Мелодия дождя

Размер шрифта: - +

1.1.

Проснувшись, я уже на автомате посмотрела на часы. Захотелось подорваться и реактивно начинать собираться на работу, попутно придумывая более весомую причину опоздания, чем «Извините, я проспала», но потом вспомнила, что сегодня выходной и легла обратно в постель, расслабившись.

Еще чуть-чуть полежав, я встала и первое, на что обратила внимание, это на письма, которые уже отправил мне Альфредо.

Альфредо – мой лучший и, пожалуй, единственный настоящий друг, появившийся у меня в Арбисе за все время моего нахождения тут. Из-за нашей дружбы люди стали называть меня «пиявкой», а его и вовсе глупцом считать стали.

Так получилось, что встретились мы в первый раз не больно-то и радужно. Тогда я работала в ресторане для лордов, на входе брала и вешала их верхнюю одежду. Работа была тяжелой и весьма неблагодарной, да и платили мало, но эта работа была для меня спасением.

Многие, переехав в Арбис, поддаются своим излишним амбициям, чаще всего возвращаясь домой с абсолютным ничем. Но мне в этом плане повезло: я как приехала с ничем, так и вернулась бы с ничем. Вот только возвращаться в не хотелось, да и некуда мне возвращаться – я сирота. Моя мать умерла при родах, а про отца я вообще ничего не знаю. Воспитывала меня троюродная сестра мамы – моя тетка. Пусть не была она со мной ласкова и нежна, но я ей очень благодарна за все, что она сделала для меня. Она дала мне хорошее школьное образование, обеспечила всеми жизненно необходимыми благами, вырастила меня. Была у тети Клэр подруга – тетя Стиси. Она научила меня, пожалуй, самому светлому в моей жизни – музыке. Тетя Клэр не давала мне никогда играть на музыкальных инструментах, петь, называя все это глупой тратой времени, но когда приезжала раз в год тетя Стиси… Она научила меня играть на фортепиано, всегда повторяла одну вещь: у меня прекрасный голос. В последствии этого, она научила меня правильно им пользоваться.

Однажды, после того, как тетя Стиси уехала, я сидела в своей комнате, делала уроки и пела. Тетя Клэр ворвалась в комнату, как собака, сорвавшаяся с цепи. После этого тетя Стиси больше к нам не приезжала, а меня еще раз попросили зарубить на носу, что музыка – это не то, чем должна я заниматься.

И вот мне 17, амбиции выше головы и я уезжаю от тетки в Арбис под ее смех и «Еще вернешься и прощения попросишь». До сих пор бешусь, когда вспоминаю ее слова. Возможно, именно она меня до сих пор и держит в этом грязном городе денег и тщеславия.

И пусть первые годы моего проживания тут были направлены на выживание, то сейчас, благодаря Альфредо, я имею не высоко оплачиваемую, но все же стабильную работу, маленькую съемную, но все же квартирку, старенький автомобиль…

Когда меня чуть не выгнали с работы в ресторане – Альфредо приложил максимум усилий, чтобы меня все-таки выгнали. Он взял после этого меня под свое крыло, аргументировав это тем, что из-за него я потеряла работу и даже жилище себе оплатить не смогу.

А потом началась ложь. Он уверил меня в том, что директор моего учебного заведения перевел меня на бюджет из-за хорошей успеваемости. Как же я тогда радовалась!

И после этого меня начали называть пиявкой. А я не понимала, почему меня так называют, ведь я, по сути дела, ничего у Альфредо не просила… и потом начались комплексы из-за того, что я с ним живу, за его счет, но друг меня успокаивал и все снова становилось нормально.

А потом ложь раскрылась. Как оказалось, Фредо платил за мою учебу сам и доплатил директору, чтобы тот сказал мне о том, что теперь я на бюджете.

Разумеется, я закатила другу скандал… со слезами, с криками, но без разбитой посуды: не моя была, чтобы ее бить. И на все деньги, что у меня были, я сняла квартиру на месяц. Учебу мою Фредо уже полностью оплатил, поэтому тратить на нее денег больше не требовалось. С другом я не разговаривала, да и вообще ни с кем не контактировала, посвятив всю себя экзаменам и диплому.

Расквитавшись с учебой, я уже обратила внимание на окружающий меня мир. Трещало абсолютно все о том, что я была с Фредо из-за денег, а когда он уже все оплатил – свинтила от него, не говорю с ним, пытаюсь не пересекаться, на письма не отвечаю…

Грустно стало после этого, очень грустно. Только тогда сошла обида и пришло осознание одной вещи: он заботился обо мне. Фредо прекрасно знал, что деньги бы я его не взяла, а мои… их мало, что там говорить! А если учесть то, что живя у друга я подрабатывала, благодаря чему у меня и хватило денег на маленькую квартирку, после обучения я бы была без единой копейки в кармане.

И я ему написала письмо. Ответом на него стало появление друга на пороге моего дома.

С тех пор мы не предпочитаем вспоминать про эту ситуацию, более того, я попросила весьма убедительно зарубить себе на носу, что мне не нужно никаких «подарков от чистого сердца», не нужны его деньги. Но Альфредо все равно продолжает на каждый праздник вручить мне или ключи от новенькой машины, или от квартиры… работу предлагает у себя, аргументируя это тем, что я выполняю ту же работу, только за гроши. Но каждый раз он слышит отказ, и каждый раз он не теряет надежды «сделать мою жизнь лучше».

Открыла первое письмо, листочек воспарил вверх и послышался голос Фредо.

– Эри, отказа не принимается! Будь готова к пяти, пойдем ГУЛЯТЬ. Именно гулять, Эри, так что давай без туфель и платьев, как тогда, – гласило первое письмо.



Анастасия Брунс

Отредактировано: 08.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться