Memento mori

Размер шрифта: - +

Часть V "Слишком разные маги"

Пока Дона не было, скучать мне не пришлось. Город Ватра разительно отличался от Каны. Дома были не из красной глины, а из белого камня. Им же были выложены и дороги. Днём, город отражает так много света, что его, наверное, видно за сотни километров. Странно, что я его раньше не замечал. Хотя, может, я немного преувеличил с дальностью.

Камень из которого сделан город, отличается от того что валяется на дорогах в Кане. Хоть он и столь же белый, у него виднеются лазурные прожилки, какого-то кристалла. Эффект, конечно, замечательный, но мне интересно, есть ли, какие-то скрытые свойства у этого камня? Не зря же из него сделали целый город. Вполне возможно, что он куда более крепкий, чем камень в Канах, или может, обладает магической силой. Не исключено, ведь в играх и книгах частенько такое бывает.

Народ тут отдельная тема. Здесь не так много людей, сколько халфов. Возможно, тогда они пришли из Ватры в Каны на торжество. Как они преодолели, так быстро такое расстояние? Вроде как об Альмадин стало известно только днём, а уже вечером собралось огромное количество халфов. Стало быть, они могут быстро перемещаться?
 

«Если ты удивлён городом, то скажу сразу, ночью он светится».

«Что ты имеешь в виду?»

«То, что и говорю. Как только начнёт темень, морской камень начинает светиться зеленоватым цветом».

«Знаешь, что мне показалось странным?»

«Ой, мне так интересно».

«Хватит меня осыпать сарказмом, Вик, я серьёзно. Почему ваш континент самой Богини воды, так беден в плане этой самой воды? Вы же едва выживаете за счёт маленьких источников».

«Об этом мне Марос рассказывал. Он говорил…»

«Секундочку… Что за Марос?»

«Есть смысл тебе что-то рассказывать, если ты забываешь?! Марос это старик, который меня вырастил!»

«Понял. Продолжай».

«Бестолочь… Так вот, Марос рассказывал, как мы были лишены покровительства Альмадин. Раньше, весь континент был покрыт зеленью, лёгкие дожди радовали детей и земледельцев, каждый мог пойти и порыбачить, в одном из сотен озёр, никто не знал ни жажды, ни голода. Одним словом, рай на земле, которого я не знал. Это было до моего рождения, во времена, когда Марос был сам ещё ребёнком. Он рассказывал, что Альмадин была довольно странной, всегда любила подшутить над людьми, но её шутки были безобидными. Однако, я не знаю точно, что случилось, но люди разочаровали её. Настолько сильно было её разочарование, что она лишила всех её даров. Это уже была не шутка. Её слова звучали так: „Нет смысла жертвовать собой ради тех, кто готов предать и вонзить мне кинжал в спину. Не думайте, что я приму его и смиренно паду ради вас. Отныне, я оставлю вас, и мольбы ваши не достигнут моих ушей. Я не убийца, поэтому не стану отнимать ваши жизни, но знайте, вы их не достойны.“ После чего она исчезла на долгие годы и вместе с ней всё живое. Дожди не шли, реки и озёра сохли, а люди страдали от голода и засухи. Всего за пару лет, весь континент превратился в то, что мы сейчас имеем».

«Но люди всё ещё верят в неё. Они молятся ей и вообще! Разве люди не пользуются её магией?»

«Да, но магия совсем не то чем кажется. Боги её нам дают, они в силах её отнять, но почему они этого не делают, мне знать неоткуда».

«Ладно. Но ведь тогда, в Канах, она собиралась прийти на поверхность».

«Да. Не смотря на всё что было, она должна идти на совет Богов. Вот причина её появления. Для людей, это шанс хоть как-то вернуть её благосклонность».

«И поэтому они меня чуть не убили тогда, за то, что случилось с оболочкой Альмадин?»

«Верно».

«И всё же, мне любопытно, что такое не смогла стерпеть Богиня?»

«Кто знает? Теперь это уже не важно. Прямо сейчас, мы те, кто обидели её».

«Мы же ничего не сделали!»

«Люди так не думают. Ну, всё, хватит болтать! Выполняй своё обещание и покорми меня».

«Может, для начало, подождём Дона?»

«Дон паршивый работорговец или ты забыл? Он нам вообще никаким боком не сдался. Готов поспорить, он сейчас думает, как бы меня продать подороже».

«Может и так, только он уже идёт сюда».

Дон направлялся к нам, восседая на новом коне. Держался он, конечно, величественно, но никоим образом таковым не являлся. Конь выглядел намного лучше, в плане эстетики, чем его наездник. Прекрасный, белый окрас и мелкие тёмные пятна, украшали его. Как только Дон приблизился к нам, тут же начал бахвалится:

— Ну и как тебе мой новый конь? Разве он не прекрасен?

— Нормально, — с безразличием ответил Вик.

— Что значит «нормально»? Я отдал за него кучу денег, он не «нормальный», он божественный!

— Нет смысла сотрясать воздух бесполезными словами. Мы должны продвигаться гораздо быстрее. Не твоя ли это забота? — язвительно заметил Вик.

— Парень, ты хоть умеешь радоваться за ближнего своего?

— Это не по мне.

— Да, ты прав. Это, скорее, черта второго паренька, — от этих слов напрягся не только Вик, но и я.

— Какого ещё паренька? У тебя есть ещё ученики? — отшутился Вик, стараясь не выдать волнение.

— Конечно. Думаешь, только ты у меня в учениках болтаешься? — засмеялся Дон.



Брукгрин

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться