Мертвая земля - 3

Глава – 26.

                                                         *  * *

Выйдя  к наезженной   дороге,  Ворон  потерял  следы  Ханны.  Но врожденное  чувство  выбирать  правильный  путь  подсказало  ему  нужное  направление. Он  не  спеша  пошел  лесом  вдоль  дороги  и  вскоре  понял,  что  надо  срезать  угол. Дорога  тянулась  и  петляла  несколько  миль,  он  мысленно  представил  ее  вид  с  высоты  птичьего  полета,  и,  доверившись своему  инстинкту, пошел  наперерез прямиком  через  лес. Вечерело. Солнце  пряталось  за  макушки  деревьев. Ворон  чувствовал,  как  с сумерками  у  него  обостряется  слух  и  зрение.  В  такие  минуты  он  чувствовал  себя  зверем. Большим  пушистым  зверем,  как  в  книжке  про  оборотней,  которую  он  прочитал  в  детстве. Эту  книжку  он  случайно нашел   на  свалке, за  периметром,  на  Большой  земле  и  понял  что  он  тоже  не  совсем  человек.  Родился  Ворон  в  Зоне,  но  кто  его  родители  он  так  и  не  узнал.  Его  отдали  в  приют. В  возрасте  пятнадцати  лет  он  увязался  за  контрабандистами  и  перешел  границу. Так  и  попал  в  банду  мародеров. Вспоминать  свое  детство  Ворон  не  любил,  ему  не  нравилась  Большая  земля,  а  точнее  не  нравились  люди,  живущие  там,    чистокровные,  презирающие  и  ненавидящие  мутантов.

От  невеселых  мыслей  его  отвлек шум,  кто-то  бежал  по  лесу,  не разбирая  дороги,  не   таясь  и  не  боясь  попасть  в  Портал  или   другую  аномальную  ловушку. Ворон  остановился  и,  спрятавшись  за  дерево,  стал  ждать.  Судя  по  звуку,  этот  «скороход»  должен  был  промелькнуть  мимо  него  в  нескольких  шагах. Так  и  случилось.  Ворон  еще издалека  увидел  быстро  двигающийся  силуэт  на  фоне  заходящего  солнца,  а  когда  человек  приблизился,  то  и  узнал  его.  Молодой  турист  из  группы  Кочевника  с  исказившимся  от  страха  бледным  лицом  и  окровавленными  рукам  бежал,  куда  глаза  глядят.  В  двух  метрах  от   дерева,  за  которым  стоял  Ворон,  он  споткнулся  о  выступивший  из  земли  корень  и  со  всего  маху рухнул на  землю.  Пытаясь  встать,  зацепился  ремнем  автомата  за  сучок  и,  стараясь  его  отцепить  дрожащими  руками,  начал  завывать:

- А-а-а-а,  мать  твою.

- Не  ори,  кишки  простудишь, - сказал  Ворон,  выйдя  из-за  дерева.

Турист  шарахнулся  в  сторону и,  ударившись  о  другое  дерево,  сполз  на  землю.  Схватив  автомат,  выставил  его  вперед:

- Стой  на  месте,  а  то  пристрелю! – завопил  он  дрожащим  голосом.

- Ты  автомат  разверни,  а  то  застрелишься,  придурок, - посоветовал  Ворон,  видя,  что  турист  держит  оружие  задом  наперед. – Ты  откуда  такой  прыткий?

- Там, - парень  все  еще  сидя  на  земле,  стал  махать  рукой,  показывая  направление,  откуда  он  прибежал, - Он  всех  убил…

- Кочевник? – удивился  Ворон.

- Нет.  Охотник!  Он  убил  моего  отца  ножом…и  Кочевника  тоже.  Он  гонится  за  мной, - парень, опираясь  о  ствол  дерева,  поднялся  на  ноги.

- Что  же  ты  не  стрелял? У  тебя  же  автомат.

Турист  опустил  глаза  на  оружие,  которое  все  еще  держал  в  руках  задом  наперед,  и  вид  у  него  при  этом  был  такой,  как  будто  он впервые  видит  этот  автомат.

- Не  знаю…

- Вот  ответь  мне  честно,  для  чего  такие  идиоты  как  ты,  идут  в  Зону? – Ворон  прислонился  плечом  к  стволу  дерева,  достал  из  пачки  сигарету  и,  чиркнув  спичкой  о  коробок,  закурил. – Зачем  тебе  все  это?

Алекс  молчал,  он  и  сам  теперь  не  знал,  для  чего  ему  это  понадобилось.  Хотел  нажиться  на  смоле  Серой  плесени.   С  трудом  уговорил отца  пойти  с  ним,  когда  друзья  отказались.  Хотел  доказать  им  что  у  него  все  получится.

Выпустив  облако  дыма,  Ворон  взглянул  в  сторону  заходящего  солнца.  Темный  мужской  силуэт  не  спеша  двигался  в  их  сторону.

- Уходи, - сказал  он  туристу. – Иди  прямо,  выйдешь  к  дороге.  Пойдешь  налево – выйдешь  к  Причалу.  Пойдешь в  правую  сторону – вернешься  в  Затерянный  поселок.  К  Причалу  ближе.

Парень,  повесив  автомат  на  плечо  рядом  с  рюкзаком,  оглянулся  и,  увидев  вдалеке  охотника,  ринулся  вперед  с  завидной  скоростью. Ворон, бросив  окурок  на  землю,  примял  его  ботинком  и  пошел  навстречу  незнакомцу.  

Они  остановились  напротив  друг  друга,  и  каждый,  особым  чутьем, понял,  что  перед  ним  стоит  мутант.

- Ты  не  видел  здесь  человека? – спросил  незнакомец.

- Нет, - ответил  Ворон. Он  не  любил  людей  и  никогда  их  не  жалел.  И  парень  ему  тоже  не  нравился. Слабый,  трусливый, недалекий – он  и  так  наказан  жизнью.  Зона  сама  расправится  с  ним.

- Надо  найти  его.  Ты  поможешь  мне?

- С  чего  это  вдруг?

- Я  знаю,  кто  ты!

- И  я  знаю,  кто  ты.  И  что  с  того?

- Мы  должны  объединиться  против  людей.  Выгнать  их  из  Зоны.  Уничтожить  всех.  Ты  даже  не  представляешь,  скольких  я  уже  зарезал  вот  этим  ножом, - охотник  вытащил  нож  и  показал  его  Ворону.  На  длинном  лезвии  были  видны  следы  запекшейся  крови.     

Ворон  не  спеша  достал  из  кармана  свой  нож,  совсем  новенький,  добытый  из  сейфа  мародеров  и,  сверкнув  лезвием,  сказал:

- Мой  еще  чист.  Начну,  пожалуй,  с  тебя.

Сделав  резкий  бросок,  Ворон  воткнул  нож  в  горло  незнакомца  по  самую  рукоятку.  От  неожиданности  тот  пошатнулся  и  упал.  Хватаясь  руками  за  нож,  попытался  вытащить  его,  но  Ворон  не  дал  ему  этого  сделать,  придавив  рукоятку  подошвой  ботинка.

- Я  не  люблю  людей, - сказал  он,  глядя  на  охотника  сверху  вниз,    продолжая  придерживать  рукоятку  ножа  ногой. – Но  из-за  тебя  они  озлобятся  еще  больше  и  начнут  на  нас  охоту.  Мертвая  земля  и  так  принадлежит  нам.  Зона  дала  нам  превосходство  над  людьми,  надо  просто  уметь  жить  с  этим.



Хмель

Отредактировано: 14.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться