Мелодия моей жизни

Размер шрифта: - +

Глава 41

Гленн Хантер испытывал противоречивые чувства, получив короткое сообщение прямиком в разгар допроса Нэтты. Как только Грэга увезли на «скорой», Хэмиш сходил за женщиной на кухню и пригласил в столовую. Она выглядела очень довольной собой, когда вошла и царственно присела в одно из кресел. И ему было даже чуточку жаль её, когда она узнала, что её план не сработал, и что «поганая чародейка не подохла». Он бы с удовольствием послушал, как Стюарт разносит её в пух и прах, но короткий звуковой сигнал заставил его сердце на мгновение остановиться и попятиться к двери.

-Куда ты собрался? – Сердито спросил отец, отвернувшись от Нэтты. – Что-то случилось?

-Пока не знаю. – Гленн не осознавал, что был смертельно бледен, когда выходил из столовой. На нервах у него подскочило давление, и стоило ему выйти на улицу, как из носа хлынула кровь, и он едва не рухнул в лужу. Гленн подставил лицо дождю и ощущал, как бой барабанов в его голове постепенно утихает, а сердце вновь начинает биться в обычном темпе. Ему становилось хуже, и его бесило то, что обсудить это было не с кем. Он вернулся домой, но всё было настолько чужим, настолько…непривычным, что он при первой возможности выбирался в город. Он гулял по набережной, бродил возле замка, вспоминая своё детство, но всё больше осознавал, что с этим городом его больше ничего не связывает.

Он скучал по Лондону, даже после того, что там произошло.

Он скурил три сигареты, пока доехал до места встречи и смачно выругался, когда захлопывая дверь машины, прижал ею отворот куртки. Этот район всегда был плохо освещённым, плюс шёл дождь, но он ни за что не проглядел бы роскошный красный кабриолет, стоявший на другой стороне аллеи. Обогнув её, Гленн остановился у дерева с широким стволом и посмотрел на одинокую фигуру, стоявшую под большим зонтом под цвет автомобиля.

-Тебе не кажется, что старая протестантская церковь – не лучшее место для встреч?

-Я бы предложила гостиницу, но, боюсь, ты не согласился бы. – Женщина обернулась и спрятала за ухо прядь угольно чёрных волос. – Здравствуй, Гленн, мой милый.

-Гвинет. – Она была роскошна, впрочем, как и всегда. Её голос был подобен пению Сирены. Он сгубил немало жизней доверчивых мужчин, ослеплённых её красотой. – Как ты узнала, где я?

- Мне приятно, что я всё ещё способна тебя удивить.

-Мне не стоило приходить.

-Но ты же пришёл, верно? А раз так, не вижу смысла мокнуть под дождём. Это прекрасная погода, но всего должно быть в меру.

-Ты не ответила на мой вопрос, - сказал он, когда они сели на заднее сидение её машины. – Как ты узнала, где я?

-Дорогой Гленн, в мире столько добрых, а главное – продажных людей, - промурлыкала она и провела пальцем по его скуле.

 -У меня нет времени на эту болтовню. Говори, что тебе надо.

 -Ты, мой милый, как всегда нетерпелив. Давай начистоту, Гленн. – Вся игривость испарилась, и сейчас перед ним сидела деловая женщина. – Ты должен был явиться сюда со всеми Жнецами, чтобы взять меня в оборот, но ты приехал один, а значит – ты заинтригован. Мне нужна девчонка Лестер,  и ты поможешь мне забрать её. Руперт Лестер не прощает промашек, а у меня в случае неудачи она будет второй. Я пришла не с пустыми руками. Скажем так: тебя очень заинтересует то, что я тебе шепну.

-Ты просишь меня предать свой клан, своего Вождя, но ради чего? Что? Почему ты фыркаешь?

-Твоя преданность меня очаровывает, мой милый, но только когда она не граничит с наивностью.

Он мог схватить её прямо сейчас, но его задевала игривая снисходительность, сквозившая в словах Гвинет. И то, что она была полностью уверена, что он этого не сделает. Он замер, как зритель цирка, ожидающий продолжения представления.

-Отвечай, Гвинет.

-Непременно. Скажи, тебе известно, где сейчас находится твой вождь?

-Он мне не докладывал, но ты, похоже, в курсе.

-Если интересно, могу и тебе рассказать, - растягивая слова, предложила она и улыбнулась, увидев на его лице ответ «Да». – Пока вы здесь ломаете голову, как защитить несчастную чародеечку, потерявшую сестру, Юэнн Мактавиш греется на солнышке Рио – де - Жанейро…в компании этой самой сестры.

Судя по виду, Гвинет наслаждалась его растерянностью. Она откинулась на спинку сидения и перебросила ногу за ногу, от чего и без того короткий подол плаща задрался до неприличной длины.

-Ты бредишь.

 Немного повозившись в сумочке, Гинет достала из неё конверт и протянула Гленну. – Убедись сам, мой милый.

Стараясь не обращать внимания на кислотно-розовый цвет конверта, Гленн извлёк оттуда несколько фотографий. Он поверил Гвинет ещё до того, как взглянул на них – даже она не пошла бы на такой рискованный блеф. Он смотрел на фото полуголых и раскрасневшихся Юэнна и Эбигейл, снятых, судя по всему, сразу после секса, и не мог сформулировать ни единой мысли. Как вышло, что женщина, которая ещё неделю назад была застрелена, нежилась в объятиях Юэнна? Что это значит и к чему весь этот спектакль? Что они задумали?

-Ты хранишь верность человеку, который тебе не доверяет. Не доверяет, - с нажимом добавила она, видя, что Гленн собирается возразить. – А иначе, почему он умолчал об этом? Что он задумал? Зачем они отправились за океан? Ты знаешь?

-Нет. – Он сделал глубокий вдох, успокаиваясь. – А ты?

-Не знаю. Пока не знаю.

-Ты ничего не делаешь просто так. – Гленн отшвырнул фотографии и повернулся к девушке. – Каков твой интерес?

- Я хочу и настаиваю, чтобы ты расставил приоритеты. Ты хочешь жить, Гленн? Конечно, хочешь. Так что для тебя важнее: цепляться за зыбкую преданность, или шанс прожить ещё лет тридцать? Мистер Лестер их не видел, - она кивнула на фотографии. – И он не знает, что ты…перебежчик.



Ирина Маликова

Отредактировано: 13.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться