Мэри Поппинс для квартета

Размер шрифта: - +

6-3

Снова взгляды.

И я внезапно понимаю, кого они мне напоминают. Они как Клео, только в человеческом и мужском обличии. А с точки зрения эстетического наслаждения скорее всего и выиграют конкуренцию, прости, Клеопатра.

- А вы можете спеть «Крылатые качели»? – улыбаюсь я им.

Ну хотят мужчины показать класс и поразить даму. Вот пусть показывают и поражают. Что ж я буду им мешать?

- Слушай, - Иван смотрит на своих с детским восторгом. – Что ж мы про «Качели» забыли? И концертную программу не поставили.

- А ты их в детстве не напелся? – А вот Артур эту песню не любит, вон как скривило. А ты думал? Мало того, что перечислю песни, так еще и назову ту, которую ты любишь или умеешь петь? Ага, сейчас. Что ж я, зря ваши концертные программы отсматривала?

Кто кровожадный?! Я! Кому коварство второе имя? Мне!

Но ребята сдаваться не привыкли и вызов, судя по тому, как зашевелились – любили.

Лев оторвался от наигрывания чего-то страдальческого, похоже, собственного сочинения. У Артура заблестели глаза, он словно очнулся. Иван и Сергей, правда, как что-то расписывали на нотных листах, так и продолжили.

- Только мне текст нужен, - не поднимая головы и быстро что-то набрасывая и одними губами напевая, проговорил Иван.

- Не, молодец какой, - возмутился Артур. – Он текста не помнит, можно подумать, мы всю ночь учили.

- Ты их все равно не помнишь, - беззлобно поддел его Иван.

- Да ладно, сейчас все будет. - Лев уже колдовал у ноута в другом конце репетиционного зала. Зашуршал принтер.

- Готово. Текст. Ноты.

- Ты тональность на две ступени вниз убери, - бросил Иван, взглянув на листы. – Мы взопреем там петь.

- Не по десять лет.

- Ой, где наши десять лет…

- Ага. По четыре часа утром, по четыре – вечером. Жизнь за станком. Хор мальчиков-зайчиков, - проворчал Артур.

- Можно подумать, ты когда-то хотел по-другому, - тихо проговорил Сергей. – С того самого момента, как первый раз на сцену вышел. И почувствовал зал.

- Ладно. Хватит философии, - скомандовал Лев. И обернулся к Ивану: - Ты партии накидай пока.

- Пять минут.

Отложил одни листы, принялся за другие. Сергей прикрыл глаза. И на лице у него расплывалось широкое, безграничное блаженство.

- Ванька у нас гений, - с внезапной искренней теплотой и гордостью проговорил Артур.

- Я думала, вы все тут…

- Как бы мы не гордились и порой не кичились своими вокальными данными и выучкой, но гений тут один.

- Перестань, ты меня отвлекаешь, - проворчал Иван.

Вот честно, я думала, что Лев возмутится. Но он лишь улыбнулся одними глазами, тепло и мягко. Не думала, что он так умеет. И согласно кивнул. Сел за рояль – и в зале поплыли звуки «Качелей».

Вот так просто. С листа. На две ступени ниже. Какая прелесть.

Лев вдруг поднял голову и внимательно посмотрел мне в глаза:

- Слушайте, а можно мы попросим вас выйти.

- Почему?

- Надо выставлять слушателям что-то готовое. И мы хотим…

- Конечно.

Я поднялась:

- Только можно слушателей у вас будет двое?

- В доме еще кто-то есть?

- Моя дочь. Вот она занимается музыкой серьезно.

- Это ж замечательно.

Я написала на нотном листе свой номер телефона, чтобы они позвонили, как будут готовы и отправилась на второй этаж, посмотреть, как там Машка.



Тереза Тур

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться