Мэн

Размер шрифта: - +

Глава 49 Большой папа

Глава 49
Большой папа,
или
Катание на водопаде

Я ждал тебя 28 бутылок виски,
17 заказанных пицц,
706 кругов проиграли диски
В ожидании взмаха твоих ресниц.

Я ждал тебя 160 пересадок,
3305 сигарет,
Я 207 раз вымыл чайный осадок
И даже сходил на балет.

Практически 2 путешествия в Вену,
3 тюбика пасты, 25 книг,
17 пустых восхождений на сцену:
Я ждал тебя так, что от жизни отвык.

И вот твоя тень на истертом пороге,
Твоё отражение в море зеркал...
Сказала – "Прости, я забылась в дороге."
И, улыбнувшись, спросила – "Ты ждал?"

Автора опять не нашла.

На ватных, подгибающихся ногах Тэсс двинулась вперёд по прямой как зомби. Казалось, столкни её сейчас с пути — не вернётся. Не хватит, ни сил, ни ума. Погибнет. Её энергии осталось только вот на эти предстоящие ей пять шагов, поэтому, отдав им всю себя, она рухнула в объятья Андрея как подкошенная. Обхватила мужчину, словно ствол дуба и прижалась к нему всем телом, будто одной большой кровоточащей раной приникла к чему-то целебному, с терапевтическим эффектом. И замерла. Прислушалась к нутру, которое принялось ещё очень слабо и несмело, но всё-таки напитываться флюидами и силой Дексена, и отдавать ему взамен любовь и тоску.

А Андрей потерялся в чувствах и ощущениях. Как должен вести себя мужчина в таких душещипательных ситуациях? Да ещё и на глазах сестры, замершей у дверей с прижатыми в немом восхищении руками к груди. У него довольно давно умерла мать, поэтому он не знает, как действовать с растроганными женщинами. Устыдиться своей неловкости или поддаться общему настрою? Врубить мозги? Начать анализировать? Вырубить в себе самца? Или послать к чёрту всех с этой их мелодрамой?

«Переждать», — дал себе команду Андрей, потому как почувствовал себя подопытным кроликом.

— Тэсс…

— Прости… — прошептала она в его пиджак и прижалась ещё сильнее. Вцепилась как клещ. Дексен мгновенно уяснил, что они все на пороге женской истерики.

— Ы-ы-ы… — увидев маму, заволновался и завертелся Айс.

«И не только женской». — С опаской посмотрел на него папа.

— Льдинка, отложим это — я в одном костюме. Давай пройдём в дом.

Констанция отстранилась и, отворачивая лицо, направилась было по ступенькам, но Андрей придержал свободной рукой за локоть и привлёк к себе. Взял девушку за затылок пятернёй как крабом, склонился и впился в губы с силой и напором соскучившегося, изголодавшегося самца. Жадно. Грубо. Властно.

Она тут же обвила его шею руками, поэтому он резко и быстро оторвался.

— Спасибо за сына.

Тэсс смущенно заулыбалась и в неловкости затопталась на месте.

— Ты должен повлиять на Элтона, — пошла за ним, когда он первым направился в дом. — Он считает, что я кормлю Айса кормом, а не едой. Говорит, что такие помои не годятся даже для Присциллы, и нужно заказывать детское питание в Швейцарии.

Всё смешалось в доме Андрея.

Никакого порядка, последовательности и регламента. Только бардак, неразбериха, их производные и модификации. Правило одно — никаких правил! Им всем вместе предлагалось попробовать научиться властвовать над хаосом. В воздухе повисли неловкость и воодушевление разом. Никто не знал, что делать, что говорить и когда, куда себя деть, и кто виноват. Хозяин посмотрел на всё это, хмыкнул, и чтобы играть роль того самого поплавка здравомыслия, выглядывающего из бурного течения растерянности и озадаченности, быстро вернул своё самообладание и привычную ироничность, тем более что прочувствовать ситуацию вот так сходу и до дна, всё равно не получится.

«Успею». — И чтобы плавно и органично впустить Констанцию с сыном в свою жизнь, Дексен решил не менять в ней ничего. То есть, абсолютно.

Отдав сына маме, хозяин, как обычно, направился в душ, после которого переоделся и спустился к ужину.

— А можно он сегодня будет спать со мной? — обратилась к нему за столом Джокаста и показала вилкой на племянника, сидящего на руках у мамы.

«Ясно, — улыбнулась про себя Констанция. — Моё мнение уже никого не интересует. Появился большой папа».

— Нет, — мотнул головой Андрей. Но не очень уверенно.

— Ну, почему, ну, пожа-а-алуйста, — сделала «глаза кота из Шрэка» сестра Джо.

— Он… — Тэсс смущенно улыбалась, одной рукой зачерпывая ложкой тушеную капусту с рулькой, а другой — поддерживая сына, — привык спать со мной и брать… грудь. — Но ей так не терпелось остаться с Андреем наедине. — Только первые часа четыре-пять он спит хорошо. Можешь взять его на это время. — И сама помимо воли тоже посмотрела на своего мужчину.

— Можно, да?! — засияли чёрные глазки Джокасты. — Мне так нравится, как он пахнет молочком. Он такой… — она в умилении и от полноты чувств прижала кулачки к подбородку.

Перед сном Андрей всё-таки сходил в Простой домик к бригадирам и вернулся в свою Белую спальню именно к тому моменту, когда Тэсс кормила их сына грудью. «Его Высочество», Дексен-младший изволили ужинать.

«Его Величество» застыл на пороге. Окинув нечитаемым взглядом картину перед ним, он отмер, после чего прислонился спиной к стене рядом с косяком, да так и сполз по ней на пол.

Словно солдат, вернувшийся с войны.

Уселся на деревянные доски пола, выкрашенные белой краской, одну ногу согнул в колене, облокотился об неё и устало вытер лицо ладонью. Мужчина был задумчив и отстранён. Прищурившись, смотрел на полную грудь своей женщины и губки сына на её соске, но присутствовал будто не здесь.

Он вспоминал, как жил без этого. Ну, или до этого.

«Почувствуй разницу, чувак», — прищурился Дексен и приставил кулак ко рту.

— Не смотри на меня так. Я смущаюсь, — почти одними губами попросила Тэсс, глядя на него из-под ресниц, и от волнения тщательно и старательно пригладила Айсу шевелюру. Парень, кстати, уже почти засыпал.

Андрей смог только усмехнуться.

— Скажи что-нибудь, — опять прошептала девушка.

Он отрицательно покачал головой, и в этот момент в дверь постучали — на пороге выросла Джокаста.

— Я уже могу его забрать? — с возбуждением и предвкушением обратилась она к родителям и опять прижала кулачки к груди.

Тэсс кивнула и потихоньку отстранила спящего ребёнка от себя.

Сестра Джо аккуратно, и в принципе даже довольно умело, взяла малыша на руки и медленно вышла с ним из спальни, с некоторой долей опаски поглядывая на его сомкнутые глазки и ротик.

— Из неё получится хорошая мать, — спрятала грудь в бюстгальтере и вырезе кофты Тэсс. — Не то что я. — Она улыбнулась, поднялась с дивана и направилась в ванную. — Я сейчас.

А когда минуты через три вышла оттуда, Андрей всё так же сидел на полу у входа с задумчивым, отстранённым видом. Сминая в руках кофту с домашними штанами, которые сменила на пижаму, девушка медленно и не очень уверенно подошла к нему и опустилась рядом на колени. Упёрлась кулачками в пол.

Мужские и женские глаза встретились и долго смотрели друг на друга, пока в последних не появились слёзы.

— Прости, — одними губами прошептала она и в нежном, трогательном жесте положила ладошку на его колено, обтянутое трикотажной тканью спортивных штанов. Андрей тут же накрыл её своею, сжал и, оторвав от ноги, потянул за неё девушку на себя. Тэсс прилегла сверху, отбросив на ковёр штаны с кофтой.

— Почему ты всё время молчишь? — задрала на него голову.

Он усмехнулся.

Всё ещё миссис Стюарт с волнением повела глазами по комнате.

— Я… — чуть замялась, — хотела тебе сказать, что… не изменила тебе с Адамом. — Констанция подождала реакции, но её не последовало. — Ни разу, — попробовала зайти чуть дальше. — Это правда.

— Тс-с-с… — прижал палец к её губам Дексен. — Мы оба были дураками, Тэсс. — Он великосветски улыбнулся. — Столько дерьма наворотили. Иди ко мне, — легко приподнял её повыше и обнял. Прижал к груди и даже слегка покачнулся, как бы успокаивая и убаюкивая.

—Если ты когда-нибудь вспомнишь, что я тебе сейчас скажу, я буду отнекиваться и говорить, что ты всё выдумала. — Андрей отстранился и с нежностью, но в то же время пронзительным, пронизывающим взглядом впился в привлекательное девичье личико с чёрными кругами под глазами от усталости и недосыпания. — Я слабый, Льдинка.

Она зыркнула на него так, будто он сказал ей, что Земля плоская.

— Но не в этом дело. — Мужчина разомкнул объятия, приподнялся с пола и принялся заваливать девушку на ковёр у дивана, напирая собой. — Мне было очень плохо без тебя. — Она поддалась, он вытянулся поверх её тела, придерживая вес на локтях, и потёр большим пальцем щечку Тэсс. — Разучившись летать один, я прошел через такое… — зажмурившись, мужчина в ужасе отрицательно покачал головой. Но когда открыл глаза, те лихорадочно сверкали. Андрей был весь на взводе и будто не в себе.

«Он прекрасен в безумии», — невольно подумала Констанция.

— Мне тоже. Андрей… — обхватила она пальчиками его запястье.

— Подожди. — Голос мужчины вибрировал, набирая волнения и тревоги, будто трал в пучине океана захватывал косяк за косяком. — Это похоже на анестезию. Нечувствительность, — он встряхнул девушку за плечи как тряпичную куклу. — Я ничего не чувствую к тебе, Льдинка и мне придётся учиться любить тебя заново. — Андрей заглянул в голубые глаза. — Но при этом я дико боюсь тебя потерять во второй раз, и мне похрен, что нужно делать для того, чтобы этого не случилось больше никогда. Я легко могу опуститься перед тобой на колени и ползать у тебя в ногах. Мне это абсолютно ничего не стоит, — мужчина походил на человека, который слушает себя и не верит, что способен говорить нечто подобное. Он будто встал на свои собственные ноги после долгих лет передвижения на костылях.

А Тэсс послышались в его голосе слёзы.

— Могу застрелить тебя, если ты ещё хоть раз скажешь: «Хочу это забыть», и сам застрелиться, — он передёрнул своими широкими плечами как затвором. — Почему нет? Мне нечего терять. Да мне вообще плевать! — Дексен замолчал и словно заглянул внутрь себя для подсказки. — Ты больше не уйдёшь, — посмотрел на неё, задрав свой точёный подбородок, и прошептал так, будто собрался трахнуть её лучшим в мире сексом за всю историю, и мира, и секса.

Констанция напряженно-отстранённо замерла. Потом упёрлась в его плечи руками, молча прося отпустить. Мужчина поддался, перевалился на бок рядом, и девушка поднялась на ноги.

— Если выбирать тебя и Айса, я всегда выберу сына, поэтому не ставь меня перед выбором больше никогда. — Она предполагала, что Андрей тоже поднимется с пола, но тот только подложил скрещенные кисти рук себе под затылок, расставив локти в стороны.

— Пообещай мне! — Тэсс быстро и ловко перекинула ногу через его туловище, уселась верхом и сгребла в кулачки кофту на роскошном торсе. — Слышишь? Пообещай мне больше никогда не вредить Даррену! Чтобы вашей чёртовой вражде пришел конец!

Андрей расцепил руки и обхватил ими немного располневшую после родов и кормления талию.

— Я отдал ему всё, — он прищурился и посмотрел оценивающе.

— Знаю. Он сказал. Но он уверен, что ты ещё ему отомстишь. Он боится тебя, Андрей.

Мужчина скривился.

— Пообещай, что не станешь с ним воевать, — опять дёрнула за кофту Констанция.

— Хорошо. Обещаю. Клянусь. — Поднял Андрей руки над головой. — Он выиграл, я проиграл — не проблема.

Теперь недоверчиво посмотрела на него Тэсс и даже слегка отклонилась.

— И чёрт с ней, с тростью?

— И чёрт с ней, с тростью.

Она с улыбкой мартовской кошки вытянулась тягучим томным движением на любимом теле и прошептала ему прямо в рот:

— Когда-нибудь я рожу тебе дочку.

Андрей машинально сделал движение головой вперёд и их губы встретились.

А дальше будто кто-то невидимый выделил весь их предыдущий разговор (да и всё время разлуки в придачу) как текст в программе Word и одним касание кнопки «delete» удалил его.

Исчез анамнез, исчезла тяжесть, куда-то в слив ухнул нехороший осадок, и в море со скалы бросилась тень Даррена фон Дорффа. Исчезло всё. Последними дали дёру мысли. Им здесь вообще больше делать нечего.

Дексен целовал её неспешно и немного странно — не чувствовал, что он, это он. Будто в него внедрили какую-то грёбаную программу. Он — робот и сам себе не хозяин — делает то, что велит алгоритм. Он безволен как пластиковая бутылка и будет работать по формуле, пока не сломается, и не станет донором запчастей.

Констанция насладилась его запахом табака и привкусом на губах и поэтому уверенно и со страстью засунула язык ему в рот. Поцелуй разгорался. Мужчина застонал. Словно очнувшись и поняв, что ей «тоже можно» Тэсс выпустила из себя стон.

От этого звука у Андрея «перещёлкнули программу». Громко. Он резко перестал понимать, почему ещё лежит под ней, когда уже давным-давно — очень давно! — должен вдалбливаться в неё членом. Предательница память тут же услужливо подсунула картинки того, как у них это получалось раньше.

Дальше — больше.

Он высвободился из-под своей «наездницы» и резким, хватким движением сдёрнул с неё пижамную кофту через верх, хоть та застёгивалась спереди на пуговицы. Затем завалил Тэсс на ковёр и сдёрнул штаны с трусиками. Протянул руку и одним махом захлопнул дверь спальни. Девушка мельком заметила его досадливый взгляд на своём бюстгальтере для кормящих матерей.

— Андрей… — позвала она.

— Всё потом. — Кратко-отрицательно мотнул головой. Тратить драгоценное время, чтобы оголиться самому, мужчина не стал. Приспустил спереди штаны и вытащил свой налитой член. Раздвинул ей ноги, прилёг сверху и вошел. Без пафоса, обыгрываний, эмоций и ласк.

— Боже… — Оказавшись внутри, Дексен выдохнул так, будто пришел к финишу. Он с облегчением запрокинул голову и дышал. Просто дышал. — Ты…

Тэсс отрицательно мотнула головой.

— Всё потом. Давай! — дёрнулась бёдрами ему навстречу.

С первым его движением их начало захлёстывать. Не успевала отойти одна волна наслаждения, как её подменяла другая, не давая возможности вынырнуть и передохнуть, прийти в себя. Их накрывало с головой раз за разом. Движения сделались лихорадочно тягучими. Эйфория, ликование, радость, кайф, наслаждение, счастье — оба плавились соединённые в одно целое и не находили себе места в этом фейерверке.

Каждый из них нёс свой крест на свою собственную Голгофу, но оба были одинаково распяты на личных ошибках и упущениях и сейчас отпускали друг другу грехи и прощали один другого, бальзамируя раны любовью и невозможностью поступать по-другому. Зависимостью от своих чувств и наслаждением своей несвободой. Когда ты просто любишь и ничего не можешь с этим поделать.

Они вроде бы даже держались, или же им просто так казалось, но человек слаб против своей физиологии. Она уложила на лопатки обоих легко и играючи. Первой сдалась женщина и, вскрикнув кратким, раздираемым нутром воплем, забилась в конвульсиях как полоумная. Андрей «хлынул» за ней, будто прокатился на водопаде.

После того, как оба затихли, он в изнеможении рухнул на девушку.

— Нам нужно… — принялся покрывать её личико поцелуями, — научиться быть… счастливыми, Льдинка. Мы не умеем оба. Чёрт, как же с тобой хорошо.

Для второго раунда, уже будучи в более нормальном состоянии, они разделись как положено и даже разложили диван. Это было достижением.

Когда мужчина дал понять, что готов пойти на третий, Тэсс с опаской отодвинулась на край.

— Я всё-таки пойду, заберу Айса, иначе он может проснуться в самый…

Андрей молча улыбнулся в темноте и откинулся на свою сторону.

— Привыкай, папочка. — Будучи свежеоттраханной, Констанция улыбалась шальной улыбкой и поправляла волосы, чтобы не испугать всклоченным видом сонную Джокасту.

Она принесла разбуженного сына и тут же дала ему грудь.

Андрей присмирел и затих.

— Спи, — приложила руку девушка к его щеке с суточной щетиной. — Проснёшься — я буду рядом.

Он поймал её ладонь и поцеловал внутреннюю сторону.

Он ждал.

Он ждал одного человека. Этот столь желанный гость ходит где-то рядом. Он тоже волк, как и сам Дексен. Поэтому опасен.

* * *

За завтраком Андрей объявил, что после открытия бассейна они все отправляются в Нью-Йорк.

— Да-да, — подпрыгнула на стуле сестра Джо. — Бассейн! Тэсс, ты знаешь, Андрей пригласил девушек из синхронного плавания. Они будут показывать свои номера.

— Фантастика! — лукаво зажгла глаза Констанция. — Но ведь сейчас синхронное плавание покоряют и мужчины. Их не будет?

— Нет, — отрезал мистер Дексен. — Боюсь, не смогу обеспечить их целевой аудиторией и благодарной публикой.

— Жаль, — пожала плечиками Тэсс. — Я могла бы пригласить Зоди и маму.

Девушка, кстати, ещё вчера позвонила инспектору Джейсону и выказала готовность к опознанию. Андрей довёз её до дома миссис Гленн, откуда уже на своём МакКуине она доехала до морга больницы Миллинокета, где пару раз бывала по работе. В этом смысле ей повезло — будучи студенткой медицинских учреждений, Тэсс не раз, и не два присутствовала при вскрытиях и даже была знакома с тамошними запахами.

Судя по голосу, в инспекторе Джейсоне девушка предполагала увидеть рослого плечистого мужчину, эдакого комиссара Майка Лагана из «Закон и порядок», но у дверей морга её ждал невысокий, лысеющий гражданин с аккуратным «арбузным» животом и в фетровой шляпе на морозе.

— Миссис Стюарт? Я инспектор Джейсон, — взялся он за свой головной убор. — Проходите за мной, пожалуйста, — и выкинул недокуренную сигарету в урну.

Дальше всё происходило как в кадрах какого-нибудь детективного сериала. Они прошли по низкому коридору с проводами на стенах и потолке, и везде горел этот белый свет «холодных» ламп. В одной из комнат их поприветствовал весьма интеллигентного вида худощавый патологоанатом в очках. Он вынул из ячейки большой черный мешок, перетянутый резинками. Когда развернул края полиэтилена, Констанция, хоть и готовилась к чему-то подобному, но всё-таки отшатнулась.

Нутро пронзила жалось. Жгучая и острая, она затопила душу и ослабила тело. Ноги подкосились.

Констанция видела, что инспектор Джейсон вцепился в неё взглядом питбуля, но врать ей почти не пришлось. В таком ужасе узнать Адама не представлялось возможным, хоть она и доподлинно видела, что волосы очень похожи на его.

— Я не могу сказать точно, — растерянно пожала плечами. — Не уверена.

— Вот, — повернул к ней голову трупа врач и пальцем в резиновых перчатках указал на серьгу в одном из ушей.

— Я н-не помню точно. Кажется, у Адама была ребристая серьга. А эта гладкая, — и зажала рот рукой, как делают это женщины на похоронах.

— Значит, вы не будете подписывать бумаги.

— Н-нет, — сделала она шаг назад. — Н-не могу взять на себя ответственность.

Детектив кивнул врачу и тот начал заворачивать останки обратно.

— Ну что же, миссис Стюарт, — взял Джейсон девушку под руку и увлёк прочь из комнаты, она лишь успела на прощание кивнуть доктору, — я тут встретился с шерифом Матассом, — принялся быстро говорить следователь пока они шли по коридору, — и жителями Бенедикты, и картинка вырисовывается призанятнейшая. Ваш муж исчез сразу после того, как были совершены отвратительные действия в отношении некой юной особы, младшей сестры нового владельца «Джо-Мэри» Андрея Дексена. Того самого, с которым вы сожительствовали некоторое время.

«Держись, Тэсс», — собрала себя в кулак девушка, как учил её Андрей сегодня утром.

— И что? — сказала она и услышала свой голос будто со стороны.

— Вы не подумайте плохого, — опять затараторил полицейский, — мне, что так висяк, что так. Даже если бы вы опознали вашего мужа, только по мотиву вменить мистеру Дексену обвинение в убийстве или доведении до опасного положения — всё равно висяк. Дело глухое. Я привык.

— Послушайте инспектор, я его действительно не узнала, неужели в это невозможно поверить.

— Я верю, верю, — опять взял её за локоть мужчина и направил в двери на выход из морга. — Ну что же, миссис Стюарт, — остановился он напротив неё уже на улице, — спасибо, что уделили время. Если у нас появятся какие-либо новости, мы с вами свяжемся.

— Хорошо, мистер Джейсон. До свидания.

— До свидания.

Он стоял и смотрел, как она садилась в МакКуина, и не двинулся к своей машине, пока девушка не скрылась за поворотом.

* * *

На запуск бассейна приехали Дэни с Отто и Гуглом — так парни назвали породистого двухмесячного кане-корсо, которого привезли в подарок. Тэсс посмотрела на это синеглазое чудо и заявила, что оно похоже, и на Айса и Андрея вместе взятых.

В день открытых дверей молодёжь всей компанией двинулась к бассейну, а «старушка» Констанция осталась «на берегу», потому как успела ознакомиться с сооружением, ещё когда они с сестрой Джо гуляли по усадьбе.

— Там внутри высокий водопад и фонтаны будут, — хвастливо рассказывала девчушка.

Конечно же, бассейн сделали под стеклом почти полностью. В лучших традициях Андрея. Единственную стену из грубой кирпичной кладки, обращенную к лесу, архитекторы стилизовали под лофт, а остальные три напоминали стеклянный водопад, который в пяти футах от поверхности озера продолжался сбросом воды через небольшую щель. Под стойкой для прыжков соорудили водопад настоящий.

— Он даже гремит как реальный, — искрилась восхищением Дексен-младшая.

В некоторых местах самой чаши воды включались гейзеры и бурлили как джакузи. Это впечатляло. Дно услали не плиткой лазурного цвета, а каким-то белым природным камнем. В тёплое время года стекло складывалось наверху, открывая сам бассейн на манер хлебницы.

За неделю до дня открытых дверей вывесили объявления в близлежащих местах и на сайтах городов, поэтому с утра в распахнутые настежь ворота «Джо-Мэри» потянулись горожане и даже гости издалека.

На плоту, почти по центру озера, установили огромный экран, транслировавший картинку водной глади бассейна. По нему те, кто остались на улице возле костров с барбекю и палатки с пивом, смогут увидеть выступление синхронисток. Девушки-красавицы уже прибыли на микроавтобусе, и Констанция заметила их, проследовавших в шубах поверх купальников из Простого домика к озеру.

В нахлынувшей толпе Андрей держался в тени. Никого не встречал у ворот и не провожал. Его можно было видеть то здесь, то там за разговором с очередными знакомыми. А вообще, сейчас он оставался особенно молчалив и сосредоточен. Констанция понимала, что у него что-то происходит, он над чем-то думает, что-то планирует, да и события вокруг сестры тоже расслаблению не способствуют.

Тэсс попыталась разжиться информацией у Дэни.

— Меньше знаешь, крепче спишь, систр, — отмахнулся братишка. Из чего «систр» сделала вывод, что он в курсе.

«Это всё связано с Адамом, не иначе. Но ведь я уже не опознала его. Неужели это сделает Джек?»

Сама Констанция к своему мужчине сегодня почти не приближалась, а вместе с Зоди прогуливалась с коляской по территории двора. Погода стояла тёплая, солнечная, начал тяжелеть и подтаивать на солнце снег. Весна «стучалась в двери».

Бывшие одноклассницы очень обрадовались встрече, и даже мисс Олави почти не робела.

— У вас что-то случилось с этим, — она кивнула на Дексена, направляющегося в обществе двух мужчин куда-то в сторону недостроенной вертолётной площадки. — Ну… поэтому ты была со Стюартом, да?

Тэсс глубоко вздохнула.

— Адам слишком много пил. Мне надоело.

— Да, но… — Зоди виновато посмотрела на подругу, — он-то, — показала рукой на коляску, — на него похож, — опять кивнула на Андрея.

— Ну, вот видишь, — пожала плечами Тэсс и лучезарно улыбнулась, — на Адама не был похож, пришлось расстаться. На Дексена похож, значит, буду жить с ним. — Она отвернулась и посмотрела на дым от барбекю, поднимающийся над соснами у озера. Оттуда же слышалась негромкая музыка.

— Пойдём, посмотрим? — подала идею и сама первая направилась к причалу.

По дороге Зоди встретила знакомую семью из Бенедикты, они поздоровались и немного поболтали.

На берегу прохаживались люди, стояли компании вокруг поджаривающихся сосисок, пили пиво, входили и выходили из помещения бассейна.

На экране над гладью озера всё выглядело впечатляюще.

— Вау! — всплеснула руками мисс Олави, после того как синхронистки сделали какой-то мудрёный пируэт, и камера показала ещё и работающий водопад. — Как красиво. Я хочу внутрь. Пойдём? — оглянулась к Констанции.

— Ой, ну что ты. Куда мне с коляской.

— А мы его на руки возьмём, — радостно предложила подруга.

— Нет, Айса там нужно раздевать, а не то вспотеет. Ты иди. Мне уже кормить пора. Я пока в дом зайду. Созвонимся, если что, хорошо?

— Ладно. Я побежала.

Зоди кинулась под стеклянный водопад, а Тэсс развернула коляску и медленно поехала к дому. Приблизившись, она увидела, что дверь со стороны озера открыта настежь и внутрь тянутся какие-то шланги.

«Странно», — не поняла девушка.

Подъехала к порогу, вынула из коляски уже выспавшегося ворочающегося Дексена-младшего и вошла в холл.

Температура в помещении почти не отличалась от уличной — в доме стоял ледяной холод. Все три двери были настежь открыты, белый ковёр аккуратно свёрнут и уложен вдоль стены, а по залу туда-сюда ходили мужчины в рабочих комбинезонах, в бахилах со светоотражателями и с инструментами в руках.

Навстречу ей спешил Андрей.

— Ты куда? Что собираешься делать? — подошел и положил ладонь на спинку сыну.

— Я… Нужно покормить Айса.

— Извини, в доме отказало отопление. Бассейн не рассчитан на тёплую воду, вот система и не выдержала. Но её скоро починят.

— Хорошо, я подожду. — Поёжилась девушка.

— Ни в коем случае. Это исключено. Пойдём, я провожу тебя, — направился на выход.

— Андрей, — не сдвинулась с места Тэсс, — я сама в состоянии дойти. Не отвлекайся от дел.

— Все мои дела это ты и сын. Идём. — Он взял пацанёнка из её рук и, выйдя на улицу, направился к Простому домику.

Они зашли в помещение, и Констанция сразу обрадовалась тому, как здесь тепло. Она заходила сюда ещё пару раз после того, как стригла Билли со жвачкой в волосах, но дальше порога не продвигалась.

— Идём, — не взглянув на охранника за мониторами, направился куда-то вглубь мистер Дексен. Здесь тоже имелся небольшой холл со столиком, диваном, журналами и электрическим чайником. Андрей поднялся по лестнице на второй этаж и остановился у крайней двери. Достал из кармана связку из четырёх-пяти ключей и одним из них открыл.

Кровать, шкаф, столик, пару стульев и тумбочка — Тэсс показалось, что она в гостинице.

— Вот, можешь располагаться, — обернулся к ней мистер Дексен.

— Ы-ы-ы… — согласился с ним Айс.

— А-а-а… как здесь закрываться? — потянула молнию пуховика вниз девушка и посмотрела на замок двери.

— Я сам тебя замкну с той стороны, — ожидая пока она немного разденется, чмокнул сына в щечку Андрей.

— Зачем? — опешила девушка, вешая пуховик на спинку стула. — А как я потом выйду?

— Наберёшь меня — я приду за тобой.

— Зачем? Я сама…

— Наберёшь меня, — нетерпеливо перебил её мужчина и тоже чмокнул в щечку. — Держи. — Протянул ей отпрыска.

Больше не произнося ни слова, он вышел, закрыл за собой дверь, и Тэсс услышала скрежет ключа в замочной скважине.

«Торопится», — подумала она, но тут же переключила внимание на Айса.

Но Андрей не торопился.

Пока.

Выйдя из Простого домика, он увидел в толпе технолога по лесопереработке Стивена Кохью, сейчас работающего в какой-то канадской конторе, которого Дексен очень хотел заполучить себе. Не исключено, что вместе с конторой.

Он подошел, поздоровался, поинтересовался ходом дел, они разговорились, и только к ним присоединился ещё один коллега Стивена…

— Пора, — прозвучало за правым плечом Андрея.

Хозяин «Джо-Мэри» даже не обернулся, хоть голос и не узнал. Такую фразу ему мог сказать только Мартин — бригадир подразделения военизированной охраны, нанятой именно для сегодняшнего случая.

— Извини, — взял за локоть мистера Кохью Дексен. — Мне нужно отлучиться. Я скоро.

— Нет проблем, — улыбнулся Стивен.

Андрей растянул губы в ответ, тут же стремительно развернулся и быстрым шагом направился в дом.

— Он на месте. — Услышал за своей спиной голос Мартина, следовавшего за ним по пятам. — Тебе первым нельзя. Я войду, ты за мной. И держи себя в руках.

— Понял, — кивнул Дексен на ходу, не сбавляя скорости.

Они проследовали на второй этаж и вошли в комнату Джокасты. Вначале Мартин, потом Андрей.

Свет не горел. В сумраке помещения он увидел четверых, неподвижно стоящих мужчин.

Возле распахнутого и раскуроченного шкафа девчушки, в окружении троих охранников в бронежилетах стоял Джек Стюарт. Двое держали его под локти, а один контролировал сзади.

— Привет, — будничным тоном поздоровался хозяин, поскольку именно этого человека и ждал. Он бегло оглядел комнату. — Ты ко мне? Проходи, — кивнул на выход и первым двинулся к двери. За ним последовал бригадир, и трое бойцов потащили гостя.



Кристина Мизухара

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться