Мемуары орка-порученца

ДЕЛО МЕРТВОЙ СИВИЛЛЫ

В тошниловку под названием «Три хмельных мордоворота», что на углу Кожедубной и Висельников, я забрел не то чтобы случайно, просто потому, что податься-то некуда было. Мандус, избавившись от гарпий, развернулся во всю ширь и закатил такой ремонт, что не то что клиенты, соседи близко подойти к «Замшелому троллю» боялись. А мне же нужно где-то делать бизнес!

Нет, вы не подумайте, «Мордовороты» я как потенциальную, хоть и временную базу не рассматривал. Ну кто вообще в заведение с таким названием пойдет? Вот именно! Мордовороты! Правда, Пиней, вурдалак, что там заправляет, умеет всяких нахалюг, до мордобоя любителей в узде держать. Крепко так. Оттого там относительно спокойно. Всякая нежить-нечисть и прочий сомнительный элемент в «Мордоворотах» для переговоров встречаются, делишки свои темные обстряпывают. Но я-то не из таких. Я солидный орк, да и джентльмен к тому же, смею надеяться. Вы уж поймите правильно, я, конечно, порученец, за всякие щекотливые дела берусь, но клиентура Пинея – не моя клиентура. Я с законом не ссорюсь, я с ним вежливо договариваюсь.

Ну вот, значит, забрел я туда чисто горло промочить. С барменом, тощим и нервным оборотнем Льюсом парой словечек перекинулся. Он меня знает, какое-то время вместе в Легионе служили. Он – разведчиком, я – пехотинцем. Да и потом он мне кое-какие услуги оказывал. Не за бесплатно, разумеется. Так что нашел для меня приличного бурбона.

- Неспокойно что-то, - сообщил Льюс и зябко плечами передернул.

Ну да он нервный, я ж говорил. Но беседу поддержать решил.

- А что так? – спрашиваю.

- Да Демонская Пропасть шалит, - он стрельнул глазами в зал, наклонился ко мне и зашептал: - Ночами, говорят, светится там что-то, в глубине. А некоторые так вообще утверждают, что барьер ослаб.

- Еще не хватало, - нахмурился я.

- О то ж! – кивнул оборотень. – На днях вон даже сам мэр Вивис приезжал. Злой был, шумел, даже на Пинея ни за что ни про что наехал. Мол, не демоны то прорыв готовят, а твои мордовороты совсем стыд потеряли. Нет, ты прикинь!

- Да что Вивис-то в таких делах понимает? – фыркнул я.

- И я о том. Руками тут поразмахивал, поорал и заявил, что много чести нам посты усиливать. Мол, он в столицу напишет, чтобы крутых колдователей прислали для проверки да починки. Только то ж когда будет? Нет, ты понимаешь, Бурбруш?! На вулкане же сидим!

Мое мнение Льюс услышать не смог – отозвали его, побежал новых выпивох обслуживать. А я сижу, огненную воду потягиваю, и вдруг слышу, в зале такая неестественная тишина образовалась. Обернулся и обомлел. В этом-то гадючнике, да такая фифа! Ой, простите, леди, разумеется. Плывет она, значит, между столиков: походка от бедра – того самого, на котором разрез по самое не балуй, спина прямая, подбородок вздернут, меховое манто распахнуто и слегка сползает с плеч, открывая обзор на глубокий вырез платья. А в вырезе том... богатство, скажу я вам! И весь ее вид прямо кричит, мол, смотрите, но руками не трогайте. Но глазками-то по сторонам девица постреливает, хотя вроде и без энтузиазма. Подошла к стойке, обратила на Льюса влюбленный почти что взор, губки облизала, кокетливо поправила красно-коричневый локон. Показалось или нет, а только вроде бы в шевелюре рожек блеснул. Чертовка? Дракайна? А она томно так поинтересовалась:

- Не подскажите ли мне, любезный, где я могу найти Бурбруша? Мне стало известно, что он направился сюда.

Вот так дела! И откуда это ей известно стало? Я и сам, еще когда по Кожедубной шел, понятия не имел, что меня в «Мордовороты» занесет. А Льюс на меня глазами хлопает, не знает, что отвечать. Не стал я парня в расстройство вгонять, да и от беседы грех отказываться. Клиенты лишними не бывают.

- Ну, - говорю, - я Бурбруш. Чем могу быть полезен? – и вижу, как на едва уловимый миг в глазах дамы мелькает удивление и разочарование.

Впрочем, она сразу же взяла себя в руки и переключила свое обаяние с оборотня на меня.

- Ор-рк! – промурлыкала. – Как интер-ресно! Не пр-редполагала!

- А кого же вы рассчитывали увидеть... леди? – с трудом сдержал усмешку.

Ну да, не пряничек, чтобы всем нравится. Зато дело свое знаю.

- Что ж, рада знакомству. Я Агата. Побеседуем приватно? – она обворожительно улыбнулась.

Я кивнул, и посетительница указала на дальний столик. Сама вперед пошла. Все той же походкой, да. И все так же ей вслед смотрели все местные мордовороты. Ну и уши, сдается мне, навострили тоже.

Однако леди оказалась не так проста. Устроившись напротив меня, тут же поставила на стол сферу тишины. Ну надо же! Навороченная штучка. Да и не из дешевых. Ну что ж, стало быть, клиентка платежеспособна, что не может не радовать. Особо любопытные уши вокруг разочарованно увяли.

- Итак? – я посмотрел на дамочку.

- У меня украли предсказание, - сообщила моя визави. – Я сивилла.

Ах вот оно что! Итерес-сно! Эти тетки, жрицы никому не известного культа, появились у нас сравнительно недавно. По официальной версии, Люциус V разрешил им иммиграцию и создание своих общин, поскольку культ подвергался гонению в Месхале. При условии, что не станут проповедовать и мутить народ, разумеется. По неофициальной – одна из верховных сивилл была фавориткой короля. Надо сказать, народ они действительно не мутили, жили тихо, построив пару кварталов опрятных домиков на Южной окраине, охотно пророчествовали, если их об этом просили, но сами своих услуг никому не навязывали. Особой популярностью их гадания пользовались у молоденьких романтичных дурочек. Так что похищение предсказания вполне могло оказаться делом рук какого-нибудь разгневанного родителя. Ну, мне чем проще – тем лучше.

- Я вас слушаю, леди.

- Ко мне обратился некий... скажем так, влиятельный господин. Ему нужно было предсказание касательной весьма важной деловой операции. Предсказание было сделано и записано на кристалл.



Варвара Кислинская

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться