Мера окрылённости - свет звезды

Размер шрифта: - +

Глава 3 - Трава смыкается над головой

 

 

      Перкиол в это время был на охоте. Он намеревался, как обычно, незаметно исчезнуть из поля зрения конников. Ему опять было не до охоты. Не успел ещё к ней привыкнуть, да и другие срочные дела не давали покоя. Требовалось оказать содействие в организации театрального торжества. И для этого отправиться приглашать соседей на домашний музыкальный вечер.

      Когда азарт охоты, усиленный звуками рога и лаем собак, увлёк участников в густую  чащу, Перкиол замедлил бег коня. Повернув обратно, он выехал на дорогу. Там помчался вскачь к дальним угодьям соседей, чьи замки виднелись за обширными полями.

      Неожиданно с неба упала пронзённая стрелой птица. Она рухнула в густую траву сбоку от дороги, где блестело небольшое озерцо.  Страдания раненой бедолаги заставили всадника  спешиться. 

      Перкиол не мог равнодушно проехать мимо, не оказав птице помощи . Жители  Замка Медных Башенок всегда трепетно относились к крылатым странникам. Они считали птиц посланниками небес и почитали их. Даже эмблема Замка Медных Башенок имела изображение парящей птицы.

      Миновав заросли высокой травы, Перкиол подошёл к озеру.

      Среди зелёной поросли он увидел подбитую утку. Со стрелой, торчащей из правого крыла, она лежала неподвижно. Медленно  подняв веки, глянула на приближающегося человека. Голова птицы отливала перламутром. Это был селезень. 

- Не бойся меня, - сказал Перкиол. - Я пришёл вытащить из тебя стрелу.

- Нельзя, - откликнулся селезень, удивив Перкиола умением говорить по-человечески. - Рана  большая: от плеча до рёбер. Ширина стрелы слишком велика для моего маленького тела. Вот если бы увеличить размеры моего тела, то тогда можно было бы мне выжить с травмой такого размера. Если хочешь спасти меня, одолжи своё тело, чтобы я смог вытащить из себя стрелу.

- Интересное предложение! - Перкиол смерил взглядом  наконечник и своё плечо. - Да, такая стрела в моём плече занимала бы не очень много места, и её вполне можно было бы удалить. Но как я отдам тело? А сам с чем останусь?

- Мы поменяемся телами. Ты подаришь мне своё, а я тебе - своё.

- Предлагаешь мне стать уткой?

- Временно.

- Опасное предложение.

- Да. Но став уткой, ты останешься жив. А если я сейчас не стану человеком, то погибну.

- Это правда. Тебе хуже, чем мне. А как поменяться телами?

- Просто пожелай этого. Здесь место заповедное, овеянное волшебством. Тут всё возможно.

- То есть тебе повезло, что ты упал именно сюда?

- Да. Я  специально старался дотянуть свой полёт до этого озера: его вода прибавляет сил. Вот потому ты и слышишь меня, что голос мой тут стал громче. А так-то птицы всегда говорят на человеческом языке, но еле слышно, потому что звуки людские трудны для произношения, и у птиц силёнок не хватает их кричать. А шёпотом говорить можем. Но слух людей  не улавливает птичьего шёпота.

          Задумался Перкиол, а вдруг,  правда, что утке можно спасти жизнь, подарив широкий торс? Хорошо бы, если бы так оно и случилось.

          Не успел подумать, как увидел, что трава сомкнулась над его  головой, а животу стало холодно. Пригляделся: а он уже утка, сидит среди корней  приозёрной поросли, лапки поджал, крылья за спинку отвёл.

          А рядом человек стоит, стрелу из плеча выдёргивает и стонет. Кровь из раны хлещет, по груди растекается.

          Вытащив стрелу, бывший селезень сказал:

- Ну вот, спас ты меня. Теперь жди  здесь. Как заживёт моя рана, так приду сюда снова, и мы поменяемся телами обратно. Ты, главное, лисе не попадись, в озере плавай. Чем сейчас угодить тебе?

- Направь коня к  дому. Да быстрее выздоравливай, селезень, а то я тут замёрзну, дожидаючись обратного перевоплощения. А ты, смотри, не рискуй: не нарвись на волка, да и людей сторонись, поскольку не знаешь их обычаев. Мы теперь должны беречься оба, чтобы суметь вернуть друг другу  наши истинные и привычные  с детства облики.

          Став  бывшим,  селезень согласно кивнул и повёл коня к дороге. Тот быстро сообразил, что от него требуется, и помчался вскачь к Замку Медных Башенок.  А  новый человек, пронзённый стрелой  Бывший Селезень,   прижав рукой  рану, отправился в лес искать целебную траву, способную  стянуть края пореза.

          Перкиол забился поглубже в осоку и притих, надёжно спрятанный стеблями трав. Появилось время поразмыслить о произошедшем, и он надолго задумался о своём самопожертвовании.

          Сердце Перкиола переполняла радость оттого, что нашлась решимость подарить жизнь погибающему существу. Но не давала покоя тревога за брата, вынужденного  в одиночестве барахтаться среди навалившихся проблем, лишившись соучастия Перкиола по причине перевоплощения последнего в утку. Теперь  будет упущено ценное время приглашения гостей на свадьбу. Вдвоём дело спорится быстрее, а так - Втоурту самому придётся объезжать соседние угодья и, с "корабля на бал" прибывать ближе к ночи.

          Но может получиться ещё хуже: в Замке Медных Башенок начнут беспокоиться из-за коня, пришедшего без наездника. Это возбудит ненужный интерес к событиям. Люди  примутся выяснять, где всадник, и Трэт наверняка кинется на поиски Перкиола, а Эльта перепугается. Вдруг,  торжество расстроится? Кто  решится праздновать что-либо в час, когда родственника постигла беда? 



Маргарита

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться