Мэри Поппинс для квартета

Размер шрифта: - +

Глава шестая

Чувствую себя так, словно меня убили,

Закопали, потом пришли бродячие собаки,

зачем-то раскопали. А потом я поднялась – и пошла

на работу…

 

(с) Инет

 

Утром понедельника мы ожидали четверку, не сказать, боевую, стоя с Олегом Викторовичем на крыльце особняка, в которым располагалась репетиционная база группы.

Господин бизнесмен поглядывал на часы с неослабевающим интересом. Вот интересно, может быть, у него там что-то было типа рецепта смысла жизни? Или добычи денег из воздуха? Вот второе вернее.

Следующий костюм нового серого оттенка, галстук теперь в полоску. Мрачен. Недоволен. Или нервничает?

Десять утра ровно. Открываются ворота и впускают на роскошном велосипеде… что-то очень ярко-оранжевое. Бейсболка козырьком назад, солнцезащитные очки в пол-лица, футболка и кроссовки вырви глаз. И зеленковатые штаны.

Прелесть какая. Это у нас блондин-тенор пожаловали. Как я понимаю, единственный вовремя. Он глянул на почетную делегацию в моем лице и в суровом лице хозяина балагана и такое ощущение хотел развернуться и рвануть что было сил в закат. Но ворота уже закрылись.

- Добрый день, - вежливо поздоровался он с нами.

- Добрый, - ответили мы хором. Я с улыбкой, потому как по-другому на это чудо смотреть было попросту невозможно. Господин Томбасов же – с сомнением.

Певец тяжело вздохнул, прислонил велосипед к стене. Улыбнулся нам, неуверенно, стащил очки, покусал дужку. И потянулся за телефоном.

- Пожалуйста, не надо, - отреагировал на это его движение Карабас Барабас. – Мне хочется сделать сюрприз и представить Олесю Владимировну всем и сразу.

- А Олеся Владимировна?.. – перевел на меня взгляд певец.

- Все, как я и обещал.

Любопытно, что им обещал господин Томбасов, что парня так перекривило. Вот обидно. Меня из отпуска сдернули, все планы нарушили. А певец мне козьи морды корчит. Но что-то мне подсказывало, что это все цветочки.

Мы с интересом смотрели друг на друга. Не знаю, что мужчина пытался рассмотреть во мне, а я наблюдала опять же, потрясающую энергетику. Если Сергей был скалой – незыблемой, мощной… но вместе с тем какой-то странно-уютной, то этот мальчишка – был переливающимся на солнце ручейком. И если не всматриваться в серые, бездонные, мудрые глаза, то… мальчишка – и мальчишка. Не скажешь, что мой ровесник.

Бэха и мерс появились синхронно. Одинаково черные, блестящие и прекрасные. И так же синхронно остановились, пропуская друг друга. На дорожку, ведущую уже к отъехавшим воротам, разом могла подъехать лишь одна машина. Потом одновременно тронулись – и чуть не цапнулись. Я не сдержала тревожного «Ай!»

- Не переживайте, - улыбнулся Иван. – Это у них традиция такая.

Наконец, Артур на Бэхе и Лев на мерсе выстроились – и чинно друг за другом заехали. Вышли, улыбнулись Ивану, настороженно посмотрели на господина Томбасова, недовольно – на меня. Потом снова – уже вопросительно – на Ивана.

Были они одеты нарочито просто. Белые футболки и джинсы. Но вот если на Льве – высоком и вальяжном все сидело как с иголочки, то Артур выглядел помятым. И белая футболка странно контрастировала с его несвежим лицом.

Уууу. Печаль какая.

- Я попросил Ивана не портить сюрприз, - кивнул им Олег Викторович. – И соблюсти трудовую дисциплину. И кстати о ней, родной. Вы опоздали на семи минут.

- Это наша новая экономка? – спросил Лев, срывая с себя очки и одаривая меня взглядом, от которого я – ну, по его мнению – должна была затрепетать. Это как минимум. А лучше упасть в обморок. Я широко улыбнулась и посмотрела ему прямо в злые зеленые глаза.

- Познакомьтесь, - спокойно ответил ему бизнесмен. - Это  Олеся Владимировна, руководитель проекта «Крещендо».

- До сих пор, - Лев даже побелел от гнева. – Мы прекрасно справлялись сами.

Ой, как искрит. Того и гляди, вспыхнет.

- До сих пор вы не позволяли себе петь мимо. Так часто, - голос Томбасова был нарочито безразличен. Похоже, он злит Льва. И делает это с удовольствием и абсолютно намеренно.

- А где Даня? – спросил Артур. До этого он стоял поодаль и внимательно нас разглядывал. Был он небрит и выглядел измученным и невыспавшимся. Вот у него если и была энергетика какая-то, то не сегодня. Не сегодня.

- Даня уволен. Еще в пятницу.

Я ожидала возмущения, каких-то протестующих возгласов, но… все трое просто посмотрели друг на друга, потом – расцепили взгляды. И еще раз. Потом – плавные, как у птиц, движения рук. Это было так красиво, так выразительно… И я поняла, что, даже не сказав ни слова, они уже не только матом охарактеризовали решение господина Томбасова, но и прикопали его, предварительно расчленив.

И все это исключительно эстетично.



Тереза Тур

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться