Меридианы

Размер шрифта: - +

Глава 8.

Всегда, когда люди думают, что Судьба смеётся над ними, и придумывают всякие оправдания тому, что происходит, что якобы какие-то мифические силы двигают событиями, Судьба лишь качает головой, по-доброму улыбаясь. Будто у высших сил есть время на такие мелочи. Нет. Они всего-то наблюдают за людьми, иногда применяя силу, чтобы направить их по нужному пути, однако человеку далеко не чуждо упрямство, и вместо того, чтобы прислушаться к самому себе, он настойчиво совершает ошибки, сам того не ведая, изменяя свою линию жизни. Но, конечно, бывают исключения. Они всегда есть.

Где-то на горизонте огненным заревом вспыхнул рассвет, проглядывая сквозь тяжёлые ночные облака вперемешку с туманом, и первые солнечные лучи пронзили небо. В воздухе закружились почти невидимые крошечные бриллианты застывшего льда, и запахло морозной свежестью. Декабрь вовсю принял на себя правление, правда, решил пока не баловать людей снегом. В Сан-Франциско снег был редким гостем, заглядывающим раз в несколько лет, сколько бы ни дули холодные ветра и как бы ни пел океан, приглашая снежные крупицы упасть на его волны.

Город потихоньку стал оживать и потягиваться после сна. На улицах появились дворники, сметая в кучки иссохшую листву, которая должна была исчезнуть уже давно, но всё-таки появлялась будто из ниоткуда; раздались первые гудки автомобильных клаксонов, вспугивая стайки уличных голубей; разносчики газет, отчаянно зевая, поправляли сумки, садились на велосипеды и ехали по привычным маршрутам. Кто-то и вовсе не засыпал, сидя с бокалом янтарной жидкости в руках, бездумно глядя в окно. Для этого человека уже почти не существовало такого понятия, как безмятежный сон. Все его мысли были лишь о работе, даже несмотря на то, что очень часто в подсознании всплывало некогда улыбчивое и дерзкое лицо. Девушку с этим лицом он имел честь лицезреть каждый день, но это не приносило облегчения, лишь какое-то тёмное удовлетворение вкупе с острыми, колющими чувствами.

–Она согласилась,–ни к кому не обращаясь, сквозь зубы процедил мужчина, тёмными глазами глядя в даль.–Она сама согласилась на это. Могла отказать, вполне могла.

«Но не при тех обстоятельствах,–прошептал внутренний голос.–Ты вынудил её сделать это.»

Стакан с янтарной жидкостью с силой опустился на гладкую поверхность стола, выплёскиваясь.

–С каких это пор ей не всё равно на других людей? С каких пор она стала делать что-то против своей воли во благо других?

«Видимо, теперь стала.»

Брэндон закурил, и терпкий привкус вишни и табака стал отдавать горечью. Вся, что была внутри, она потихоньку начала выползать наружу.

КАТАРИНА.

Держа в руках планшет с расписанием Купера, я постучалась к нему в кабинет и, не дожидаясь ответа, проскользнула внутрь. У босса было совещание, но он сам сказал напомнить о том, что у него встреча, так что виноватой я себя совсем не чувствовала.

–Выйди,–не отрываясь от бумаг, приказал Брэндон. Каждый раз видя его за большим столом, сосредоточенного на делах, мне было не по себе. В такие моменты Купер был совсем чужим, и даже морщинка между его бровями кричала о том, что теперь это не тот парень, с которым мы когда-то вместе боролись против преступности.

Я остановилась, приподняв бровь.

–Но… Вы ведь сами сказали…

То, что мне теперь положено обращаться к Куперу на «вы» бесило неимоверно, однако я дала обещание. А разве я когда-то их нарушала? Кажется, только однажды, и уже пожалела об этом.

–Я сказал, выйди!–с раздражением прикрикнул босс, вскинув на меня взгляд. Грозовой океан забушевал, волнами разбиваясь о скалы. Тот, с кем у Брэндона было совещание, внимательно окинул меня взглядом и подмигнул. От этого взгляда мне стало мерзко, а Брэндону захотелось вломить затрещину за его тон и поведение по отношению ко мне при чужих людях, но я, как и подобает какой-нибудь обычной секретарше, извинилась и вышла из кабинета, буквально заставив себя сделать это как можно спокойнее, хотя внутри вовсю представляла, как бью этому индюку прямо в глаз. И была бы моя воля, двинула бы изо всех сил, не жалея ни о чём.

Сев за свой стол, я потёрла виски. Головная боль, начавшаяся с тех пор, как я стала работать здесь, не покидала меня и по сей день, хотя обезболивающие стали моими верными друзьями. Джаред клялся, что они действенные, но помощи от них было совсем мало. Уже две недели я торчу здесь, под пристальным взглядом бывшего парня. И чего, спрашивается, ему неймётся? У него же всё есть. И секретарша тоже. Была. Естественно, это был мой первый закономерный вопрос, когда мы встретились в одном из кафе, принадлежащих Куперу, чтобы обсудить все нюансы предстоящего… сотрудничества (ха-ха!).

–Зачем тебе секретарша, если у тебя уже есть одна?

На что Купер пожал плечами:

–Я решил, что она работает не так эффективно, как надо.

Здесь было всё ясно. Бедную девушку (или женщину) турнули, не заботясь о её чувствах, и из-за этого во мне снова шевельнулось нечто похожее на смесь ненависти и отвращения к будущему на тот момент боссу. В мои обязанности входило составлять расписание начальника, следить за почтой, приносить кофе, делать некоторые заказы и разбирать документацию. В принципе, ничего сложного, кроме тех моментов, когда мне нужно было находиться в присутствии Купера. Нет, он больше не делал никаких попыток приблизиться ко мне, общался строго по делу, никаких шуточек и двусмысленных фразочек, никаких мучающих нас обоих вопросов. Правда, позволял себе лишний раз меня уколоть, вот как сейчас. К этому, наверное, можно было бы привыкнуть, да вот у меня из головы не выходили чёртовы воспоминания о ночи, проведённой с ним не так давно. Странно, как человек умеет так резко меняться. Не понимаю, почему бы ему просто не оставить меня в покое? Больше чем уверена—идея лицезреть меня в роли секретарши пришла к нему внезапно, так же резко, как и моё появление в толпе возле кафе «Шесть хот-догов». Брэндон явно хочет мстить, но не легче ли с его-то навыками просто пустить мне пулю в лоб? Это же не может продолжаться вечно?



Deneka

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться