Мемуары цифровых святых

Размер шрифта: - +

Глава 2 (Часть 2)

Глава 2

 

По предварительному звонку, я узнал, когда Вован не в виртуале, и глубоким вечером заявился к нему в квартиру. По телефону его голос был, чем-то страшно доволен и взволнован.

— Входи! Открыто! — раздался крик Вована изнутри квартиры.

Я толкнул дверь и проник внутрь. В прихожей снял обувь, надел изрядно ношенные тапочки, преодолел крошечный коридорчик и вошел в комнату. Челюсть сама собой упала на пол. Во-первых, комната была ярко освещена, чего я не наблюдал за все полгода нашей с Вованом дружбы. Во-вторых, Вован сидел на своем крутящемся кресле в белой рубашке, черном галстуке и трусах в горошек. В-третьих, он был без очков! Мать ети за ногу и об пол. Я его не сразу-то и признал! Никогда не видел его без очков. Оказывается у него такие маленькие поросячьи глазки.

— Чего встал? Проходи, — произнес он и барским жестом указал на диван. Последний, при ярком свете люстры с двумя лампочками, был еще в более плачевном состоянии, чем я его помнил. Пятен значительно прибавилось. Я начал подозревать, что на него кого-то вырвало лет десять назад. Может даже не один раз.

Я прогрохотал тапками по полу и сел на диван. Он жалобно вскрикнул, как раненый зверь. Пока шел, что-то мне показалось странным в сцеплении пола с подошвами тапок.

— Ты бы полы, что ли помыл, — посоветовал я Вовану.

— Сильно тапки прилипают? — поинтересовался он, поправлял галстук, глядя в настенное зеркало в резной оправе.

— Ну, так, — я покачал ладонью.

— Ерунда, рано еще, — беспечно махнул рукой он и плюхнулся в кресло, крутанулся вокруг своей оси и радостно выпалили: — Я сегодня иду на свидание!

— С девушкой? — с сомнением в голосе спросил я, удивленно приподняв брови.

— Ага, — улыбнулся Вован.

— Что, прям живой? — еще сильнее изумился я, привстав с дивана. Предмет мягкой мебели облегченно выдохнул.

— Ага, — улыбка парня стала шире. Он предвкушающе потер ладони друг об друга.

— Она знает, что у вас сегодня свидание? — уточнил я, садясь обратно на хорошо чувствуемые седалищем пружины.

— Все. Прекращай подкалывать. Лучше посоветуй, что делать с этим? — Вован задрал рубашку и схватил рукой жировую складку на животе, уточню, большую жировую складку на животе. — Я сказал, что спортом занимаюсь.

— Скажи, что шахматист. И очки надень. Они делают тебя эдаким загадочным мизантропом с романтической тайной.

— Ты думаешь? — с сомнением произнес он, надевая очки и снова превращаясь в розовощекого херувимчика Вована. — Я, кстати, сказал, что в качалке занимаюсь.

— Соври, что сейчас у тебя межсезонье, и ты пока не тренируешься, — посоветовал я, понимая, что такую липу, может проморгать только слепая девушка. — Ты где с ней познакомился?

— В Утопии, — пропыхтел парень, натягивая отглаженные брюки.

Ну, да, где же еще. Все это, конечно, было мило, и я даже немного был рад за него, но пришел сюда с рядом вопросов, и начну с самого животрепещущего.

— Вова, ты же в курсе, что ты мой лучший друг? Так вот, одолжи мне немного денег.

Он пожал плечами и удрученно сказал:

— Моего бюджета едва-едва хватит на поход в ресторан. Знаешь, какие девушки бывают прожорливыми?

— Ладно, — не расстроившись, произнес я. Не особо на него и рассчитывал. — Как моего Владыку Воздуха восприняли в руководстве Утопии?

— Нормально. Хотя потом всплыли слухи, что бонусы от достижения «Владыка того-то» дают почти читерские способности и надо что-то с этим делать. У тебя что-нибудь такое появилось?

— Все умения воздуха до шестого круга без кулдауна. Ну, это, в общем, со всеми плюшками, — сообщил я, внутренне замерев.

— Ну, вот о чем-то таком и речь. Вот теперь думают, может нафиг закрыть эти достижения? Недоработка ведь какая.

— А что будет с моим достижением? Предложат принудительно-добровольно обменять на какую-нибудь ерунду? — выпал я в осадок, растекшись еще одним пятном по дивану.

Вован пожал плечами и принялся обувать блестящие ботинки с острыми носами.

— Смотри, чтобы тебя ворона не утащила в таких блестяшках. Хотя ни одна ворона тебя не поднимет. Даже стая. Даже две стаи, — вяло пошутила жижа, в которую я превратился.

Вован бодро встал с кресла и подошел к зеркалу, втянул живот, расправил плечи. Парень оглядел себя, остался доволен увиденным, и сказал:

— Все, пора.

— Жених. Ты это, смотри там аккуратней. А то придвинешься к ней слишком близко, а потом уже пеленки-распашонки.

Покинули квартиру мы вместе, а потом наши тропки разбежались диаметрально противоположно. Вован полетел на крыльях предвкушения к девице из Утопии, а я просто полетел в пустыню Утопии.



Евгений Решетов

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться