Мёртвая, или последний гвоздь в...

Размер шрифта: - +

Глава 6-7

– Себе на помощь позови, – всхлипнула я и пошла вперёд, зажимая распухающий палец.

Вот знала же, что нельзя всяких придурков бить. Ах, да…

– Вальен! Объясни, что ты тут делаешь? ­­– о том, почему начал от меня убегать, не спросила намеренно. Во-первых, хочу за язык этого гада дёрнуть, а во-вторых, у меня ещё дыхание не перевелось в прежний ритм.

– Так я… э-э-э-э… Я тут по делам был.

Клянусь, если бы не сломанный палец, я бы ему ещё раз врезала. От души так.

– По делам, значит, – шмыгаю я носом.

Почему так больно-то? Почему шок не наступает? Это тело что настолько слабое, что даже физически отличается?

– Мила… – зовёт Вальен, со спины.

Поворачиваться, чтобы лицезреть этого идиота, не было никакого желания. Мне хватало и того, что приходилось его слушать. И вообще, у меня сейчас состояние одичавшей от боли кошки. Хочется просто так кому-нибудь растерзать лицо, просто чтобы не мне одной больно было.

– Мила?

Интересно, в этом мире тех, кого называют слабыми именно так поступаю? Если да, то каждый судья должен оправдывать убийства у людей в состоянии полуаффекта.

– Мила!

– Ну что?! – рявкаю, разворачиваясь.

Взгляд тут же наткнулся на фиолетовую печать, растянувшуюся по земле. И она мне была настолько знакомой, что даже сомнений не осталось в её принадлежности. Я сделала шаг назад, а через миг, словно из-под земли поднялся густой фиолетовый туман, который прошивали лучи яркого света. Ещё миг и всё это рассеивается, во вспышке, которая больно режет глаза и заставляет жмуриться.

В тот момент, когда моей руки коснулись горячие пальцы, я едва ли понимала, где именно нахожусь. Почему начала кружится голова.

– Как это произошло?! – рявкнул Гиас, очевидно Вальену.

В глазах стремительно начало темнеть и последнее, что я услышала из реального мира – это:

– Она меня в нос ударила!

– Ударила?

***

Никогда не любила лежать в больницах. Тут постоянно царит какое-то бессилие и чувство безысходности. Атмосфера давит так сильно, что легче удавиться, чем продолжать лечение. Однако, в нашем современном мире, атмосфера, я бы сказала, даже разительно отличается от той, что царит здесь.

Очередное подтверждение, что слабые никому не нужны, начинается именно отсюда. Дивные медсёстры ходят в коротких халатах, едва ли не вываливая все свои прелести наружу, а больные и немощные пациенты в это время бессильно лежат на своих кроватях, во многих случаях, не имея возможности даже встать.

Напомнило мне одно высказывание про естественный отбор среди сильнейших детей. Помнится, я тогда знатно вмазала одному спортсмену, который не стал протягивать руку помощи мальчишке в инвалидной коляске, который выпал из него при столкновении и сам не мог залезть обратно. Дикость же!

И тут все, словно одичали.

Мальчишка, лежащий на кровати, смотрел на сестричек с такой мольбой, что у любого бы сердце дрогнуло. Он молчал, едва размыкая пересохшие губы. Когда спросила, что с ним, бедный ребёнок едва не заплакал.

– Пить…

Ну и… в общем несмотря на то, что я только что пришла в себя и ещё даже не понимала, где нахожусь, я взорвалась окончательно. Просто всё это достало настолько, что сил моих не было терпеть.

Сбросив с себя тонкое покрывало, я поднялась с кровати и стащила какую-то сверкающую трубку, что лежала на моей руке. Одна из сестричек посмотрела на меня, как на идиотку, осмеливаясь усмехнуться.

– Вам что, пальцы не нужны, госпожа Айдэ?

– ­От переломов их ещё никто не терял, – прорычала я, ощущая подкатывающую к горлу волну гнева. – Ваш пациент просит пить, – я вновь взглянула на мальчишку с жалобной моськой. Пацанёнок всё так же смотрел с мольбой и гулко сглотнул при упоминании о собственной жажде.

– Он должен сам встать, если хочет воды.



Майарана Мистеру

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться