Мельница

Глава 7

Глава 7 “Паленья”

17 марта, 1832 год, 16 эпохи по Гиллиасу (материк с пустыней Мирри)

Закончив водные процедуры, я не торопливо вернулся обратно, безуспешно борясь с желанием оглядеть свою спутницу, её элегантные изгибы тела. Её красоту не омрачали следы химических ожогов, спускающиеся по левому боку, до колена, по внешней стороне бедра, причину происхождения которых, мне знать не следует.

Мягко сев, на угол кровати, я, наконец, обратил внимание на противный скрежет, донимавший меня всё утро.

 В семистах метрах, маршировал небольшой отряд, во главе с известным на материке орденом консервных банок. А именно очередной самовлюбленный паладин, со своими шестерками, лелеющими возможность, когда-нибудь облачиться, в такой же шагающий гроб.

Суть подобной единицы, довольно тупа. За основу взят никчёмный человечишка, лихо проявляющий себя в угнетении беззащитных. Такого типа, облачали в массивные доспехи, которые раздавили бы большинство обычных людей, если бы не удивительные свойства металла, врастающего в саму плоть владельца навечно и впоследствии подчиняющего его разум. Но это подавлялось регулярными обрядами, проводимыми примерно раз в год. Что интересно, во время обряда, все крайности этих фанатиков в некоторой степени ломались и перемешивались и подобно костям становились сильнее. И впоследствии, их волю нельзя было сломить.

Сила, получив силу, у многих рассудок затмевается, выпуская наружу истинные желания, пороки. Но пока, эти шавки, лелеют своего ‘капитана’, в надежде, что он даст рекомендацию на следующее ‘полено’.

Скверная организация, подрядились искоренить зло, коим ‘являются’ некроманты и другие сомнительные личности… Ярко показывают, что происходит, если жадный до власти бандит, получит мизерную власть. Быть может, я утрирую, да и осквернять могилы не в чести, но пользу можно найти в самых неожиданных местах.

Как ни печально, но выдающиеся личности находятся и тут. Один, может и небольшое поселение стереть… Просто взять и стереть, ничего не останется. Хотя, что хуже? – идиот желающий, присвоить чужое, под предлогом, что тот сшивает трупы или искренне верующий спаситель, аннигилирующий деревушку, так как в докладе, говорилось, что в ней есть подозрительный затворник или больной человек. Не говоря уже о высших чинах, как то ведь ими приходится управлять, и у них это, несомненно удается.

Мерзавцы, но сильные мерзавцы, имеющие поддержку почти на всем материке, некие ‘сочувствующие’ или приверженцы идеи, желающие побыть частью чего-то, неплохо спонсируют их. Так же есть вопрос, кто способен создать подобную секту?

Если не видишь головы великана, подпали ему пятки.

Но этот город не похож на другие. Пожалуй, великан уже наступил на ржавый гвоздь, с их первым шагом тут.

От этих мыслей меня оторвал легкий шорох позади меня.

Я закрыл глаза. Девушка проснулась.

Прямо перед кроватью стояло треснувшее зеркало, искажавшее моё лицо, мы могли ‘видеть’ друг друга.

Я произнёс: “Доброе утро” – натянуто улыбнувшись.

Она подняла хрупкое тело, опершись на одну руку. С недоумением взглянув на мой затылок, следом на отражение.

“простите” – резко произнеся, она прикрыла шрамы, не заботясь об остальном.

“скверная доля” – подумал я. “все в порядке, не беспокойся” – как можно мягче и даже нежнее произнёс я. На моё произношение сказывается, долгое одиночество в пустыне.

Её глаза уставились на меня, я встал, подошел к своим вещам, натянул повязку, произнес: “Я отлучусь, ненадолго. Было бы неплохо перекусить. Ты голодна?”

“Я, яя, господин?” – мямлила она.

Я ей кивнул и с голым торсом, исчез за окном.

Минуя несколько кварталов, я уселся на краю крыши, двенадцатиэтажного здания. Тут отлично просматривалась одна из главных улиц, ведущая от границы города к центру. Широкая пыльная улица, с редкими прохожими, а чаще группами незамысловатых людей или других гуманоидов. Но не сегодня, в это утро, ‘гостей’ вышли встречать пара местных ветеранов (но и им придется попотеть, что бы свалить одного паладина). Ситуацию в корне меняет один гастролер, устроившийся, на пару этажей ниже меня (отличная снайперская позиция). Он нервничает, дыхание сбито, пот капал с его лба на, потрепанную Boger 1099.

(пп, Boger 1099 – крупнокалиберная снайперская винтовка, использует принцип разгона снаряда по средством воздействия воли использующего, отчего практически бесшумна. Обычный стрелок сможет сделать не больше 20ти выстрелов за час. Идеально подходит для стрельбы для средней и дальней дистанции. Профи способны проделывать подобные выстрелы без оптики.)

Он не опытен? Или поддался эмоциям? Дуло торчало из окна. С моей позиции это выглядело весьма комично. Да и расстояние до предполагаемой цели было не более двухсот метров.

А до сель будем наблюдать.



De Maz

Отредактировано: 26.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться