Мелиан. Охота Дикой Кошки.

Font size: - +

Глава 11

***

Ратина Ол, смотрительница Корниэлльской библиотеки, с величайшей предосторожностью свернула пергамент, аккуратно перевязала его лентой и сунула в деревянный тубус. Затем она потянулась, разминая мышцы, затёкшие после долгого сидения, потерла слезящиеся от напряжения глаза и с наслаждением зевнула.

Ей шел уже пятый десяток. Монотонная работа в библиотеке настолько въелась в её жизнь, что Ратине стало казаться, что она и родилась здесь, среди бесконечных полок, спиралью уходящих ввысь, древних пергаментов, на которых беззвучно раздавались голоса мудрецов прошлого, и той особой пыли, которой больше нигде не встретишь, и которая имеет свой собственный запах. У Ол не было семьи, а её подруги давным-давно вышли замуж и разъехались по разным концам Алдории, оставив женщину тосковать в одиночестве и постепенно превращаться в старую деву. Сначала это её пугало, но постепенно она привыкла к мысли о том, что ни один мужчина не позарится на бесцветную, как мышь, старую деву с жидкими волосами и блёклыми глазами. Осознание того, что совсем скоро она сгинет в забытьи вместе с библиотечными свитками, внушало ей какое-то странное облегчение: всегда приятнее, когда знаешь судьбу наперед. На смену пергаментам постепенно приходили книги, написанные на бумаге, которую не так давно научились изготавливать мудрецы из Королевской Академии. Пусть книги и были привилегией знати, но Ратина знала: ещё какие-то десять-пятнадцать лет – и книги будут доступны любому, даже живущему в самой непроходимой глуши крестьянину.

Скрип двери, разорвавший глухую тишину библиотечного зала, застал Ратину врасплох. Очнувшись от невесёлых дум, она повела костлявыми плечами и подняла голову. К её столику с нерешительным видом приближалась первая за этот день посетительница библиотеки – молодая девушка, судя по виду, прибывшая с южных окраин страны. Её платье, прическа и золотисто-смуглый загар с головой выдавали в ней провинциалку, а то, как зажато она держалась, боязливо опуская глаза в пол и нервно ломая пальцы, лишь усиливали впечатление. Ратина ощутила непривычный всплеск смешанных эмоций – от приступа снобизма жительницы крупного города до чёрной зависти к молодости и привлекательности – с этим не поспоришь – незнакомки. Крой платья не мог укрыть точёную, как у ранаханнской статуэтки, фигуру, а высокой груди и красиво очерченным губам могла позавидовать любая придворная красотка.

- Чем могу помочь? - неприветливо буркнула старая дева, устыдившись малодушного порыва. Девушка вздрогнула и опустила голову ещё ниже.

- Простите, что беспокою вас, - смиренно пролепетала она. - Я ищу труды магистра Лейницца. Видите ли, я очень интересуюсь историей религий, особенно древними верованиями и сектами. Мне сказали, что труды мудрого Лейницца – кладезь сведений о послушниках секты Дракона.

Ратина удивилась. Ей нечасто доводилось встречать молодых девушек, всерьёз интересующихся историей. Неприязнь к посетительнице начала испаряться.

- Всё верно, - осторожно подтвердила она. - Наша библиотека – едва ли не единственное в Алдории хранилище древних свитков. У нас действительно есть исследования этого магистра. Конечно, вынести вам их будет нельзя, но мы располагаем отличным читальным залом.

- Покажите мне их! - нетерпеливо перебила Ратину девушка и вскинула голову. Старая дева недовольно поджала губы. Зависть, на сей раз смешанная с каким-то смутным подозрением, вновь всколыхнулась в ней. "Не так-то ты проста, милочка", - подумала она. Выражение глаз незнакомки никак не вязалось с внешним видом: они были цепкие и лукавые, горящие неуёмной жаждой жизни. Видимо, заметив недоумение на лице библиотекарши, южанка быстро потупила взгляд и пролепетала:

- Прошу прощения, ничего не могу с собой поделать, так хочется поскорее взять в руки эти свитки!

Что-то в ней было не так, но что именно, Ратина сказать не могла. Она решила пойти на маленькую хитрость.

- Я с удовольствием провожу вас к ним, - изо всех сил стараясь придать голосу любезность, сказала она. - Но мне необходимо записать ваше имя. Как вы сказали, вас зовут?

Это не было обязательным правилом для посетителей библиотеки, но крупицы сомнений, зароненных в душу Ол, настоятельно требовали подстраховаться. На всякий случай. На этот раз глаза южанки были абсолютно бесстрастными и тусклыми, словно она прикрыла бушующий огонь кисеей.

- Малиен, - просто представилась она. Ратина черкнула пером по пергаменту и быстро убрала его в ящик стола, достав оттуда связку ключей.

- Пожалуй, всё в порядке, госпожа Малиен, - со злорадным удовлетворением произнесла она, поднимаясь со своего места. - Очень приятно. Меня зовут Ратина Ол. Прошу вас следовать за мной!

 

***

Пока смотрительница библиотеки степенно пересекала круглый библиотечный зал, я следовала за ней, стараясь не отставать, и кляла себя за неосторожность. Впредь нужно тщательнее следить за эмоциями и помнить о своей роли. Сейчас я – пугливая провинциалка, первый раз посетившая большой город и крайне растерявшаяся от обилия впечатлений. Если эта Ратина заподозрила неладное, то нет гарантии, что то же самое не произойдет с более опасным собеседником.

Тем не менее, досада на саму себя быстро улеглась, и я принялась оглядываться по сторонам. Нескладная снаружи – здание напоминало гигантскую луковицу, поставленную стоймя – изнутри библиотека представляла огромную перевернутую продолговатую чашу, чьи стенки были увешаны сотнями полок. На них аккуратными рядами лежали деревянные коробочки, на дне каждой из которых убористым почерком были написаны несколько слов. У зала-чаши не было «дна». В потолке зияло круглое отверстие, забранное стеклом, а промежутки между полками украшали затейливые фрески, изображающие Ниэлла – бога знаний и его девять ниэллид, хранительниц книг и свитков.



Мария Грас

Edited: 09.11.2015

Add to Library


Complain




Books language: