Мэри Поппинс для квартета

Размер шрифта: - +

3-2

Мы вернулись на скамейку.

- Конечно, было бы удобнее в офисе, - недовольно проговорил он. Комары радостно запели.

- Нам было бы удобнее просто уехать завтра в отпуск, - отрезала я.

Он тяжело вздохнул, достал телефон, коснулся экрана:

- Посмотрите, пожалуйста.

Четверка молодых симпатичных мужчин. Название «Крещендо» мне ни о чем не говорило. Но с другой стороны, я и телевизор не смотрю. Один светленький, с выражением лица… будем считать, что Иванушки-царевича до того, как над ним серьезно поработали Баба-Яга и жизнь. Другой – с проникновенным выражением глаз и капризным изгибом пухлых губ. А ресницы… Фанаткам на зависть. Явно дамский угодник. Третий – с худощавым вытянутым лицом и ехидным прищуром зеленых глаз – явный лидер. И четвертый – чуть поодаль. Симпатичный брюнет с челкой, закрывающей все лицо.

- Это? – спросила я у господина Томбасова, который, как мне показалось, ожидал совсем другой реакции.

- Это вокальная группа, которую я продюсирую.

Я посмотрела на бизнесмена. Вот не представлялся он мне человеком, который мог иметь хоть какое-то отношение к музыке, даже продюсируя попсу.

- Моя покойная жена преподавала в консерватории. Это ее выпуск. Когда у меня пошли деньги, она уговорила вложиться в парней. И… до недавнего времени все шло хорошо. Даже после ее гибели.

Голос звучал ровно. Чересчур ровно. В мое сердце невольно зашевелился червячок сочувствия.

- А потом? – спросила дочь.

- А потом, - тяжело вздохнул бизнесмен, - потом они словили звезду. Выступили в Кремле, поселились на канале «Россия». Пели… много где, на пафосных мероприятиях. В основном классику, проект «Опера для всех». Романсы. Вот сейчас готовят программу «Песни из кинофильмов».

- Так что с ними не так? – упрямо спросила я, давя вопрос: «А зачем им учитель русского»?

- Смотрите. Вот видео.

Он еще раз коснулся экрана.

Поплыли чарующие первые такты чего-то восхитительно итальянского. Оркестр, скрипки… Я услышала первые ноты, которые выпевались, чарующее четырехголосье, которое брали так легко, так естественно, словно петь для них было как дышать.

На втором куплете господин Томбасов жестоко выключил запись.

- Зачем? – воскликнула дочь.

- Это то, что было год назад.

- А сейчас? – Машка бесцеремонно протиснулась между нами. Томбасов показал нам следующую фотографию. – Погодите, там бас прическу изменил и похудел радикально. Или?

- Или. Прежний ушел. И вот, что получилось.

Следующее видео. Открытая сцена на каком-то празднике.

- Слушайте.

Та же песня, что-то итальянское, звенящее, но…

Что сказать. Это было… разочарование. Вроде все старались, все пели, но… Магии не было. Ничего не было.

- Слушайте, они же в унисон поют, - возмутилась Маша. – А моя руководительница ругается. Говорит – вышли вчетвером, пойте на четыре голоса. А. Теперь разъехались. Куда тебя понесло? – Она тыкнула пальцем в светленького, который отрастил волосы и стал похож на несчастного и взъерошенного дикообраза. - А тебя и не слышно, - обратилась моя добрая музыкальная девочка к басу с роскошной челкой. – Тебя же эти трое верхними нотами забивают совершенно.

Я только морщилась.

- Они убеждаются, что даже гениальные тенора могут развлекаться до тех пор, пока хороший бас все держит, - грустно проговорил бизнесмен. – А сейчас они просто сливают десять лет работы – и до тучи вложенных денег.

Мда…

- В общем, - тяжко вздохнул бизнесмен, - Иван, - он показал на  светленького, - когда психует, то голос теряет совершенно. Спазм у него.

- Натура нежная?

- Да как вам сказать…

- Что с остальными?

- Артур, - господин Томбовский с отвращением потыкал пальцем в невысокого, прекрасноресничатого, - он недавно развелся. И время от времени гулять изволит.

- С медведями и цыганами?

- Практически. Да и пусть бы, но он же после этого петь не может.

- Изумительно.

- Ну, про этого я и говорить не хочу, - кивок в сторону брюнета с челкой. – Я не понимаю, зачем парни уговорили его взять.

- А что с вот этим? – показала я на длинноволосого и зеленоглазого с ехидным прищуром.

- Моя головная боль. Он бунтует и хочет на волю.

Я проглотила емкую и неприличную характеристику происходящего. А ведь господин бизнесмен прав. Тут нужно чудо, не иначе. Чтобы прилетела Мери Поппинс с волшебным зонтиком с ручкой в виде головы попугая, взмахнула им, как волшебной палочкой и кааак врезала по башке. Всем участником вокальной группы. По очереди. И гоняла их по сцене с воплями: «Только работа, только петь, только хардкор!»



Тереза Тур

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться