Мёртвая, или последний гвоздь в...

Размер шрифта: - +

Глава 5-5

Вчера продку не смогла. Забегалась))

Сердце глухо ударилось о рёбра, и я вся обратилась во внимание. Была почти уверена, что он может выдать что-то ещё, но Гиас молчал, пустым взором созерцая перед собой всё ту же книгу.

Вот не знаю, что именно послужило причиной моей жалости. Но глядя на него такого подавленного… В общем, да. Бабская логика, вещь непобедимая. Жалко мне этого гада стало настолько, что я решила, что пока не буду отравлять ему жизнь своим существованием. А по поводу брошенной только что фразы. Ну, может у него там любовь неразделённая. Не то, чтобы мне это нравилось, но я особа терпеливая, когда очень надо. А мне очень надо. Зная Гиаса вот с такого ракурса, я могу с уверенностью сказать, что мужик не обделён душевными качествами, позволяющими заниматься самобичеванием, пока никто не видит. Это вам не качок с завышенным ЧСВ и симптоматикой нездорового нарцисизма, коих по нашим тренажоркам пачками ходят, а вполне себе реальный охрененный мужик, способный размышлять над ошибками прошлого.

Вздохнула.

Да и полотенчико это всё из головы никак не выходит. Там ведь тоже всё весьма и весьма хорошо…

Эх.

Стараясь больше не думать о посторонних, я направилась дальше по тайному ходу. Остановилась, когда руки наткнулись на преграду. По звуку сразу сообразила, что это деревянная перегородка. Судя по структуре дерева дуб. Точно дуб. Я не знаю, как объяснить свои способности определять  породу дерева. Отец с самого детства учил меня распознавать пористость досок на ощупь. В современном мире декоративное дерево в основной массе тоже имитирует именно поверхность дуба, потому что данный материал считается эталоном. Папа всегда говорил, что лучше только сибирская лиственница.

Усмехнулась этому странному воспоминанию и попыталась отодвинуть перегородку, но та не поддавалась. И тогда у меня возникло странное ощущение, что её не двигать нужно, а как-то…

Пальцами прощупала края и наткнулась на холодную металлическую пластину. Судя по шероховатой поверхности, на ней что-то было написано, но вот что? Пластина эта никак не двигалась, стояла мёртвым грузом, но я была уверена, что именно из-за неё не могу открыть дверь.  Предприняв ещё несколько попыток, тихо костеря, на чём свет стоит, весь этот магический мир, я всё-таки решила вылезать отсюда. Нужно будет просто вернуться в другой раз со светом, чтобы внимательно рассмотреть это проклятую конструкцию.

Вновь дойдя до комнаты Гиаса, услышала его холодный голос. Заинтересовалась. Прислушалась:

– Я не собираюсь идти на поводу у этой несносной женщины! И меня крайне не устраивает твоё вмешательство во всю эту историю. Мы сами способны разобраться в происходящем.

Сердце снова судорожно дёрнулось. Вот я сейчас очень надеялась, что речь идёт не обо мне.

Прищурилась, вглядываясь в нервно вышагивающую по комнате статную фигуру, сжимающую книгу зова, от которой исходило слабое свечение.

– Вмешательство?  – удивился сексуальный голос. – Да я вообще никоим образом…

– Ты вообще не должна была появляться на горизонте! У нас договорённости, забыла? До конца срока о твоём существовании в моей жизни не должна знать ни одна живая душа!

Так, так, так…



Майарана Мистеру

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться