Мера окрылённости - свет звезды

Размер шрифта: - +

Глава 5 - Волшебное озеро

 

 

         " Умножить площадь моего родового гнезда и двенадцать  отнятых у меня лет нормального детства на тридцать процентов, а затем - на удовольствие, с которым воры пользовались награбленным, - вот и будет цена за отнятое у меня имущество и вдохновение. Представим воровство, как заём. И тогда для возврата кредита вооружимся схемой банков. Она отточена веками и справедлива: тридцать процентов годовых плюс увеличенный процент за каждый год просрочки. Таким образом,  получится, что мне причитается от воров площадь размером не менее тридцати дворцов, а то и трёхсот с учётом несвоевременной выплаты. А за невозможность пользоваться вдохновением - стократная творческая свобода во всех сферах искусства и науки. Вот бы предъявить недобросовестным заёмщикам счёт за просрочку платежа, равный миллиону комнат моего дворца и миллиарду  спокойных дней! А ещё лучше - предоставить счёт на возвращение позаимствованного у меня праздника жизни. И тоже с  процентами за задолженность", - мечтала Эльта, играя с утятами и угощая крылатое семейство хлебом.

         Вокруг повозок раздавались приглушённые голоса стражников, охотников и всадников. Люди  напряжённо ждали сообщений от Бывшего Селезня, улетевшего обследовать округу.

         Целый день селезень летал над разными поместьями, прислушивался к разговорам, наблюдал, не носит ли кто тайно пищу в какой-нибудь плотно закрытый погреб.  Сведения о жизни близлежащих угодий собрать было непросто. Селезень часто возвращался на озеро, отдыхал, и снова вставал на крыло.

         Он очень хотел помочь добрым господам  Замка Медных Башенок. Но услышанные им на рынках и в полях обрывки фраз  не проясняли ситуации.  Более того: во всех дворах люди замолкали, увидев в небе утку. Казалось, весь мир был на стрёме  и прекращал болтовню, лишь только мягкое скольжение водоплавающей птицы расчерчивало прямой линией извилистые края облаков.

         "Что с людьми стряслось? - недоумевал Бывший Селезень, кружа над лугом, - почему они замолкают при виде меня? До чего же скрытные: даже при утке боятся выдать свои секреты!"

         Но народ замолкал не потому, что не доверял уткам, а потому, что переживал за них.

         Где это видано, чтобы утка целый день кружила по небу, подвергая себя жуткой опасности?  Тяжёлая и  неповоротливая, эта птица просматривалась со всех сторон. Зачем она летает туда-сюда? Она же совершенно беззащитна. Мало ли что...

         И это самое "мало ли что" не заставило себя ждать.

         В сумерках из-за дальнего леса, что едва выдавался макушками деревьев над гаснущим горизонтом, поднялась продолговатая тень. Она высматривала добычу. Заприметив в небе одинокую утку, тень направилась к ней.

         Вскоре силуэт пришельца приобрёл четкие очертания громадной хищной птицы. К Бывшему Селезню направлялся когтескреб. Биться с ним селезень не мог: не приспособлен. Водоплавающему оставалось только одно - уходить к озеру.

         Конники Замка Медных Башенок, увидев это,  вскинули луки со стрелами, чтобы прекратить атаку когтескреба. Но Перкиол остановил их:

- Не стреляйте! Если промахнётесь, погибнет Бывший Селезень.

         Небесное преследование не давало Бывшему Селезню никаких шансов на спасение. Приземлиться на  траву, чтобы спрятаться под куст или хозяйственную утварь людей, селезень не мог, так как перепончатые лапки могли сломаться при ударе о твёрдую поверхность. Чтобы прекратить бесполезный полёт, нужно было  достичь  водоёма. К сожалению, селезень находился от озера на большом расстоянии.

         Как ни старался он увеличить интервал между собой и настигающим его когтескребом, ничего не получалось.  Когтескреб летел с огромной скоростью, заходил в хвост и норовил сдёрнуть жертву вниз.

         В группе людей, наблюдавшей за этим, началась паника. Выдвигались предположения, что отогнать когтескреба способно только крупное птицеобразное  существо, возможно, мифическое. Но никто не знал, как обратиться к магическим силам за подсказкой. Кто-то высказал мнение о том, что настало время испытать природные способности Эльты, и хозяин Замка Медных Башенок обратился к девушке:

- Эльта, надо спасти  Бывшего Селезня! Он один владеет тайной озера. Без него мы бессильны перед Волшебниками Дебрей, а, значит, не сможем выручить Втоурта.  Попробуй перевоплотиться в дракона, взлети в небо и заставь когтескреба отступить!  Бывший Селезень должен выжить и разузнать, где находится мой сын. Ты же знаешь, как я переживаю за Втоурта. Прогони когтескреба, Эльта! Не могу больше смотреть на  то, как хищник настигает беззащитную утку.

- Я попробую снова стать уткой и отправлюсь на подмогу Бывшему Селезню! - вызвался Перкиол.

- Что толку с двух неповоротливых уток в схватке с прирождённым убийцей? -  хозяин Замка Медных Башенок тряс сына за плечи. - Да и не позволю я тебе повторно покидать человеческий облик. Вдруг, не сможешь перевоплотиться обратно? А Эльта всё-таки волшебница, ей проще.

- Эльта, спустись к озеру, пожелай измениться, стань летающим драконом! - вторили господину  конники.

- Сами идите и становитесь! - Перкиол загородил Эльту.



Маргарита

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться