Мэри Поппинс для квартета

Размер шрифта: - +

Глава двадцать вторая

Перфекционист – человек, который всё доводит

до ума, а окружающих до истерики

(С) от читателей, спасибо

 

Неделя пролетела незаметно. В сумасшедшем, но вполне рабочем режиме. Без каких-либо потрясений. В пятницу с утра мы рванули в Тверь. Мы с Машей ехали на одной машине, с профессиональным шофером, как и велел Томбасов, парни – на другой. Олег обещал присоединиться перед самым концертом. Он и так, как я поняла, забросил дела. Чему сам же и удивлялся. Поэтому, отправив нас, разгребал.

Дорога прошла спокойно. Вадим шел первым, парни сразу за нами. Я больше дремала. Маша не вылезала из телефона, она очень серьезно отнеслась к тому, что ее назначили главным пиарщиком квартета «Крещендо». Пока делали сайт, она выкладывала посты в социальные сети. Не знаю, что за фирму нанимала Дана, но у дочери просмотров и лайков было больше. Чем она несказанно гордилась.

Только кинули вещи в гостиницу, улыбнулись организаторам, послушали заверения, что еда, вода, свет, электричество и захваченный телеграф будут вовремя и в нужном объеме.

- У вас завтра интервью на радио, потом - наше телевидение. Билетов нет. Знали бы, что за эту неделю дометут все, договаривались бы о двух концертах, - с сожалением проговорил парень, который с любопытством посматривал то на меня, то на Машу. По-моему, он все искал похожие черты в ребенке и ком-либо из солистов.

- Два концерта – вряд ли, - рассмеялся Лев. – Но если будет много желающих, арендуем в следующий раз стадион.

- Вы думаете? – с сомнением посмотрел на него парень, очевидно прикидывая, как будут сочетаться смокинги, симфонический оркестр и такая неформальная площадка.

- Шучу, конечно.

Это было, пожалуй, последний момент, когда Лев шутил. Ну, не считая конечно, двух интервью. Там он просто сверкал как тот драгоценнейший из алмазов. Был прекрасен, упоителен и сексапилен. Играл голосом так, что лично у меня мурашки маршировали просто стройными табунами. А вот все остальное время это был… мировой пожар, кровожадный тиран, доктор Зло, который, казалось, был в концертном зале ВЕЗДЕ. Около дирижера, рядом с каждым из музыкантов. У бедного пианиста глаза дергались, когда он обнаруживал это счастье подле инструмента. Но больше всех доставалось парням. Лев не кричал, не истерил, не комментировал. По-моему, он вообще не говорил. Он метался, жестикулировал. И СМОТРЕЛ.

Как он при этому успевал еще и петь, для меня лично было загадкой.

Жуть же просто!

Маша посмотрела на все это внимательно. И выключила камеру.

- Вот это точно показывать нельзя, - постановил мой разумнейший ребенок. – Выглядит – атас просто.

Я с ней была всецело согласна.

Через пару часов Лев всех отпустил. Даже мы с Машкой чувствовали себя вымотанными. А мы только смотрели. Когда мимо шли крещендовцы, я тихо позвала:

- Сергей… Сергееей.

- А? – остановился он, снимая с головы полотенце, которым вытирал мокрое лицо и шею. Ну, точно боксер после раунда.

- Что вообще происходит?

Честно говоря, я планировала спросить, не планирует ли он удрать. И надеяться, что это произойдет после концерта. Но я бы поняла, если и до.

Музыкант посмотрел на меня с изумлением.

- В смысле. И почему шепотом?

Я показала глазами на Леву, который выходил из зала.

- Лева мечется? – рассмеялся он. – Не переживай. Это нормальный рабочий репетиционный процесс. И вообще – примета хорошая. Чем больше он заводится перед выступлением, тем чище и спокойнее все пройдет.

- А… - переглянулись мы с Машкой. – Если нормально…

- О. Ты его перед Крокусом или Кремлем не видела. Вот там – да. Треш. Нервяк. А сейчас. Норма. Но на человека неподготовленного может произвести впечатление. Ну, пианист пострадает. Он у них человек новый, пока делает не то, что душеньке нашего маэстро угодно. Ну, ничего, привыкнет и он. Ладно, я понесся. Да. Вы есть идете? Там накрыли.

- Жуть, - хором сказали мы с Машкой, когда остались одни в зале. Переглянулись, рассмеялись: - Норма.

Сутки до концерта. Приехал Данила. Решено было, для обозначения трогательного, практически семейного единения, спеть с теперь уже экс-басом песню, поблагодарить. Льву показалась удачной мысль поставить рядом двух басов и сделать быстро с ними номер, но… Смотрелись рядом они как-то странно. Стремительный, легкий Данила и человек-скала Сергей. К тому же голоса у них никак не звучали в дуэте. Хотя воодушевленные убийственно-пронзительными взглядами Левы они так старались, просто из кожи вон лезли, но… получалось как-то не очень.

- Вот по этому я точно скучать не буду, - улыбнулся Даниил, когда его отпустили со сцены и он уселся радом со мной в первом ряду.

Мы меланхолично любовались на Леву в ударе.

Вообще бывший солист был настолько милый, настолько светлый, что даже Сергей уже через пять минут начал с ним нормально общаться. Кстати, друг друга они знали и до этого. Поскольку Данила учился в одной группе с Левой, Артуром и Иваном и дружил с ними с тех самых пор, то пересекаться они пересекались.



Тереза Тур

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться