Мелодия дождя

Размер шрифта: - +

3.2.

Громко айкнув, я ущипнула себя за руку. Не сильно конечно, я же не мазохист, но так, чтобы он почувствовал это. И пришел Рэн улыбаясь и держа руку на том месте, где я ущипнула.

С одной стороны было весьма забавным все это… чувствовать друг друга, но с другой – это отвратительно. Иногда я не хочу знать, что он чувствует, ощущает, но поделать с этим ничего нельзя.

И еще один вопрос оставался не закрытым… ну, точнее частично незакрытым. Почему чувства обострились сейчас? Когда Дален перекинул меня к Нэлли, оставшись с Бейлесом один на один, я не чувствовала его. Хотя я уверенна, что какие-то сильные эмоции он да испытывал в этот момент, но не чувствовала я ровным счетом ничего, кроме своих же переживаний. Сломанная защита… не знаю, не верится мне в то, что все это из-за этого.

Моя паранойя подсказывает мне, что тут дело далеко не в этом, а в том – кто мы. Он – падший. Многие думают, что это все мифы, никто, по сути, не знают кто они и что они такое, просто боятся. И лаафи… они тоже уже превращаются в мифы, так как их стало слишком мало и мы, к сожалению, вынуждены прятаться и не выдавать свои способности. И также мало кто знает, что мы из себя представляем, только известен наш дар поглощать магические потоки. И я, будучи лаафи, не знала, как мы действуем на людей противоположного пола. А что, если я чего-то еще важного не знаю? Что, если эти знания утратились? А что, если и Рэн чего-то важного о себе не знает? От этих мыслей становилось жутко, даже страшно. С ним мне, конечно, необыкновенно хорошо и спокойно, но что, если это спокойствие окончится летальным исходом для нас? А что, если не только для нас?

Поэтому, когда падший ушел на тренировку, обняв предварительно, я дождалась, когда мы станем вне пределах его слуховой досягаемости. Конечно я не знала, где эти пределы находятся, но все же обождала немного. А потом попросила накинуть хоть немного звуковой изоляции и приступила к разговору с подругой, которая, кажется, знала все в Академии.

– Откуда ты знаешь, что Рэн – падший? – прямо спросила я.

Соседка поперхнулась чаем. Да, это был вопрос в лоб, но сейчас не до деликатности и тактичности. Уловив мой настрой, Нэлли поставила чашку на стол.

– Он был в моей группе. Ну как сказать в моей группе, вместе на алхимию ходили. Он тогда еще был как мы, не в «элите Аргеста». То есть я его знала, правда мы не общались. Иногда я замечала за ним странности, но не обращала на это внимания. А потом он перестал появляться на факультативах по алхимии, реже стала видеть его в основном корпусе Академии, и форму на нем красную заметила. Все знают, кого директор берет в эту команду, а берет людей он редко туда, поэтому это становится обсуждаемым с момента того, как хоть кто-то увидит нового в красной форме. И ночью…я собирала полынь на поле, рядом с горами и озером, и увидела человека, который в принципе и на человека-то и похож не был. И крылья… Он думал, что я ничего не заметила и как только приземлился на гору – сразу убрал крылья. Было же темно и я бы не смогла понять, что с его лицом, если бы не зелье… я видела его. Поэтому и знаю, – явно волнуюсь, ответила светловолосая и сделала большой глоток чая с таким видом, будто это вовсе не чай был.

Я задумалась. Вот почему он ее позвал к Анхеллес, вот почему она не испугалась идти с ним, когда его лицо начало метаморфоз. Рэн догадывался о том, что той ночью она все видела, или слышал, как она мне это сказала. Поэтому-то она и не испугалась особо, даже виду не подала, когда увидела его в другом обличии, в отличии от Эда, который встроил, по моим скверным познаниям, вроде огненную стену.

И что мы имеем в итоге? Хмм… моя соседка давно с ним знакома, видела его в настоящем обличии, поэтому-то и не боялась особо. Уверенна, что она просто руководствовалась мыслью «Тогда не убил – и сейчас не убьет». Анхеллес тоже знала, кто он на самом деле, да и вообще, мне кажется, что ее вообще сложно хоть чем-то удивить. Но Эд… он не был к этому готов, не знал ничего о Рэне, но был нужен. Надо будет зайти к нему, поговорить. Возможно, у него, как и у меня, наклевывается что-то вроде стресса после увиденного.

– Нэлли, а эта Академия же уже старая, да? – спросила я.

– Да, до Аргеста тут была не академия…ну как, тут просто учились отшельники со всего мира, те, кого не принимало общество. В принципе, Аргест не многое изменил, просто по завершению академии, если, конечно, окончим ее, все двери во всем мире нам открыты. – мечтательно пролепетала светловолосая.

– Значит, если тут до нашего директора тоже было учебное заведение, причем для «отшельников мира», то должна быть впечатляющая библиотека, я права? – спросила я снова.

Нэллз поняла мой настрой и сразу начала мотать отрицательно головой.

– Ты о многом просишь, Эрильда. Нас же закопают живьем, если попадемся! Это тебе не на вечеринку сбегать, или ночью за полынью, – шепотом проговорила соседка.

Теперь я точно поняла одну вещь: мне НЕОБХОДИМО пробраться в библиотеку, точнее, в запретную секцию. Отшельники… падшие всегда ими были, точно о них что-то да должно быть!

– Нэлли, ну пожалуйста. Мне очень-очень-очень надо! – начала упрашивать подругу я.

Поддаваться она никак не хотела. Но когда я ее не выпускала из комнат на учебу, пока она не пообещает мне помочь туда пробраться – у нее выбора не осталось. Обещание я получила и довольная пошла переодеваться, чтобы пойти к директору Аргесту. Так сказать, планы немножко изменились.



Анастасия Брунс

Отредактировано: 08.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться