдавливали из себя остатки скудного света. Именно выдавливали: натужно, через силу, словно все их нутро противилось огненному естеству. Мерцающие блики прорывались сквозь закопченный фонарь, отгоняя вечерние сумерки максимум на пару футов, не больше. Но охотникам это было уже ни к чему. Они давно ушли в раж, и били в слепую, так сказать, наугад. Тем более что место, где укрылась жертва, было как на ладони.  
   Странник подобрался поближе - до охотников оставалось шагов пятьдесят - выглянул из-за каменного выступа, быстро оценив ситуацию. Стальной козырек напоминал причудливую кепку погонщиков, только размерами он был не меньше морского утеса. Но эта была лишь видимая часть конструкции. Остальное было глубоко укрыто под землей. 
    Благодаря четырем светочам, которые образовывали неровный полумесяц, Дар смог разглядеть внутри защитного элемента и саму виновницу охоты, девушку подростка. Конечно, уже не ребенок, но до совершеннолетия еще как минимум года два-три. Забившись в угол, она удачно сгруппировалась, обхватив ноги руками и спрятав лицо. Видать, не первый раз нарвалась на местных уродцев. 
   Издав задорный свист, двое молодцов раскрутили над головой пышущее огнем болас –  и яркие трассеры  осветили сумрачное небо. 
   Соприкосновение с землей. Взрыв! Рыхлые куски почвы разлетелись по периметру.  
   Странник заскрипел зубами. Не охота – издевательство! Кусают, но не до смерти, чтобы продлить мучение. 
  Достав из огромной плетеной корзины очередную Зажигалку, тот, который  располагался к Дару ближе, чиркнул кресалом, и принялся раскручивать свистящее оружие. Но метнуть огненный шар так и не успел. Огромный камень со всего маха угодил ему в затылок. 
   Взвизгнув, охотник схватился за голову и злобно обернулся.  
   Искать нападавшего долго не пришлось: тот восседал на огромном валуне, нахально закинув ногу на ногу и насвистывая какую-то странную песенку про погонщика и глупого осла. 
   Второй охотник отреагировал молниеносно. Огненный змей устремился в направление странника. Снаряд пролетел очень близко. И едва не угодил в плечо. На лице юного метателя возникла злобная ухмылка, а рука потянулась к корзине. Но противник опередил его – камень хлестнул охотника по кисти. Взвыв, он повалился на колени. 
-    Пошли вон отсюда, жалкие шавки, - выкрикнул странник. 
  Ответом стали лишь злобные плевки да угрозы. 
  Охотники не привыкли к подобному обращению. Может быть, все дело в том, что их противники были слабее. Впрочем, странник плевать хотел на эти бессмысленные угрозы. Приблизившись к ближайшему охотнику,  он одним ударом сбил того с ног, и придавил каблуком, словно ползучую гадину.  
    Опять стоны, опять проклятия. Очередное проявление слабости. 
-    Да кто ты такой?!  Чего тебе надо? - Вопросы прозвучали практически одновременно. С вызовом и возмущением. Но странник знал - они сейчас действуют на показ. Так всегда происходит, когда внутренности сковывает страх. 
-    Забирайте свой скарб и валите отсюда, - вместо объяснений рявкнул странник. 
-    Да пошел ты! 
  Очередной неверный ответ. Они словно специально рыли себе яму. 
   Однако странник был готов к такому развитию событий – и незамедлительно перешел от слов к делу.  Срезав с  метательного оружия ремни, он принялся вязать руки обездвиженному охотнику. 
   Упершись головой в землю, тот принялся визжать, будто поросенок.  
-    Ты даже не представляешь с кем имеешь дело, ублюдок! 
-    И с кем же? – ради приличия поинтересовался странник.
-    Мы противоборцы! 
-    Не вижу связи, - пожал он плечами. 
-    Мы изгоняем зло, пыльная ты шкура! 
  Странник затянул узел покрепче и с интересом уставился на забившуюся в укрытие девушку. 
-    Ты ее имеешь в виду? 
-    А то кого же! – промычал охотник. 
   Второй тем временем успел прийти в себя и отползти немного в сторону, подальше от нападавшего. В отличие от собрата по несчастью, у него был реальный шанс расправиться с незваным гостем. Достаточно  подхватить камень и запустить его прямо тому  в голову.  
   Именно так  он и поступил. Камень уже сорвался с руки, когда внезапно прозвучал оглушительный выстрел. 
   Провоборец застыл  в оцепенении, пялясь на яркий ствол револьвера, который презрительно взирал в его сторону. 
-    Мо-ренннн-мкук, - имя сорвалось с дрожащих уст.
-    Убирайтесь отсюда, иначе следующая пуля раскрошит ваши тупые бошки, - спокойным голосом предупредил странник.
   Спускаться с горы в темную пору куда сложнее, чем карабкаться вверх. Тропа сама уходит из-под ног, буквально утопая в податливой, покрытой хрупкой коркой почве. Но противоборцы не рассуждали на этот счет: страх нес их по склону, словно перекати-поле по ветреной степи. 



Konstantin Normaer

Отредактировано: 02.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться