Мэри Поппинс для квартета

Размер шрифта: - +

Глава двадцать первая

Нужно иметь адское терпение, чтобы

иметь ангельский характер

 

(С) С просторов

- Я собрал вас сегодня, господа, чтобы...

Томбасов улыбался. Ивана, Артура и особенно Льва это страшно напрягало. Хотя – вот с чего? Лицо у Олега сразу становилось человеческим, в глазах появлялся свет. И вообще он переставал походить на сфинкса. На не Клео, конечно. Ему, как и любому человеку, до кошки было далеко. А на того, что скучал около пирамид и с великолепным покер-фэйсом наблюдал за таким безобразием, как туристы.

А вот Сергей смотрел на друга с умилением. И улыбался. Радостно. И чуть удивленно, будто открыл для себя что-то невероятное, но от этого не менее приятное.

Сегодня Олег вообще был в ударе – вон, даже Гоголя цитировал. Впечатление на меня что ли хочет произвести: посмотри, какой я красавец: знаю первую реплику из «Ревизора». Какая прелесть.

Бизнесмен окинул нас всех ястребиным взором, оценил – прониклись ли мы все. Мы прониклись, а он довольно кивнул. И добавил:

- Чтобы провести совещание. И выработать стратегию, куда двигаться дальше.

Все торжественно склонили голову. И я в том числе. Что же от коллектива отделяться. Да и почему бы крутому бизнесмену не сделать приятное.

Вчера никуда мы с Томбасовым не поехали, я поняла по Маше, что если исчезну на ночь – то дочери это не понравится. На самом деле, сообщив об этом Олегу, я смотрела на его реакцию… Не то, чтобы с замирением сердца, но все же…

Когда-то, на второй день после того, как муж ушел, мы сидели с Машкой, обнявшись, с мокрыми глазами, и она вдруг спросила у меня:

- Мама, а в твоей жизни мужчина появится?

Вот так резко. Сразу. Прямо. Через сутки, как за человеком, который был для нас всем, закрылась дверь. Я, помнится, вздрогнула, проглотила: «Не дай Бог» и ответила:

- Слушай, если я буду счастлива. И… если он без проблем впишется в нашу семью – то почему бы нет.

Томбасова сложно было заподозрить в том, что он готов был вписываться хоть куда-то, тем более, в сложившиеся отношения между мной, дочерью и кошкой, но тут он просто обнял и тихо проговорил:

- Не дергайся.

И когда я посмотрела на него с изумлением, то он поцеловал меня в нос и сообщил:

- Со мной всегда можно договориться. Легко.

Я рассмеялась:

- Да какие в этом могут быть сомнения.

- Вот зря вы, Олеся Владимировна, иронизируете.

- Что вы, Олег Викторович, как можно.

- Приходите ночью в бассейн.

- И мы будем там плавать? – я изо всех сил старалась хлопать ресницами. Ну, и практически, взлетать.

- Мы будем, - он склонился и прошептал мне в самое ухо, щекоча дыханием мою кожу, - реализовывать мои эротические фантазии.

- Разве ж только твои, - не удержалась я, вспомнив сон, который мне приснился после того, как я сбежала.

И вот сейчас, на производственном совещании, я не то, чтобы дремала, но и не сказать, чтобы полностью присутствовала. Просто хотелось глупо улыбаться. Немного удивляться себе, немного – Томбасову. А вот слушать про проблемы, которые надо решать – вот что-то не очень.

- Олесяяяяяя, - вдруг раздалось у меня в ушах.

- А? – подпрыгнула я.

- Ты не заболела? – спросил Сергей, остальные посмотрели на меня с тревогой. А Томбасов на них – злобно.

- Со мной все хорошо, - поспешила ответить. – Прости, я отвлеклась.

- Смотри. Нам надо понять. Что мы делаем в отпуск? Что делать с Даной? Что с сайтом? И новой программой?

- Там еще клип хотели с кошкой, - мечтательно протянул Иван. Остальные посмотрели на него, как на чудовище инопланетного разлива.

- И там у Льва такой список выступлений на согласование, что… - добавил мечтательно Сергей.

- Душа радуется, - мрачно улыбнулся Лев.

- А на декабрь хотелось бы, чтобы нас клонировали, - рассмеялся Артур, но было видно, что он тащится от того, что происходит.

- Я хочу в отпуск, - завелся Иван. – Во всем остальном – я поддерживаю коллектив. Всецело.

- Слушай, да что ты взвился костром? – удивленно посмотрел на него Лев.

- Любой трудоголизм имеет свои пределы, - отрезал Иван.

- Вам надо выспаться и набездельничаться, - покачала я головой, умалчивая, что жажду того же самого. - Я бы еще вообще отключила вам музыку, даже в наушниках. На все две недели.

- Но… - не согласился со мной Лева, решительно тряхнув длинными волосами.

- Слушай. На следующий год у вас марафон. Мир и его окрестности за триста шестьдесят пять дней. Главное, не рухнуть. Не сдохнуть, если хочешь. Особенно тебе. Да и остальным. Надо спать. Надо вина, в конце концов выпить. Надо в море окунуться – пока жабры не отрастут. Расслабиться. Помолчать. НЕ ПЕТЬ!



Тереза Тур

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться