Меридианы

Размер шрифта: - +

Глава 3.

КАТАРИНА.

Контроль. Это то, чем я, как мне казалось, обладала если не в высшей степени, то по крайней мере близко к этому.

«Будь сильной. Не теряй рассудок. Не позволяй чувствам взять верх.»

Я повторяла про себя эти слова каждый день. И у меня получалось следовать им. Но, приехав в Сан-Франциско, я поняла, насколько на самом деле это сложно. Быть вдали от всех проще. Нет риска потерять самообладание. Нет слёз, почти. Нет дрожащих рук и хриплого голоса. И нет ничего, кроме щемящей боли где-то в области сердца. Но к боли по крайней мере можно привыкнуть. Ты знаешь, чего от неё ожидать. А неизвестность пугает. Заставляет нервно кусать губы, теряться в сомнениях, бродить с места на место, как загнанный зверь, хватать ртом воздух, которого, кажется, так мало, что при первом вдохе начинает кружиться голова. При втором—судорожно сжимается горло. При третьем—грудную клетку разрывает пополам. Неизвестность—хуже всего. Сразу все твои кошмары и тайные страхи начинают вылезать изо всех щелей, которые, как ты думала, ты заварила сталью так прочно, что и не оторвать…

Моим мыслям помешал очередной звонок от сестры. Рэйвен, видимо, чувствуя мое состояние, звонила мне каждый день по нескольку раз, но я не брала трубку. Не хотелось разговаривать, да и вообще мне казалось, что за сутки я разучилась говорить и спать. Сны были для меня ещё хуже, чем реальность. Поэтому я и сидела дома, запершись от всего мира, чувствуя себя более-менее защищённой в своих четырех стенах, где, казалось, никто не сможет меня достать.

Никто, кроме сестры, конечно.

Онемевшими пальцами я всё-таки взяла трубку:

–Катарина, у тебя нет совести!–я так и видела, как Рэйвен гневно хмурится и топает ногами.–Твоё счастье, что Итан заболел, и я не могу приехать к тебе, чтобы устроить головомойку…

–Что?–сухими губами прошептала я.–Итан заболел? Как?

Голос сестры смягчился.

–Обычная простуда, маленькие дети часто болеют, ведь у них ещё слабый иммунитет, так что причин для паники нет, просто так хреново, когда твой ребёнок болеет, а ты можешь помочь только тем, что вовремя впихнёшь в него лекарства и просто побудешь рядом…

Я сглотнула, чувствуя, как напряжение немного спа́ло. Всё-таки Итан был моим племянником, и хоть я познакомилась с ним совсем недавно, слышать о том, что ребёнок болеет, было не слишком приятно. Когда кого-то очень сильно любишь, ты сделаешь всё, что угодно, лишь бы ему не было больно, грустно, одиноко или просто плохо.

–Я могу приехать.

–Вообще-то, я хотела тебя кое о чём попросить,–замялась сестра.

Я устало опустилась в кресло.

–Слушаю.

–Сегодня в доме Бертрандо Галеви́ состоится благотворительный вечер. И я как владелец нашей фирмы должна там быть. Но… Я не могу оставить Итана одного, потому что Дамиана срочно вызвали в трёхдневную командировку. Не могла бы ты…

Я с шумом втянула в себя воздух. Началось.

–Рэйв…

–Кэтти, умоляю, это всего лишь на час. Придёшь, пообщаешься и уйдёшь,–скороговоркой проговорила Рэйвен.

–Я никого там не знаю.

–Джаред будет там.

Джаред. Мой друг. Я не пересекалась с ним с тех пор, как уехала…

–Кэтти?–мягкий голос сестры как обычно вызвал во мне вину.–Пожалуйста. Всего лишь на час.

Я вздохнула, чувствуя, что сдаюсь.

–Хорошо. Я делаю это только ради Итана.

Улыбка Рэйвен чуть не протекла мне в ухо сквозь трубку.

–Не сомневайся, он преисполнен благодарности.

Я фыркнула и, попрощавшись, взглянула на часы. Так, время ещё есть, ведь сейчас только полдень, но…

Осмотрев свои вещи, я поняла, что вряд ли окажу Рэйвен помощь, если заявлюсь к Бертрандо (тот ещё модник) в обычном платье. Раз уж это очередной благотворительный вечер, и все сливки общества собираются в большой и пёстрый торт, то, следовательно, я буду не я, если не стану его вишенкой.

«Ох уж это твоё воображение»,–внутреннее «я» закрыло лицо рукой.

Настроение не сказать, чтобы взлетело до высшей отметки, но, определённо, где-то глубоко во мне жила девушка, которой нравилось носить красивые наряды и ловить восхищённые (и завистливые) взгляды. 

БРЭНДОН.

Мой день начался с того, что пришлось напомнить своим подчинённым, на кого они работают, и что бывает с теми, кто забывает об этом.

–Ты уволил пятьдесят человек за один раз?!–тон Дамиана, находящегося по ту сторону экрана ноутбука, взлетел почти до самого верха. Я невозмутимо пожал плечами.

–Нет, ты действительно уволил целый отдел?

–А ты сомневаешься в этом?

Друг потёр виски.

–Это чересчур, даже для тебя.

Я бросил на него колючий взгляд.

–Они не отдают себе отчёта в том, где они работают, и что, переступив порог «Купер Технолоджи», они обязаны посвящать всё своё время работе. Думаешь, компания, которая вышла на мировой уровень и является одной из самых востребованных на планете, может позволить себе работников, для которых всё слишком легко? Нет. Дисциплина. Труд. Вот две вещи, которые здесь обязательны. Люди—это детали огромного механизма. Сама по себе деталь ничего не значит, но в совокупности с другими—на вес золота. И всё летит к чёрту, если происходит сбой. А мне это не нужно ни сейчас, ни когда-либо.

–Ты прав, извини,–тихо сказал Дамиан и перевёл тему.

Обсудив с другом рабочие моменты, а затем закончив видеозвонок, я вызвал к себе секретаршу со списком новых потенциальных сотрудников, коих было огромное количество, раздал все необходимые указания и в шесть вечера покинул офис, попутно обратив внимание на притихших работников, которые не смели даже взгляда поднять, пока я пересекал холл.



Deneka

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться