Мемуары цифровых святых

Размер шрифта: - +

Глава 6 (Часть 3)

Глава 6

 

Весь следующий день в реале, я провел в лаборатории. Как и говорил Вова, меня пригласили на медицинский осмотр. Что только со мной не делали: пихали трубки, кололи шприцами, клали в какие-то аппараты — в итоге, я оказался полностью здоров, и умственно, и физически. Особенно им понравилось, как я умолял отпустить меня домой, чтобы мог попасть на турнир. Высокий седоволосый врач с аристократичной внешностью тонко усмехнулся и отпустил меня на час. Я завалил двух противников и получил достижение «Турнирный новичок II»  за пять боев в турнире. Плюшка увеличилась до +3 % к урону на любой арене Утопии.

Вернулся в лабораторию. Тут уже было все готово. Я прошел отбор, и мне сунули на подпись документы. Я честно пытался прочитать все до конца, но меня хватило всего лишь на пару страниц мелкого шрифта, которым была исписана внушительная пачка бумаг сравнимая по объему с первым томом Войны и Мира. Я подписал, позвонил родителям, объяснил, что на месяцок уезжаю в командировку заграницу. Они обрадовались, поздравили меня — раз отправляют, значит доверяют. Поговорил по скайпу с грустным Вовой, у которого половину лица разнесло, словно от флюса. Он печально пожелал мне плодотворно поиграть, робко извинился и бесстрастно сказал, что ему предложили место в Утопии.

Игровая капсула, которая теперь будет служить мне месяц, находилась в самой глубине лаборатории, в отдельном кабинете. Я считал свою капсулу как минимум не ниже среднего уровня, но эта вообще была на заоблачной высоте.

Что я чувствовал, когда ложился в новую мегакрутую капсулу, уходя от реала на месяц? Хм, ничего кроме предвкушения. Крышка закрылась, и я погрузился в игру.

Ощущения были ровно те же, что и в моей капсуле. По словам врача-аристократа, единственным различием будет то, что капсула сподобится намекать мне, что пора баиньки. Делать это она будет ровно тем же способом, что и природа. Грациано захочется спать, глазки начнут закрываться и он начнет зевать. Меня робко попросили, чтобы я снял личную комната в какой-нибудь гостинице. На улице спать такой персоне как Владыка Воздуха как-то не с руки. Ах, да, был еще раздел в чате, отвечающий за связь с лабораторией. Сами они вроде как не должны писать, а я же по мере необходимости могу отправить им пару строк.

Я портанулся свитком в Белую Цитадель и поинтересовался, где могу найти Рыжую Справедливость. Мне хотелось, чтобы предстоящий разговор прошел без участия наших общих знакомых. Выяснилось, что она только что вошла в игру и сейчас в своем кабинете. Сердобольный малый, который помогал мне, вызвался проводить Владыку Воздуха. Он оказался словоохотливым парнем и постоянно о чем-то спрашивал.

— Ты выиграешь турнир?

— А как же, — односложно отвечал я, чувствуя, как начинаю закипать.

— А наша гильдия снова будет в топе?

— Еще бы.

— А предателя Каина мы нагнем?

— Определенно.

О, Господи, почему ты совершил такую ошибку и даровал ему язык? Если бы мы ни подошли к резной двери с двумя стоящими по бокам изваяниями горгулий, то я бы не удержался от грубости. Проводив меня, парень заткнулся и побрел назад.

Я посмотрел на мерзкие, не предвещающие ничего хорошего, ухмылки горгулий и застыл на месте. Статуи были сделаны с той же реалистичностью, что и игроки, казалось, что они сейчас кинутся на меня. Я покрепче сжал сфинктер и бесстрашно прошел мимо них, отворив дверь. Она со скрипом подалась. Сидящая за большим столом Рыжая Справедливость, удивлённо на меня посмотрела и недовольно произнесла:

— Почему без стука?

— Мы холопы не обучены манерам.

Она согласно хмыкнула, полностью одобряя мою фразу.

— Дело у меня, — проговорил я, садясь на стул и оказавшись напротив нее за столом.

— Выкладывай, — бросила она с видом королевы, перед которой очередной проситель.

Я положил перед ней на стол два артефакта из ларца Карина.

Девушка взяла их, посмотрела описание и недоуменно сказала:

— Это ведь не из любви к гильдии? Чего ты от меня хочешь?

— Забирай один — и мы в расчете. После турнира, я уйду.

— Одного будет недостаточно за все то, что мы для тебя сделали, — проговорила она осторожно.

— Забирай один. Второй я должен отдать, — твердо сказал я и решительно потянулся рукой к артефактам.

Она ловко схватила «Рубин Забвения» и быстро сказала:

— Согласна.

Перед тем как покинуть ее, язвительно обронил:

— Кот лучше торгуется.

Следующей остановкой был парк Кализеона. Я сел на ту же лавочку и написал Вильгельмине: «Нужно встретиться, там же». Она ответила: «Ок, сейчас буду». И правда, она практически тут же материализовалась в воздухе, совсем не заставив меня ждать, будто и не девушка вовсе.

Я похлопал по сидению скамейки рядом с собой. Вильгельмина грациозно села и бесстрастно посмотрела на меня. Буря в ее душе улеглась или, может быть, она загнала ее в самые потаенные чертоги, так глубоко, что даже отголосков не было видно.



Евгений Решетов

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться